Доля нефти и газа в российском ВВП в 2020 году составила всего 15,2%

Доля нефти и газа в российском ВВП в 2020 году составила всего 15,2%
Доля нефти и газа в российском ВВП в 2020 году составила всего 15,2%
13 июля, 13:50Рынки
Представления, что вклад нефти и газа в ВВП выше, в основном связаны с их ролью в экспорте, считают аналитики

Росстат впервые рассчитал долю нефтегазового сектора в ВВП России, указав, что по итогам 2020 года она составила 15,2% и коррелирует с ценами на нефть. Представления, что вклад нефти и газа выше, в основном связаны с их ролью в экспорте, отмечает РБК, ссылаясь на замначальника отдела произведенного ВВП Управления национальных счетов Росстата Павла Максимова. РБК отмечает, что, несмотря на значимость сектора для российской экономики, такой экспериментальный расчет произведен Росстатом впервые, статистический ряд с 2017 года опубликован в июне на сайте статслужбы.

Исходя из ВВП в текущих ценах за 2020 год — почти 107 трлн рублей — нефтегазовая отрасль ответственна за добавленную стоимость в размере 16,3 трлн рублей. По словам эксперта Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерины Грушевенко, в межстрановой перспективе показатель 15-20% — средний по миру для крупных нефтегазовых стран. В США, например, доля нефтегазового сектора составляет 8%, в Саудовской Аравии — 50%, в Норвегии — 14%, в Казахстане — 13,3%, в ОАЭ — 30%, в Канаде — менее 10%.

Под нефтегазовым сектором в методологии Росстата, поясняет ПРАЙМ, понимаются предприятия, ведущие деятельность по добыче сырой нефти, природного газа и производству продуктов их переработки (первичный подсектор, на долю которого приходится около 72% всего нефтегазового сектора) и по производству товаров и услуг, связанных с добычей нефти и газа, их переработкой, транспортировкой и продажей потребителю, а также предприятия, осуществляющие вспомогательную деятельность (вторичный подсектор, около 28%). Доля нефтегазового сектора в экономике была рассчитана путем деления суммы валовой добавленной стоимости сектора и налогов на продукты отрасли на размер ВВП. Основную долю таких налогов составляют экспортные пошлины на нефть, нефтепродукты и газ. В свою очередь, валовая добавленная стоимость нефтегазового сектора определялась как разность выпуска соответствующих предприятий и их промежуточного потребления.

До появления официальной оценки вклада нефтегазового сектора в ВВП приходилось ориентироваться на оценки экспертов. «Опубликованная Росстатом методика и ее выводы вполне сходятся с нашими собственными оценками статистического вклада нефтегазового сектора в ВВП», — отметил РБК главный экономист «ВТБ Капитала» Александр Исаков. По его словам, представленная динамика также согласуется со здравым смыслом: доля сектора меняется вместе с ценами нефти и нефтепродуктов. В прошлом году средняя стоимость международного эталона Brent в реальном выражении (в ценах 2020 года) находилась на самом низком уровне с 2003 года — $41,84, показывают данные британской компании BP.

Профессор финансов Российской экономической школы (РЭШ) Олег Шибанов, в свою очередь, сказал, что методология Росстата выглядит адекватно. «Можно дискутировать, все ли составляющие включены, но первичное рассмотрение показывает, что проделана широкая и аккуратная работа», — отметил он. По словам Шибанов, хотя интуиция и подсказывает многим россиянам зависимость от нефтегазового сектора на 50-60%, но такое восприятие обусловлено скорее долей углеводородов в российском экспорте.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter