Posted 25 июня, 11:44

Published 25 июня, 11:44

Modified 25 июня, 13:47

Updated 25 июня, 13:47

Запрет на реэкспорт российского СПГ в Европе: что можно, а что нельзя?

Запрет на реэкспорт российского СПГ в Европе: что можно, а что нельзя?

25 июня 2024, 11:44
Запрет на реэкспорт российского СПГ в Европе: что можно, а что нельзя?

Запрет на реэкспорт российского СПГ не остановит поставки сжиженного метана РФ

Страны Евросоюза решили, что пока в мире не появилось новых мощностей по регазификации для увеличения поставок, надо «запереть» российский СПГ на своей территории. Стоит ли опасаться экспортерам из РФ таких нововведений и почему?

В Евросоюзе приняли 14-й пакет санкций против России. Среди рестрикций есть меры против Системы передачи финансовых сообщений Банка России (СПФС), который считается российским аналогом SWIFT, а также жесткие требования к работе в РФ «дочек» европейских компаний и эмбарго на российский гелий.

Есть и пополнение «черного списка» для компаний (в него попала 61 фирма) из Турции, ОАЭ, Казахстана, Китая, Кыргызстана, которые, как уверены в Еврокомиссии, помогают России с поставками товаров и технологий двойного назначения. Введены санкции против 116 физических и юридических российских лиц.

В целом, все стандартно и даже буднично если не считать два момента. Первый — это рестрикции против СПФС. Второй — 14-й пакет включает ограничения на транзит российского СПГ через европейские порты. По сути, Европа запрещает не ввоз этого типа газа из РФ, а его реэкспорт, то есть ввоз и последующий вывоз, в другие страны.

Сжиженный газ не пройдет через Европу

Разговоры о запрете реэкспорта российского СПГ в европейских портах длились не один месяц. Об этом говорили в Еврокомиссии, в Европарламенте, в ведущих СМИ Старого Света. Именно поэтому неожиданностью такую рестрикцию назвать нельзя. Когда была предложена послам ЕС, а позже на утверждение для «нижней» палатой законодательной власти Евросоюза — Советом ЕС, проблем не возникло. 24 июня пакет санкций был принят всеми странами ЕС, включая запрет на реэкспорт СПГ.

В итоге созданы проблемы как для торговли российскими энергоносителями, включая СПГ, ведь Евросоюз ввел рестрикции против СПФС, так и для принципа самих поставок сжиженного газа, ведь реэкспорт для портов в Старом Свете теперь нелегален. Более того, как пишет EUobserver, ссылающийся на документ, санкции введены в отношении 27 грузовых судов, 11 из которых зарегистрированы в РФ.

В опубликованном документе на сайте Евросовета также говорится, что ЕС запретит новые инвестиции, а так же предоставление товаров, технологий и услуг для завершения строящихся проектов СПГ, таких как «Арктик СПГ 2» и «Мурманск СПГ».

Правда, есть один нюанс. 14-й пакет, пока не запрещает импорт СПГ российского в Европу полностью. Германия, которая покупает де-факто российский СПГ через терминалы в Бельгии, пока можно вздохнуть спокойно. В документе сказано, что «запрещен только реэкспорт в третьи страны через ЕС». Выходит, если одна компания из ЕС (французская TotalEnergies, например) захочет перепродать российский СПГ другой европейской компании, т. е. СПГ территорию Евросоюза в итоге так и не покинет, то она может это сделать. По сути, российский газ «запирают» на европейском рынке, если судно решит совершить перевалку в регионе.

Так ли страшен черт, как его малюют

Санкционный удар якобы нанесен по рынку сбыта, логистике и финансам, связанными с экспортом СПГ из России. По крайней мере, так может показаться на первый взгляд. Однако если всмотреться в детали, то, как утверждает в комментарии для «НиК» руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. Губкина Вячеслав Мищенко, они вряд ли в корне изменят продажи из РФ.

«Изначально предполагалось многими, что еще первый пакет санкций ЕС против России нанесет ее нефтегазовому сектору непоправимый ущерб. Не получилось. После этого не сделал это ни второй, ни третий, ни десятый.
По всей видимости, этот раз не будет серьезно отличаться от предыдущих. Да, на каком-то этапе усложнятся взаиморасчеты и возникнут некоторые логистические вопросы, затормозятся банковские операции. Но, на мой взгляд, против экспорта из России создали точечные санкции, а значит, компании из РФ будут так или иначе, за счет определенных решений обходить эти рестрикции. Серьезного катаклизма для отрасли не будет»,

— рассказал эксперт.

По мнению Вячеслава Мищенко, в России решается вопрос технологического суверенитета. Часть санкций бьет по проектам с производством СПГ, но РФ значительно продвинулась в этой отрасли, чтобы решать определенные вопросы самостоятельно или за счет лазеек в санкциях.

«Экспорт СПГ российских компаний сейчас в принципе не настолько зависит от реэкспорта через европейские порты. Это больше проблемы для международных трейдеров и западных компаний из отрасли.
Что касается санкций против СПФС, то это не столько запрет на практике, сколько психологическая угроза для партнеров Москвы. Российский аналог SWIFT и был изначально задуман, чтобы страны ЕС, как и другие недружественные РФ государства, не могли помешать финансовым операциям для российского нефтегаза. Допустим, ЕС вообще никак не может напрямую остановить СПФС, что тогда? Тогда надо запугать тех, кто этой системой пользуется»,

 — рассуждает эксперт.

Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. Губкина подчеркнул, что российской нефтегазовой отрасли (не только сектору, отвечающему за экспорт СПГ) надо системно подходить к решению вопроса преодоления санкций. Уже создали аналог SWIFT, но параллельно следует заниматься и дальше организацией обслуживания сырьевых потоков из РФ на всех этапах. В том числе создавать биржевые площадки и индексы. В их использовании будут заинтересованы и ключевые покупатели углеводородов из РФ — Индия и Китай. Надо продолжать решать задачу автономности экспорта, включая СПГ, причем именно структурно, а не в виде реакции на тот или иной пакет санкций.

Кто пострадает?

В 14-м пакете санкций уделили внимание попыткам самих же европейских компаний использовать лазейки в торговле российскими энергоносителями, включая СПГ. В документе, одобренным Евросоветом, говорится, что вводятся новые инструменты, задача которых — заставить материнские компании из Евросоюза не использовать для торговли российским СПГ свои «дочки» из третьих стран, которые не обязаны соблюдать рестрикции ЕС.

Это говорит о том, что «бить по голове» будут все чаще крупным нефтегазовым компаниям из Европы (вроде TotalEnergies или Eni — Shell тут «повезло», поскольку она перенесла штаб-квартиру в Лондон еще в конце 2021 г.), которые напрямую или через посредников закупают российский СПГ, а для покупателей ЕС или азиатских покупателей — это уже вопрос второстепенный. Скорее всего, это отпугнет и крупных трейдеров вроде Vitol, Trafigura и Glencore. Компании крупные, их деятельность отслеживать проще, чем мелкие фирмы, которые после 2022-го начали появляться десятками и даже сотнями.

Европейские нефтегазовые компании, как и международные трейдеры, от 14-го пакета санкций против РФ понесут убытки. Если они откажутся от российского СПГ навсегда, «клиента заберут» более мелкие игроки, которые готовы зарабатывать, несмотря на санкционные риски.

Напомним, Glencore с НОВАТЭКом подписывала еще в 2021-м долгосрочный договор на покупку 0,5 млн т СПГ в год для азиатских клиентов. Vitol еще раньше заключала подобные соглашения с «Роснефтью». Теперь соблюдать такого рода соглашения, разумеется, моветон. Безусловно, трейдеры, как и нефтегазовые гиганты из ЕС, из-за этого не обанкротятся. В мире после 2025-го появится много других поставщиков СПГ, торговать будет чем.

Однако российская торговля сжиженным газом будет работать как бы отдельно от мирового. Особенно когда ЕС вообще запретит российский газ: например, директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов ранее обозначал такое развитие событий в будущем, с появлением СПГ с новых проектов в Катаре и США.

Да, цены будут схожими с долгосрочными контрактами из других регионов. Да, придется нанимать через посредников те же газовозы, что использует и весь остальной мир. Это будет сложнее, чем с нефтяными танкерами, которых на рынке больше. Но экспорт российского СПГ, который в ближайшем будущем наверняка полностью переориентируется на Азию, станет изолированным процессом от западных финансовых и трейдинговых систем. Время еще есть. Полностью импорт ЕС не запретил, а новые СПГ-мощности у других поставщиков в мире начнут появляться с 2025 года, и то при условии, что все будет идеально и по графику.

Илья Круглей