Posted 13 февраля, 12:58

Published 13 февраля, 12:58

Modified 13 февраля, 13:02

Updated 13 февраля, 13:02

Эксперт Юшков рассказал о проблемах топливного рынка от санкций и атак дронов

Эксперт Юшков рассказал о проблемах топливного рынка от санкций и атак дронов

13 февраля 2024, 12:58
Эксперт Юшков рассказал о проблемах топливного рынка от санкций и атак дронов
Повлияют ли на стоимость бензина на АЗС налеты беспилотников и затянувшийся ремонт на крупнейшем нефтеперерабатывающем заводе в России?

Удары украинских беспилотников по ряду российских НПЗ создают риски для топливного рынка страны. Никто не говорит об обвале предложения или о критическом дефиците бензина, дизеля. Однако атаки БПЛА становятся все более дерзкими и частыми, а также крайне негативно комбинируются с затянувшимся ремонтом на Нижегородском НПЗ.

Какое действительно влияние оказывают все эти атаки на баланс спроса-предложения топлива в России и сказывается ли это сейчас на ценниках в АЗС?

Головная боль нефтепереработки РФ — дроны и санкции

Недавняя атака БПЛА на Ильский НПЗ спровоцировала не очень большой пожар, но тем не менее, судя по кадрам, была выведена из строя установка первичной переработки ЭЛОУ-АТ-6, которая обеспечивала переработку 3,6 млн т в год. Понятно, что покупка новой (по цене примерно $50 млн) решит проблему. Но на ее замену уйдет время. А это, следует напомнить, уже третья технологическая установка, которую вывели из строя удары БПЛА за последние два месяца.

21 января БПЛА нанес ущерб газовому терминалу НОВАТЭК на заводе в Усть-Луге, что остановило технологический процесс. 24 января была поражена вакуумная установка на нефтеперерабатывающем заводе «РН-Туапсинский». 3 февраля украинский беспилотник ударил по установке первичной переработки нефти НПЗ «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка». Всю эту инфраструктуру восстановить за пару дней физически невозможно, но при этом остановку ее работы должен кто-то компенсировать.

К такой крайне неприятной ситуации добавляется еще и проблема Нижегородского НПЗ ЛУКОЙЛа, по которому беспилотники не били, но зато он стал в каком-то смысле первой крупной жертвой западных санкций в нефтепереработке. На заводе в середине января вышла из строя установка каталитического крекинга, которую в условиях рестрикций быстро заменить не представляется возможным.

В целом, санкции для нефтепереработки РФ становятся все более серьезной проблемой, увеличивающей сроки плановых ремонтов НПЗ, не говоря уже о модернизации. Один из таких примеров, не считая Нижегородского объекта, — это Астраханский НПЗ (принадлежит «Газпрому»), который в 2023-м несколько месяцев подряд не производил бензин из-за затянувшегося ремонта.

Каковы масштабы ущерба для производства?

В сумме рынок РФ лишается ощутимого объема продуктов нефтепереработки. Нижегородский НПЗ крайне важен для Московского региона (около 30% потребления бензина в стране). Бензин с этого объекта в столицу РФ поставлялся по трубопроводу. Теперь, когда это надо компенсировать за счет других НПЗ, топливо придется доставлять по железной дороге, а это удорожание логистики и расходов, а также времени доставки.

В итоге мы имеем:

  • проблемы на Нижегородском НПЗ (за 9 месяцев 2023-го произвел 11% бензина в РФ), из-за чего в прессе пишут о сложностях ЛУКОЙЛа с обеспечением бензином своих АЗС. Речь идет о примерно 800 тыс.т дефицита до конца текущего года;
  • поломка установки с продуктами первичной переработки на Ильском НПЗ, который в общем выпускает около 1,5 млн т бензина и обладает парком хранения нефти и нефтепродуктов в 87 тыс.кубометров;
  • повреждение вакуумной установки на НПЗ «РН-Туапсинский», по сути, вывело из строя объект до конца февраля или начала марта. НПЗ перерабатывает около 8-12 млн т нефти (в 2020-м произведено 1,61 млн т бензина);
  • на НПЗ «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка» повреждена установка первичной обработки нефти ЭЛОУ-АВТ-5 топливного производства с мощностью 3,5 млн т (мощность переработки всего завода — 14,8 млн т).

Правда, тут надо сразу отметить, что НПЗ, которые атаковали БПЛА, особенно Ильский, не играют большой роли в производстве конкретно бензина. Их основная задача — это производство прямогонного бензина — нафты, сырья для нефтехимии. А вот что касается Нижегородского завода, то внеплановые ремонты из-за санкций действительно создают проблему. Для топливного рынка, как утверждают отраслевые источники, это важно. Если в сегменте дизеля профицитные мощности нефтепереработки в РФ — это порядка 40% (которые страна может себе позволить отправлять на экспорт), то в случае с бензином — только около 10-15%.

Не все так плохо?

В беседе с «НиК» аналитик ФНЭБ, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков подтвердил, что полный, не частичный выход из строя Нижегородского НПЗ, по сути, лишит РФ как раз тех 10% профицитных мощностей по производству бензина, которые есть у страны. Пока что объект не остановился полностью, но если это произойдет, Россия лишится экспорта.

«ЛУКОЙЛ заявляет сейчас, что закончит ремонтные работы в течение пары месяцев, как раз до наступления автомобильного сезона (зимой мы потребляем значительно меньше), который начинается примерно со второй половины апреля и до ноября. Если это получится сделать, топливный рынок РФ всего этого не заметит. Если же нет, то будет определенный дефицит, который ударит по объемам экспорта»,

— говорит эксперт.

Как считает Игорь Юшков, удары украинских БПЛА по НПЗ в Белгородской, Ростовской, Волгоградской и Воронежской областях, безусловно, создают дополнительные риски для рынка топлива. Однако пока что такие налеты больше выглядят, как попытка вызвать в РФ социальное недовольство, чем способ в несколько дней опрокинуть рынок и создать тотальный дефицит.

У России есть инструменты, чтобы сдерживать рост цен на топливо. Более того, РФ может увеличить поставки нефти на белорусские НПЗ, у которых сейчас недозагруженность. Их максимальная мощность — примерно 18 млн т в год, а работают они в последнее время примерно на уровне 12 млн т.

«Несмотря на то, что у правительства есть инструменты, чтобы помешать росту цен на АЗС, а компании, пусть и не сразу, но все же смогут заменить часть оборудования, что касается и Нижегородского НПЗ, вопрос безопасности до сих пор является нерешенным.
Разговоры некоторых политиков о том, что этим могут заниматься сами нефтегазовые компании, несерьезен. Этим должны военные заниматься, это их задача. Не может же нефтяная компания закупить, скажем, С-400, после чего поставить на пост зенитчика вчерашнего мастера по цеху из НПЗ»,

— заключил эксперт.