Украинская нефте- и газодобыча: отрасль есть, а углеводородов — нет

26 октября 11:53
Спрос на газ упал, но дефицит остался; газ в ПХГ есть, но городам его не хватает; Киев зовет для развития нефте- и газодобычи инвесторов из США, но они не идут.
Сюжет
Украина

В первой неделе октября исполнительный директор Ассоциации городов Украины Александр Слобожан заявил, что в стране вводится режим экономии газа на период отопительного сезона, начало которого стартует, как правило, 15 октября.

Температура — как в Европе

Увы, но ситуация в этом году иная. Отопительный сезон как таковой на Украине полноценно еще не начался. Во-первых, продолжается СВО России, что объективно не позволяет многим объектам инфраструктуры энергетики работать в штатном режиме. Во-вторых, энергокризис становится все сильнее, причем он влияет на Украину ничуть не меньше, чем на страны ЕС.

В результате этого уже в середине октября из-за нехватки газа режим ЧС объявили в Львовской, Закарпатской, Хмельницкой, Одесской и Полтавской областях. О срыве начала отопительного сезона открыто говорят в администрациях Одесской и Николаевской областей, где сотни учреждений бюджетной сферы получили письма с предупреждением об отключении газа или разрыве договоров. Причина почти у всех одна — газовые компании отказываются поставлять топливо бюджетным учреждениям, не повышая тарифы.

Даже в столице Украины, по словам зампредседателя Киевского горсовета (КГГА) Петра Пантелеева, теплом сейчас обеспечены только 30% жилых домов. На этом фоне от главы «Нафтогаза Украины» Юрия Витренко звучат призывы в адрес украинцев запастись одеялами и теплой одеждой в преддверии зимы, поскольку, по его словам, в ходе отопительного сезона температура в помещениях составит 17-18 градусов по Цельсию (на 4 градуса меньше нормы), а сам отопительный сезон будет короче обычного. Можно сказать, что по этому параметру Украина теперь — часть Европы. На фоне энергокризиса в некоторых странах ЕС вводится ограничение на температуру в домах не выше 18 градусов.

Казалось бы, доля газа в генерации энергии на Украине сегодня уже не так велика, как 5-10 лет назад. Даже в 2021 году украинские АЭС произвели 55% всей энергии страны, ТЭС и ТЭЦ (на угле и газе) — 29,3%, ГЭС и ГАЭС — 6,7%. Еще около 8% пришлось на ВИЭ. При этом с 1990 по 2019 год выработка электроэнергии страны сократилась почти в 2 раза, а начиная с февраля 2022 года еще наполовину из-за закрытия производств на крупных предприятиях и оттока беженцев.

Надо готовиться к отключениям

Украина добывает на своей территории традиционно около 20 млрд кубометров газа в год. Для покрытия спроса внутри страны этого раньше не хватало. Но ситуация за последние годы несколько изменилась. Потребление в стране за прошедшие 20 лет последовательно снижалось: в 2014-м — 42,6 млрд кубометров (на 13% меньше, чем в 2013-м), в 2018 году — 32 млрд, в 2020-м — 31,7 млрд, в 2021-м — 26,8 млрд. Вывод из эксплуатации по разным причинам (отсутствие инвестиций, модернизации, рынка сбыта для продукции предприятий и коррупция) ряда промышленных объектов и потеря части территорий объективно сокращали потребность Украины в газе.

В 2022 году, когда из строя выбывает, особенно начиная с октября, все больше промышленных объектов, а так же ТЭС и ТЭЦ, Украине (по крайней мере домохозяйствам и социальным объектам, которые в сумме потребляют до половины всего газа в стране) может вполне хватить 20 млрд кубометров, добываемых на территории государства.

Однако в правительстве упорно говорят, что населению надо готовиться к отключениям не только электричества, но и газа, а режим ЧС из-за нехватки голубого топлива, вполне возможно, вскоре затронет еще больше украинских областей. По состоянию на июль 2022 года в ПХГ страны закачано 11 млрд кубометров газа, а 20 октября, по словам главы «Нафтогаза», уже 14,2 млрд. Витренко справедливо отметил, что в обычных условиях текущих накоплений в ПХГ хватило бы для прохождения осенне-зимнего периода, но учитывая проблемы в электроэнергетике, скорее всего, потребуется импорт дополнительных объемов. Впрочем, учитывая потерю территорий, следовательно и спроса, докупать газ в дополнение к уже закачанным 14,2 млрд, возможно, придется совсем в небольших объемах. Даже в лучшие времена, когда промышленность не была так обескровлена, а территория Украины была больше, страна вполне нормально проходила отопительный сезон при 15-16 млрд кубометров газа в ПХГ.

Чужой украинский газ

Однако раньше большая часть газа в хранилищах принадлежала «Нафтогазу» и гарантированно шла на внутренний рынок. Сегодня же украинской компании принадлежит, по разным оценкам, лишь около 10 млрд. В самой компании точных данных не сообщают. Более того, там признают факт выкупа газа из ПХГ у других компаний. К примеру, в сообщении от 3 октября на сайте «Нафтогаза» говорится, что компания начала закупку газа из хранилищ у частных добытчиков: «уже купили более 200 млн кубометров». Глава оператора украинских ПХГ АО «Укртрансгаз» Сергей Перелома сообщил, что «объем газа, который нерезиденты хранят в ПХГ Украины в режиме „таможенного склада“, с начала октября увеличился в 7 раз», не уточняя общего объема в хранилищах.

Еще один интересный момент — это цена газа внутри страны для домохозяйств и социальных объектов вроде больниц или школ. «Нафтогаз трейдинг» должен был, согласно подписанному меморандуму с кабмином Украины и офисом президента, до конца отопительного сезона продавать газ не дороже, чем по 7,24 грн за кубометр (20 руб.), а для бюджетных учреждений — 16,39 грн (44 руб.). Однако «Нафтогаз трейдинг» участия в тендерах так и не принял. В итоге бюджетные учреждения, понадеявшись на этот меморандум, расторгли старые договоры с частными поставщиками. Теперь же, не имея альтернативы, когда отопительный сезон де-факто начался, вынуждены либо отказаться от закупок газа вообще (отсюда и режимы ЧС по областям), либо приобретать его у тех же «частников», которые никакой меморандум не подписывали и предлагают цену в 35-45 гривен (94-121 руб.) за кубометр.

Итог: Украина сейчас добывает газа и имеет запасы в ПХГ практически в достаточном объеме, чтобы удовлетворить спрос домохозяйств, однако, по сути, газа для них все же не хватает. Более того, есть серьезные основания полагать, что «Нафтогаз трейдинг», которая не приняла участия в тендерах на украинском рынке, попросту станет массово продавать газ из ПХГ в Европу, когда стоимость углеводородов там вновь взлетит в небо, неплохо на этом заработав.

Стратегия устойчивого падения

Что же касается перспектив добычи голубого топлива, то они на Украине становятся все более туманными. В 2016 году Киевом была принята стратегия устойчивого развития «Украина-2020», которая предполагала к 2020-му увеличить производство газа госкомпанией «Укргаздобыча» с 14,4 млрд кубометров до 20 млрд в год. Увы, но стратегию так и не реализовали. За 2021 год компания добыла, по словам Юрия Витренко, около 13 млрд кубометров. ПАО «Укрнафта» (которая так же, как и «Укргаздобыча», является частью «Нафтогаза») добыла за 2021 год примерно 1,4 млрд кубометров. По сути, крупнейший (77% от всего объема в стране) добытчик газа — «Нафтогаз» — не способен не то чтобы нарастить, а даже удержать те объемы по извлечению углеводородов, которые присутствовали на Украине 8 лет назад.

В 2019 году общая добыча газа на Украине сократилась на 1% — до 20,7 млрд кубометров. В середине февраля 2020-го «Укргаздобыча» презентовала программу наращивания добычи газа — «Тризуб». В ее основе лежало сверхглубокое бурение, освоение залежей газа из плотных пород и на морском шельфе. Увы, но по итогам 2020-го года никакого прорыва не произошло. Объем добычи в 2021-м — 20,2 млрд, т. е. «Тризуб» ожидаемого роста не дал, напротив, произошел спад на 0,5 млрд. В «Нафтогазе» при этом уверяют, что были бы деньги, они проблему решили бы. Глава «Нафтогаза» в октябре 2021-го говорил, что потенциальные запасы газа на Украине составляют до 600 млрд кубометров, но для их подтверждения необходимы $20 млрд инвестиций. В целом же, сигналы от «Нафтогаза» становятся все противоречивее. К примеру, летом этого года Витренко сообщил, что в 2023 году компания впервые за долгие годы сможет наконец-то нарастить объемы добычи за счет программы горизонтального бурения. При этом в компании признали, что «примерно 94% суточной добычи газа группы находятся под высоким риском прекращения».

Отрасль падающей добычи

По данным госпортала добывающей отрасли Украины, большинство запасов углеводородов (нефти, газового конденсата и природного газа) на Украине находится в пределах Восточного нефтегазоносного региона, на который приходятся наибольшие объемы добычи. По состоянию на начало 2021 года объем балансовых запасов нефти на Украине составлял 84,8 млн тонн. В Восточном нефтегазоносном регионе — 51,18% общих запасов нефти, в Западном и Южном — 35,77% и 13,05% соответственно. Причем, наибольшая часть запасов нефти, если смотреть отдельно по областям, — в Ивано-Франковской (19,51%), в Полтавской (18,68%) и в Сумской (17,24%).

Уровень добычи нефти на Украине последовательно снижается с 2011 года. Если в 2011-м показатель равнялся 2,4 млн тонн, то в 2020-м — почти 1,7 млн тонн, а в 2021-м — 1,6 млн тонн.

Одна из важных причин снижения объемов добычи — старые месторождения уже на завершающей стадии эксплуатации. Они исчерпаны на 80%. Есть и сложности с обводнением месторождений, из которых для дальнейшего бурения скважин нужно удалять воду, однако инвестиций для всего этого попросту нет. Еще одна причина спада нефтедобычи — постоянные изменения в налоговой политике и в требованиях к операторам добычи. В целом же правительство Украины долгие годы уделяло намного больше внимания извлечению газа, а вот в случае с нефтедобычей серьезных стимулов для отрасли (льгот, в том числе, фискальных) не было.

Сланец не оправдал надежд

В 2010 году ExxonMobil и Shell получили лицензии на разведку и добычу газа на Украине методом гидроразрыва пласта. Весной 2012-го Shell объявили победителем конкурса по разработке Юзовской площадки (Донецкая и Харьковская области), а Chevron — Олесской (Львовская и Ивано-Франковская области). Осенью того же года Shell начала бурение поисковой скважины в Харьковской области. В 2013 году в Минэнерго США оценили украинские запасы сланцевого газа в 1,2 трлн кубометров, что поставило страну на 4-е место в Европе по резервам такого энергоносителя, а Shell заявила, что инвестирует в Юзовское месторождение (подписала соглашение о разделе продукции этого проекта на 50 лет с украинской «Надра Юзовская») от $10 млрд до $50 млрд.

К концу 2014 года попытки разведки и бурения методом гидроразрыва были прекращены. В марте 2014 года Shell заявила, что 1-я сланцевая скважина на Юзовском месторождении в Первомайском районе Харьковской области не оправдала надежд по запасам. В начале лета компания свернула работы по причине военных действий в регионе. Впрочем, была еще одна важная причина: в двух скважинах, которые были сделаны в ходе геологоразведочных работ на участке площадью 7886 квадратных километров, промышленного газа не обнаружилось.

К декабрю Chevron отказалась от работы на Украине. Среди причин:

  • повышение платы в августе 2014 года за пользование недрами (в том числе при добыче газа) в 2 раза. Это, по сути, обязывало платить налоги даже участников СРП (включая Chevron на проекте Олесского месторождения), хотя американская компания на тот момент даже еще не была уверена в рентабельности проекта;
  • Минфин Украины не выполнил взятые на себя 18 ноября 2014 года обязательства по приведению нормативных актов в соответствие с законодательством Украины.

Стоит добавить, что на Олесском месторождении тогда никаких боевых действий не было. Для ухода компании из проекта по добыче газа методом ГРП, как оказалось, хватило и реформ налоговой политики Киева. Впрочем, Chevron вряд ли бросил проект, если бы тот был действительно многообещающим.

Байденовский отмыв

Кстати, некоторые компании на Украине все же добились определенного успеха по добыче газа. Правда, цена такого достижения — коррупционные скандалы, которые сегодня отражаются эхом на репутации президента США Джо Байдена. Его сын Хантер Байден в 2014 году стал одним из членов Совета директоров газодобывающей компании Burisma. Если в 2010 году она получила 5 лицензий на разведку и пробурила свои первые 8 скважин на Ракитнянском и Никловицком (Львовская область) месторождениях, то после 2014-го ее активность сильно возросла. По итогам 2015-го Burisma пробурила на территории Украины 63 скважины, а в 2019 году их насчитали уже 154. Однако к тому времени выяснилось, что в 2014–2016 годах компания, уклоняясь от уплаты налогов на сумму около 1 млрд грн, выводила прибыль в фиктивные расходы через подставные фирмы. По решению суда Украины компании Burisma запретили продажу добытого газа и наложили арест на 46 скважин в пяти областях.

Британские власти в рамках расследования возможных фактов отмывания денег даже заморозили в лондонских банках вклады на $23 млн, которые, предположительно, принадлежали владельцу Burisma Николаю Злочевскому. Однако уже в январе 2015 года британскому суду пришлось разблокировать вклады, так как прокуратура Украины удивительным образом, сразу после визита Джо Байдена (тогда еще вице-президента США), отказалась представить необходимые документы для расследования. Более того, власти Украины даже сменили тогдашнего главу Генпрокуратуры, чего настойчиво требовал Байден-старший. По сути, он «замял» неудобные дела для газодобывающией компании на Украине, в которой ключевую роль занимал его сын. В октябре 2020-го года New York Post опубликовала статью, в которой говорилось об электронной переписке Хантера Байдена с топ-менеджером Burisma Вадимом Пожарским. Тот благодарил Байдена-младшего за возможность встретиться с его отцом и спрашивал, как Джо Байден еще может воспользоваться своим положением для оказания помощи компании на Украине.

После этой истории, которая, вполне вероятно, еще может получить продолжение за счет публикации новых подробностей во время очередных выборов американского президента, а также после провала со сланцевыми месторождениями, компании из США уже не горят желанием инвестировать в нефтегаз Украины. Впрочем, сами власти восточноевропейской страны хоть и стараются привлечь инвесторов, порой сами же их отпугивают.

Хотели Shell, но недостойны

В апреле 2019 года украинское правительство объявило конкурс среди частных инвесторов на освоение газового месторождения «Дельфин» (предполагаемые запасы — 286 млн тнэ) на условиях соглашения о разделе продукции. В нем участвовали азербайджанская CaspianDrilling International, частная украинская «Укрнефтебурение», и две американские компании — Frontera Resources и Trident Black Sea. Последняя конкурс выиграла, но его результаты украинское правительство отменило. Тогдашний премьер-министр Владимир Гройсман сетовал, что ожидал инвесторов другого уровня, типа компаний Shell или Exxon. Недовольство высказали и в Агентстве США по международному развитию. По мнению американского ведомства, процедура проведения конкурса была плохо организована, на подачу документов компаниям-претендентам отводилось мало времени.

В 2020 году президент Украины Владимир Зеленский пригласил американские компании участвовать в разработке шельфа Черного моря и на других проектах по добыче газа и нефти. С таким предложением глава украинского государства даже обратился к тогдашнему госсекретарю США Майку Помпео в феврале 2020-го. Символично, что такой призыв Зеленского прозвучал после сообщений от «Укргазодобычи», суть которых — 5 крупнейших месторождений Украины (Яблуновское, Ефремовское, Мелеховское, Шебелинское и Западно-Крестищенское) исчерпаны на 79-90%. Майк Помпео заявил тогда, что «США надеются на развитие экономических связей с Украиной». Больше от него не прозвучало никакой конкретики, а с американскими компаниями не было подписано никаких контрактов по разведке и добыче углеводородов.

В середине октября этого года советник главы «Нафтогаза» Мирон Василик в интервью The Daily Telegraph сказал, что украинская компания в ближайшее время «начнет представлять инвесторам из США некоторые проекты». По его словам, «Нафтогаз» выявил «огромные запасы», в том числе в Днепровско-Донецком бассейне, и ожидает их освоения. «Там есть большой потенциал, но он не проявится до второй половины этого десятилетия… У нас есть несколько бассейнов, которые в настоящее время не разрабатываются», — подчеркнул Мирон Василик.

Впрочем, учитывая события на мировой арене и происходящее на Украине, весьма вероятно, что американские компании вежливо откажутся.