Успевает ли РФ включиться в СПГ-мейнстрим?

25 ноября 11:23
Торговля СПГ становится все более актуальной, но Москве в отличие от других поставщиков труднее следовать этому тренду.

Санкции против РФ, а также саботаж ряда газопроводов, идущих из этой страны в Евросоюз, объективно повысили спрос на сжиженный газ, вызвав дисбаланс на мировом рынке энергоносителей. Это создает не только риски дефицита углеводородов, но и открывает неплохие возможности для поставщиков СПГ, причем как для тех, кто привык работать на споте, так и для тех, кто давно работает по долгосрочным контрактам с нефтяной привязкой.

Катар, США, Австралия, Норвегия, Россия и другие поставщики сниженного газа в 2022 году увеличивают объемы экспорта. Однако если в Америке или Катаре проекты по производству СПГ действительно получили отличный стимул для развития, то в РФ с этим процессом все намного сложнее.

Экспорт растет… вроде бы

Еще в июне этого года первый замминистра энергетики Павел Сорокин в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ–2022) заявил, что Россия сохраняет текущие планы по увеличению производства СПГ к 2035 году до 120-140 млн т в год. В случае успешной реализации, по словам Сорокина, Россия к 2030 году может занять 15-20% мирового рынка СПГ, который к этому времени составит около 700 млн т.

Сорокин также отметил, что увеличить объем производства СПГ до 80-90 млн т в год можно только за счет ресурсной базы Ямала и Гыдана, где расположен действующий проект НОВАТЭКа  «Ямал СПГ», который, добавим, по итогам 2021 года произвел 19,6 млн т.

Также на ПМЭФ-2022 вице-премьер Александр Новак сообщил, что правительство утвердило программу субсидирования разработки собственных технологий по сжижению природного газа, не указав точных цифр на такие расходы. Впрочем, кое-какие цифры прозвучали тогда от председателя правления НОВАТЭКа Леонида Михельсона:

«Для импортозамещения в отрасли СПГ необходимо профинансировать НИОКРы на 24 млрд рублей».

В целом, тенденция для Москвы вполне логичная. Nord Stream и «Северный поток-2» взорваны, прокачка по «Ямал-Европа» из России до сих пор стоит. Более того, есть серьезные опасения саботажа транзита российского газа, идущего по украинской ГТС. Компенсировать потерю европейского рынка у РФ только за счет КНР не выйдет: попросту не хватит соответствующей инфраструктуры магистралей, причем как уже действующей, так и строящейся.

По этой причине увеличение объемов производства СПГ — это один из крайне актуальных способов для сохранения экспортных мощностей углеводородов РФ. Более того, ситуация сегодня такова, что спрос на СПГ будет, пусть и неравномерно, но расти на многих рынках. Согласно исследованиям в ежегодном обзоре BP за 2021 год, за последние 20 лет мировой экспорт СПГ увеличился в 3,5 раза, а объемы мирового потребления в прошлом году выросли до исторического максимума в 383 млн т. Однако если раньше предложение, как правило, опережало спрос, то в этом году ситуация стала меняться. По данным агентства Rystad Energy, в 2022 году спрос на СПГ составит 436 млн т, а предложение — 410 млн т.

РФ нужно активнее включаться в эту игру: максимально быстро наращивать экспорт СПГ, занимать с помощью долгосрочных контрактов все больше места на ключевых рынках, обеспечивать техническую возможность (страхование, наличие собственного флота СПГ-танкеров) доставки.

Увы, но объемы экспорта российского СПГ в последние несколько лет положительной динамики роста не показывают. По данным Банка России, российский экспорт СПГ в 2021 году вырос в денежном выражении на 9%, или на $0,6 млрд, что было обусловлено повышением экспортных цен примерно на 12%. При этом физические объемы таких поставок снизились по сравнению с 2020-м на 3% (чуть менее 30 млн т СПГ). В итоге Россия в 2021 году находилась на четвертом месте, занимая более 8% мирового экспорта СПГ.

В мае 2022-го Минэкономразвития опубликовало документ, в котором по итогам 2022 года прогнозировался рост экспорта СПГ из РФ на 5,5% — до 30,7 млн т. Кстати, такой же объем, по мнению сотрудников ведомства, должен быть и по итогам 2023-го. Это крайне скромные ожидания, если сравнить их с предыдущим прогнозом, сделанным Минэкономразвития в сентябре 2021 года. Тогда заявлялось, что РФ должна была экспортировать 30,7 млн т в год уже по итогам 2021-го, в 2022-м — 31 млн т, в 2023-м — 38 млн т, а в 2024-м — 50,7 млн т.

Выходит, Москва в последние несколько лет явно отстает от графика, демонстрируя крайне слабый рост лишь в этом году. Хуже того, перспективы роста становятся все более эфемерными. Майский прогноз Минэкономразвития в этому году, очевидно, исключил запуск в эксплуатацию 1-й очереди проекта НОВАТЭКа «Арктик СПГ 2», который по разным оценкам планировался на III квартал 2023 года. Повод — проблемы, вызванные санкциями против РФ. В апреле глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон заявил, что из-за рестрикций ЕС, введенных в отношении энергосектора России, в частности, СПГ-отрасли, сложно подтвердить ранее заявленные сроки реализации проекта.

Перспективы есть, но все сложно

В России работают два крупнотоннажных СПГ-завода: подконтрольный «Газпрому» «Сахалин-2» (проектная мощность — 9,6 млн т в год) и «Ямал СПГ» НОВАТЭКа (проектная мощность — 17,4 млн т). Однако в отличие от «Арктик СПГ 2», на этих проектах увеличения мощностей в больших объемах не предвидится.

Безусловно, в планах существуют и другие различные проекты, которые могли бы нарастить российский экспорт СПГ:

  • СПГ-завод в Ненецком автономном округе;
  • «Кара СПГ» (на шельфе Карского моря);
  • СПГ-завод в Усть-Луге;
  • Завод по производству СПГ в Баренцевом море, работающий на ресурсной базе Штокманского (Штокмановского) месторождения.

Все они по разным причинам далеки не только от начала эксплуатации, но даже от начала постройки. Учитывая это, можно утверждать, что каким бы «мейнстримом» не становилась торговля СПГ на мировом рынке газа, у РФ в ближайшие несколько лет объективно нет мощностей, чтобы «застолбить» как можно больше места на ключевых рынках.

«Если мы посмотрим на итоги этого года, то, скорее всего, цифра действительно будет в пределах 30 млн т. Возможно, она даже достигнет показателя 31 млн т. Но надо понимать, что такой рост будет обусловлен не добавлением новых мощностей по регазификации в РФ, а работой на предельных или несколько выше допустимых уровнях уже действующей инфраструктуры. Все упирается в запуск 1-й очереди на «Арктик СПГ 2», которая хоть и готова почти на 85%, но все равно требует доработки, которая невозможна без доступа к соответствующим технологиям по крупнотоннажному сжижению.
После ухода Linde НОВАТЭК пытается решить проблему, чтобы закончить в течение следующего года ввод в эксплуатацию 1-й очереди на «Арктик СПГ 2». Возможно, это удастся сделать в ближайшие год-два. Но это вопрос увеличения объемов производства СПГ на дополнительные 5 млн т. А вот что будет в долгосрочной перспективе — это уже вопрос более серьезный»,

— рассказал «НиК» главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.

Эксперт напомнил, что у РФ отсутствует собственная технология по крупнотоннажному сжижению газа. Есть технология «Арктического каскада», но пока она далека от идеала и имеет проблемы с практическими результатами. От того, смогут ли ее масштабировать на новых очередях «Арктик СПГ 2», будет зависеть потенциал роста экспорта сжиженного газа России. Громов подчеркнул, что даже если этот процесс будет успешным, сроки увеличения экспорта СПГ из РФ все равно будут сдвинуты вправо, поскольку внедрить эту технологию в производство — сложный и долгий процесс.

«Я бы сказал, что у РФ есть потенциал роста к 2024 году за счет «Арктик СПГ 2» в размере около 5 млн т СПГ в год. А вот дальнейшие перспективы роста появятся не раньше 2026–2027 гг. Это при том, что должен быть гарантированный рынок сбыта в других странах, поскольку крупнотоннажные проекты в РФ расположены в таких местах, где есть смысл производить СПГ исключительно для экспорта, а не для внутреннего потребления.
В РФ есть амбициозные проекты по средне- и малотоннажному сжижению газа, которые с оговорками даже могут иногда похвастаться определенным результатом. Но чтобы эта отрасль развивалась в РФ, каждый такой проект надо «привязывать» к конкретному покупателю. Средне- и малотоннажное сжижение — это проекты крайне дорогостоящие. Те, кто в них инвестирует, должны быть уверены, что они постоянно будут реализовывать свою продукцию, скажем, сжиженный газ для грузовиков, которым в силу регулярных дальних поездок (на 500-1000 км) выгодно покупать такой тип газомоторного топлива. Только при такой комплексной кооперации отрасль по сжижению газа в РФ действительно начнет активно развиваться»,

— резюмировал Алексей Громов.

В Европе есть результат, но надо смотреть шире

За прошедшие месяцы 2022-го почти 80% российского экспорта СПГ приходилось на Европу и Азию. В этом году РФ поставляет в среднем 2,78 млн т СПГ в месяц по сравнению с 2,62 млн в 2021 году и 2,56 млн в 2019-м. Надо признать: несмотря на все проблемы с организацией поставок в условиях санкций против нефтегазового сектора РФ со стороны ЕС и США, Россия в 2022 году смогла нарастить экспорт СПГ на враждебном, по сути, ей рынке — европейском.

В отчете Eurostat за I квартал 2022-го говорится, что несмотря на сохраняющуюся геополитическую напряженность, Россия вышла на второе место по поставкам СПГ в ЕС с долей в 19% или 5,5 млрд кубометров (рост по сравнению с I кварталом 2021-го на 49%). Во II квартале эта тенденция усилилась.

За 9 месяцев 2022 года экспорт российского СПГ в Европу увеличился в 1,5 раза, до 15 млрд кубометров. Испания, шестой по величине в мире покупатель СПГ, в 2022 году импортировала из России больше, чем в любой другой год (до 2,66 млн т). Бельгия, как пишет Bloomberg, также находится на пути к тому, чтобы побить собственный годовой рекорд по закупкам СПГ у РФ. А Франция с января по сентябрь закупила сжиженного газа у России примерно на 6% больше, чем за весь 2021 год.

Европейский рынок должен быть в фокусе внимания всех поставщиков СПГ, включая российских. В январе–октябре 2022 года объем поставок сжиженного газа в 27 стран ЕС составил 105 млрд кубометров (данные Kpler). За аналогичный период 2021-го этот показатель был на уровне 64 млрд куб. м, а за весь прошлый год страны ЕС закупили 78,1 млрд куб. м. Учитывая тот факт, что Европа лишена, причем на неопределенный период, ряда привычных для нее газопроводов, спрос на СПГ в регионе (если правительства и дальше будут кредитовать промышленность и домохозяйства) будет высоким.

Однако для экспорта СПГ из РФ на этом рынке есть две опасности, из-за которых крайне рискованно ориентировать все свои потоки в таком направлении. Первая — это угроза новых санкций, которые могут помешать осуществлять перевозки сжиженного газа в Старый Свет. Вторая — это наличие экономических проблем в Евросоюзе. Никто сегодня не может дать гарантий, что промышленность, а следовательно и потребление газа в регионе, через 1-5 лет выйдет на допандемийные объемы производства. Может так сложиться, что, даже если РФ нарастит мощности по регазификации к 2026–2028 гг., эти объемы в ЕС (где через пару лет будет еще больше катарского и американского СПГ) попросту окажутся лишними.

Азия — более перспективный рынок сбыта, хотя, надо признать, в силу географических причин для нескорых СПГ-проектов РФ (не считая «Сахалин-2») и менее близкий, чем Европа. Да, Евросоюз в этом году наращивает регазификационные мощности, как правило, за счет аренды FSRU. Но ЕС делает это лихорадочно и под давлением политических решений. Азиатские же страны расширяют СПГ-заводы и строят новые, причем планомерно, согласно давно намеченной стратегии, последовательно создавая сопутствующую инфраструктуру и, что самое главное, все чаще заключая долгосрочные контракты с поставщиками.

Недавняя сделка QatarEnergy и Sinopec о покупке КНР сжиженного газа в объеме 4 млн т ежегодно в течение 27 лет — это, безусловно, серьезный контракт. Но его нельзя назвать чем-то аномальным для Азии. Китайские, индийские, японские и южнокорейские компании за последние 3 года заключили множество подобных сделок, пусть и с меньшими объемами в каждом отдельном контракте, что сильно отличает их от покупателей СПГ в Европе, Латинской Америке или других регионах.

По данным GlobalData, из общего прироста регазификационных мощностей в Азии к 2026 году на долю Индии и Китая будет приходиться 55%.

В первую очередь прирост будет ожидаться за счет двух гигантских заводов по регазификации:

  • Таншань II. Терминал начнет свою работу в 2022 году с начальной мощностью регазификации 9,6 млрд кубометров в год, а к 2026 году, вероятно, увеличит свою мощность до 16,5 млрд (оператор проекта — Caofeidian Xintian LNG);
  • СПГ-терминал в Джайгархе. Объект начнет работу в 2025 году. К 2026 году он должен выйти на мощность в 11 млрд кубометров в год (оператор проекта — H-Energy Gateway Ltd).

Для РФ, если она все же сможет решить проблему развития собственной технологии крупнотоннажного сжижения и ее масштабирования (а также вопрос увеличение флота СПГ-танкеров), крайне важно уже сегодня подготавливать почву для закрепления на азиатском рынке посредством заключения долгосрочных контрактов. Так, как это делает госкомпания QatarEnergy, американские производители СПГ Venture Global LNG, Cheniere Energy, NextDecade или австралийская Woodside.