Posted 10 февраля 2022, 11:16

Published 10 февраля 2022, 11:16

Modified 16 августа 2022, 21:48

Updated 16 августа 2022, 21:48

Призрак иранской нефти пугает рынок

10 февраля 2022, 11:16
Уже не первый месяц Вашингтон ведет переговоры с Тегераном, но сколько нефти вернется на рынок в случае снятия нефтяного эмбарго с Ирана?
Сюжет
Санкции

Уже не первый месяц администрация Джо Байдена ведет переговоры с представителями Тегерана о возвращении США в атомную сделку, из которой Вашингтон вышел в одностороннем порядке.

Напомним, что Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе (СВПД) был подписан 14 июля 2015 года в Вене Исламской Республикой Иран и группой стран в составе Великобритании, США, России, Франции, Китая и Германии, известной как «шестерка» международных посредников. Однако с приходом в Белый дом Дональда Трампа политика Соединенных Штатов резко изменилась, и уже 8 мая 2018 года, несмотря на заявления МАГАТЭ о выполнении Ираном обязательств по СВПД, США объявили о выходе из программы. В ноябре того же года были возобновлены все санкции в отношении этой страны, которые касались в том числе и полного эмбарго на иранскую нефть.

9 февраля государственный департамент США сообщил, что возрождение СВПД, ограничивающего ядерную программу Тегерана, находится в «прямой видимости», однако если договор не будет подписан в ближайшие недели, то продолжение Ираном разработок сделает достижение консенсуса невозможным. Канцлер Германии Олаф Шольц в свою очередь сообщил, что участники переговоров подошли к «решающему моменту». До этого официальный представитель МИД Исламской Республики Саид Хатибзаде отметил, что стороны достигли значительного прогресса, а сроки подписания соглашения зависят от ответов, которые Соединенные Штаты привезут в Вену.

Бросается в глаза тот факт, что время для новостей о возможном возрождении атомной сделки и снятия санкций с иранского нефтяного экспорта было выбрано далеко не случайно.

Напомним, что из-за собственных санкций США перестали экспортировать нефть из Венесуэлы, на которой работали многие американские НПЗ. Иранские танкеры с тяжелой нефтью Соединенные Штаты предпочитают исключительно захватывать, но не в большом количестве. В довершении всего Вашингтон начал грозить наложением ограничений уже и на российский энергетический экспорт. В результате столь «дальновидной» политики Brent стоит уже больше $90 за баррель. Администрацию Джо Байдена высокие нефтяные цены беспокоят с прикладной точки зрения, ведь дорогой бензин в США угрожает политическому рейтингу нынешнего американского президента. Поэтому скорое появление на рынке иранской нефти может как-то разрядить обстановку, успокоить биржи и снизить цены на бензин в Соединенных Штатах. И хотя пока рынок слабо отреагировал на венские переговоры, ряд аналитиков все же призвал готовиться к сильному обвалу нефтяных котировок при отмене санкций в отношении иранской нефти. В конце концов, нельзя исключать того, что ради собственной выгоды Вашингтон первым захочет снять ограничения именно с иранского нефтяного экспорта, даже не возвращаясь в СВПД. Для этого всегда можно найти какой-нибудь политический повод. «НиК» решил провести опрос политологов и отраслевых экспертов о том, возможно ли возвращение США в ядерную сделку и как повлияет на сырьевой рынок отмена эмбарго в отношении иранских нефтяных поставок.

Снятие санкций с Ирана возможно, но не сейчас

Дмитрий Евстафьев, политолог-американист: »Снятие санкций не может лежать только в сфере углеводородов. Это может быть только результатом сильного пакетного решения, которое будет включать в себя не только углеводороды, но и целый ряд уступок, который сделает Иран с точки зрения внутренней политики. Однако если по ядерной программе Исламская Республика сейчас уступки сделать может, то по внутриполитическим вопросам (демократизации и т. д.) Иран ни на какие уступки не пойдет. В противном случае США получают возможность быстрой дестабилизации внутренней социально-политической ситуации в этой стране. Поэтому сейчас американцы выставляют вперед, особенно на экспертном уровне, «морковку» ожидания возможности снятия эмбарго, в действительности практически ничем не рискуя. С другой стороны, как-то им эту проблему решать надо. Ведь когда только началась эта ядерная сделка, США добились того, что иранская нефть без европейской части была их, а теперь она, скорее всего, будет китайской. Сливки достанутся КНР. И в этом смысле у американцев тоже есть определенные ограничения. То есть принципиально снятие санкций с Ирана возможно, но не сейчас. Это будет означать для администрации Байдена потерю лица.

В США в октябре 2022 года ожидаются выборы в конгресс, и Трамп, вероятнее всего, победит, а если сейчас снять эмбарго с иранской нефти, то Трамп гарантированно победит».

Рынок в сырьевом суперцикле

Вячеслав Мищенко, руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина: »Скорее всего, снятие санкций в отношении Ирана может произойти, как маневр со стороны администрации Байдена. США в состоянии войти обратно в СВПД, что позволит Ирану нарастить добычу и экспорт.

Иран может добавить около 2 млн баррелей, но это под вопросом, поскольку никто до конца не знает состояние нефтегазовой отрасли этой страны, насколько они могут быстро нарастить добычу. Одномоментно они действительно в состоянии поставить на рынок определенный объем, поскольку у них есть запасы. Но в дальнейшем они пойдут на спад, так как Иран не в состоянии, как обещает, увеличить объем поставок в два раза. Поэтому на каком-то этапе рынок обязательно отреагирует на иранскую нефть. Мы живем при информационно-спекулятивном рынке, когда любая новость отыгрывается. Однако уже в течение месяца или двух рынок этот фактор перестанет давить на цены. В дальнейшем, учитывая, что рынок находится в состоянии сырьевого суперцикла, когда увеличивается спрос, и он не удовлетворяется по всем сырьевым рынкам, цены быстро вернутся к росту. И мы увидим $100 за баррель, в том числе и на Urals. Поэтому от возможного возвращения на нефтяной рынок иранского экспорта ничего катастрофического, способного повлиять на рынок в длинном тренде я не вижу. Тем более что позиции Ирана уже давно заняла Саудовская Аравия, а также другие крупнейшие производители ОПЕК. В любом случае, Ирану не позволят просто развернуться без ограничений.

Если сейчас картина мира будет стремительно меняться, то Иран будет включен в зону интересов России и Китая.

В частности, с помощью РФ возможны своповые сделки, когда Россия закроет какой-то баланс на севере Ирана и получит определенный доступ к Персидскому заливу, может быть, будут созданы мощности по сжижению газа, и совместно с Ираном эти объемы СПГ пойдут, например, в Китай или Индию. В треугольнике Россия-Китай–Иран Тегерану есть место и с точки зрения новых поставок, и с точки зрения разработки новых нефтяных и газовых месторождений, в частности крупнейшего Южного Парса. То есть Ирану сейчас важна поддержка России и Китая — как экономическая, так и политическая, а может быть, и военная.

Напомню, что европейские компании начали активно работать в Иране после отмены санкций в 2016 году, но с возвращением режима эмбарго со стороны США в 2018 году были вынуждены выйти из всех проектов. Они не в состоянии действовать самостоятельно. Поэтому вряд ли европейский бизнес сможет работать с Ираном в таком режиме и дальше».

100 долларов за баррель — в любом случае

Александр Разуваев, экономист, член наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров: «2,5 млн баррелей в сутки, которые обещает поставить Иран, рынок переварит, но в моменте коррекцию по ценам на нефть мы увидим. К тому же Иран фактически сразу может начать экспорт, не дожидаясь восстановления добычи, потому что в стране большое количество сырья находится в запасах. Но на 4 млн баррелей они точно не выйдут, это слишком оптимистично.

Согласно экономической логике, американцам это нужно, поскольку может сбить инфляцию, а также продемонстрирует гибкость их внешней политики. К тому же у Вашингтона, мягко говоря, не очень хорошие отношения с Москвой и Пекином, давление еще и на Тегеран будет осуществлять сложно. Возможно, что они пойдут на возвращение в СВПД, тогда цены на нефть скорректируются.

Но я все равно считаю, что мы закончим год выше $100 за баррель.

Для роста иранского газового экспорта нужны серьезные инвестиции, которым, в свою очередь, необходимы гарантии. Поэтому я смотрю скептически на Иран как на газового игрока».

Иранская нефть не успеет обогнать спрос

Александр Фролов, замгендиректора Института национальной энергетики: «Для США сейчас в чем-то было бы выгодно, если бы Иран начал сбрасывать на рынок большой объем дополнительной нефти, поскольку на протяжении последних месяцев критики действующего руководства США указывают на подорожавшее моторное топливо — $3,5 за галлон, или около $1 за литр. Появление на рынке дополнительного миллиона баррелей в сутки, наверное, несколько бы снизило текущие цены на нефть, а также позволило бы решить проблему с ростом цен на топливном рынке США.

Что касается Ирана и его возможностей вбрасывать дополнительные объемы на рынок, то достаточно взять показатели, с которых Иран сокращал добычу перед наложением эмбарго на его нефть в начале 2018 года.

Это примерно и будет дополнительный миллион баррелей, вброшенный на рынок, ведь сейчас иранская нефть на рынке тоже присутствует. Поэтому возможности Ирана относительно скромные. Но если стороны договорятся, в моменте мы можем увидеть просадку нефтяных цен, может быть даже долларов на 10, но потом она уйдет, и все это будет компенсировано ростом цен. Поскольку моментально нарастить добычу и экспорт нефти Иран не сможет, 1-1,5 млн дополнительных баррелей на рынке могут появиться только к началу 2023 года. К этому времени спрос еще подрастет».

Резкое увеличение объемов нефтедобычи Ирана обрушит мировые котировки

Тамара Сафонова, гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС при президенте РФ: «Добыча Ирана в декабре 2021 года составила 2,48 млн баррелей в сутки. До первого введения санкций Иран добывал 3,8-3,9 млн б/с нефти. 1 июня 2021 года министр нефти Ирана Бижан Зангане заявил, что Иран может быстро восстановить нефтедобычу до 6,5 млн баррелей в сутки в случае снятия нефтяного эмбарго. Таким образом, в случае снятия санкций на мировом рынке нефти может дополнительно появиться от 1,3 до 4,0 млн баррелей в сутки. Однако Иран входит в состав ОПЕК+, и квоты по добыче регламентированы для всех стран, входящих в альянс. Резкое увеличение объемов нефтедобычи Ирана обрушит мировые котировки на нефть, в этом не заинтересован ни сам Иран, ни страны ОПЕК+, ограничивающие уровень добычи на протяжении всего периода локдаунов и мер снижения распространения коронавируса».