Запоздалый поворот

24 ноября 08:36
Пока «Газпром», несмотря на всю смену экспортной стратегии, остается и без СПГ, и без диверсификации рынков сбыта сетевого газа
Сюжет
Газпром

Производство сжиженного природного газа стало одним из приоритетных направлений работы «Газпрома»! Удивительное прозрение после стольких лет упорного строительства газопроводов, а также разговоров о дороговизне и бесперспективности СПГ.

Напомним, 22 ноября Совет директоров «Газпрома» одобрил проводимую компанией работу по реализации проектов в области производства и поставок СПГ. Наращивание производства СПГ признали одним из приоритетных направлений работы компании, поскольку оно дает дополнительные возможности для диверсификации рынков и повышения гибкости газоснабжения российских потребителей. В данной ситуации поражает лишь то, что за прошедшие 20 лет концерн только сейчас увидел перспективы в сжижении. При этом проблемы, с которыми он сталкивался ранее, продвигая свои трубопроводные проекты, видимо, никак не могли его убедить диверсифицировать рынки сбыта.

Взять хотя бы «Южный поток», ведь его уже начали строить, но проект постоянно тормозился. Причем все это происходило еще до 2014 года. Как, собственно, и принятый еще в 2009 году Третий энергетический пакет по либерализации энергорынка ЕС, который был направлен на вытеснение именно российской компании из стран Евросоюза. В Европе «Газпрому» не просто намекали, а говорили открыто, что он не ко двору. И совершенно очевидно, что после 2014 года концерну надо было активно работать хотя бы над созданием собственной технологии сжижения, а также выпуском оборудования для газотранспортных систем. Напомним, что турбины для «Северного потока», как мы теперь знаем, были произведены компанией Siemens. В результате к 2022 году собственной технологией крупнотоннажного сжижения обладает только НОВАТЭК, да и то она не до конца отработана.

Вместо работы над технологиями «Газпром» все эти годы с упорством, достойным иного применения, мешал другим компаниям реализовывать проекты по сжижению газа, рассказывая о дороговизне и бесперспективности СПГ, а также о его конкуренции с сетевым газом на европейском рынке.

В результате НОВАТЭКу пришлось очень долго и мучительно добиваться разрешения на экспорт сжиженного газа из России, а потом искать инвесторов для своих проектов. Некоторые послабления для экспортеров СПГ в закон «Об экспорте газа» были внесены только в апреле 2020 года, но надо учитывать, что поиск инвесторов и строительство заводов по сжижению занимает годы, которые теперь, как видим, упущены. Поэтому во многом именно благодаря «усилиям» народного достояния Россия, имея огромные запасы газа, обладает всего двумя действующими СПГ-заводами, которые отправляют сжиженный газ на экспорт. Третий только на подходе.

Вот и получается, что после взрывов на «Северных потоках» для российского сетевого газа европейский рынок значительно сократился. Фактически от российского газа был «отлучен» крупнейший его покупатель —  Германия. При этом перспектив для диверсификации газового экспорта остается не так много — «Турецкий поток» балтийские газопроводы по объемам заменить не сможет. Вот и приходится России сокращать добычу газа, а американским производителям —  радостно наращивать поставки в Европу.

Заметим, что «Газпром» постоянно глумился над сланцевым газом. Даже в последнем документе Совета директоров сказано: «2022 г. показал, что даже в условиях благоприятной экономической конъюнктуры США не смогли оперативно нарастить добычу газа из сланца. Кроме того, за последние 5 лет в США не было введено в разработку ни одного нового месторождения с существенными объемами добычи сланцевого газа. В других странах мира в долгосрочной перспективе увеличение добычи сланцевого газа в значимых объемах не ожидается, а добываемые объемы не способны оказать влияния на глобальный газовый рынок».

Возможно, все это так, однако сейчас США 70% своего СПГ отправляют в ЕС по весьма привлекательным (для США, не для Европы) ценам, более того, в Штатах активно реализуются проекты по сжижению, заложенные в период низких цен на энергосырье.

Таким образом, США «снимают сливки» с газового кризиса, а Россия сокращает добычу и экспорт. Что же касается сланцевых месторождений, то даже если они истощились, все равно успели отработать свое, да еще и смогли создать в стране новую энергетическую отрасль. Кстати, в первом полугодии 2022 года Соединенные Штаты со своим сланцем стали крупнейшим в мире экспортером сжиженного природного газа. Там работают 7 заводов, объем экспорта американского СПГ в 2021 году составил 70,43 млн тонн. Россия за тот же период со своими крупнейшими запасами голубого топлива продала только 29,1 млн тонн СПГ.

Похвально, что сейчас сжижение газа стало одним из приоритетов для «Газпрома». Но не поздновато ли спохватились, как собственно и с поворотом на Восток? Концерну давно и упорно намекали на то, что Китай —  это растущий, перспективный рынок газа, поэтому желательно направить свои взоры именно в его сторону.

Однако «Газпром» предпочитал смотреть только на Европу. Хотя еще 10 ноября 1997 года Борис Ельцин и Цзян Цзэминь подписали меморандум о строительстве 3000-километрового газопровода от Ковыктинского месторождения до Шанхая. Но тогда «Газпром» всячески препятствовал этому проекту, считая, что Ковыкту надо разрабатывать и подключать к европейской газотранспортной системе. Кроме того, специалисты концерна объясняли свою позицию тем, что в этом месторождении содержится большое количество гелия, который также надо добывать, а не разбазаривать народное добро.

Только в мае 2014 года был подписан 30-летний контракт на поставку 38 млрд кубометров газа в Китай. 2 декабря 2019 года состоялся официальный ввод газопровода «Силы Сибири» в эксплуатацию. При этом на Ковыкте начались пусконаладочных работ только в октябре 2022 году. Но даже это значимое событие не сможет диверсифицировать рынки сбыта российского газа, так как для значительного роста экспорта в Китай нужно строить еще один газопровод — «Сила Сибири-2». Соглашение с китайской стороной о его реализации еще не подписано, а с момента его подписания до запуска газопровода может пройти порядка пяти лет. Поэтому пока «Газпром», несмотря на всю смену экспортной стратегии, остается и без СПГ, и без диверсификации рынков сбыта сетевого газа. Приоритеты менять, конечно, полезно, но главное это делать вовремя.