Изображение материала

Хаб, поставщик, контрабандист: Турция готова ко всем ролям сразу

24 мая 11:07
Из текущей международной обстановки Турция явно намерена выжать все возможные выгоды
Сюжет
Турция

Международный кризис, связанный с конфликтом на Украине, стал настоящим источником возможностей для некоторых региональных держав. В первую очередь речь о Турции с ее масштабными интересами от Украины до Африки и от Балкан до Средней Азии. Анкара стремится на каждом участке этих интересов выступать в роли главного милитариста-жандарма и главного дипломата-миротворца одновременно. Украинская ситуация позволяет туркам решать многие вопросы без собственного применения силы либо с применением весьма дозированным и вспомогательным. Среди ключевых пунктов повестки дня — давняя мечта о получении статуса ведущего ближневосточно-евразийского топливно-энергетического хаба.

Так, явно в пользу Эрдогана и Ко стала решаться проблема Восточно-Средиземноморского трубопровода EastMed. Данный греко-израильско-кипрский проект родился в острой борьбе за принадлежность средиземноморского газа и его транзит в Европу, которую вела с турками коалиция из, собственно, Греции, Израиля, Кипра и примкнувшего Египта с Саудовской Аравией за спиной. Коалицию поддерживали Франция и США, находившиеся в напряженных отношениях с Анкарой. Тогдашний американский госсекретарь Майкл Помпео даже присутствовал на подписании документов о строительстве трубопровода. В итоге пару раз за последние пару лет дело чуть не дошло до греко-турецкой внутринатовской войны.

Сдвиги начались еще до начала российской спецоперации. В январе греческие СМИ опубликовали информацию, согласно которой из Вашингтона участникам проекта прислали non-paper (неофициальный меморандум) с уведомлением об отказе от дальнейшей поддержки. Помимо сугубо экономических аргументов, приводился и довод о том, что EastMed, раздражая Турцию, создает ненужную излишнюю международную напряженность.

Далее наступила пора уже официальных публичных заявлений, главное из которых сделала замгоссекретаря Виктория Нуланд в апрельском интервью греческому телеканалу ERT. Она поместила вопрос судьбы проекта в контекст необходимости оперативного замещения Европой российского газа: «Мы ни на чем не настаиваем, и если страны региона решат, что они хотят продолжать этот проект, они это сделают […], но сейчас нам нужно максимально использовать эти быстрые [энергетические] решения, которые могут принести пользу всем». Чуть ранее в интервью греческой же газете Kathimerini Нуланд указала на еще одну загвоздку — когда EastMed в итоге будет закончен, уже настанет время «зеленого перехода»: «Нам не нужно ждать 10 лет и тратить на это миллиарды долларов. Нам нужно перевезти газ сейчас. И нам нужно использовать газ сегодня как переход к более экологичному будущему. Через десять лет нам не нужен трубопровод. Через десять лет мы хотим быть зелеными».

К подобному мнению постепенно приходят и в самих странах-участницах. Международное еврейское издание The Jewish Syndicate News, комментируя встречу глав МИД Греции, Кипра и Израиля, состоявшуюся в начале апреля и во многом посвященную как раз перспективам совместного детища, констатировало — дело явно зашло в тупик. Трубопровод слишком дорогой, слишком длинный, слишком технически сложный (из-за разницы глубины и давления в отдельных район Средиземноморья нужного прокладывать трубы разного диаметра), что опять же ведет к увеличению трат и сроков прокладки. Издержки даже в гипотетическом случае успешного завершения придется «вшивать» в цену продукта, что вряд ли особо воодушевит покупателей.

Немаловажным фактором опять-таки является турецкое противодействие. Одним из потенциальных способов упрощения постройки является по мнению экспертов вовлечение в проект… самой Турции. Уже это признание можно считать маленькой победой Анкары. Но неизвестно, насколько эта идея воодушевит самих турок, учитывая, что у них намечается сепаратная сделка с израильтянами.

Отношения между двумя государствами, долго остававшиеся весьма напряженными, с некоторых пор потеплели. В начале марта Турцию посетил израильский президент Ицхак Герцог, и это стало первым визитом туда формального главы еврейского государства за полтора десятилетия. А в конце того же месяца стало известно, что с этого визита начало обсуждаться строительства газопровода от крупного израильского месторождения «Левиафан» через Турцию на юг Европы. К тому же, кроме Израиля у турок наметилась нормализация взаимодействия с другим членом соперничающей коалиции — Саудовской Аравией. А Египту еще год назад было предложено подписать соглашение о разделе морских пространств на более выгодных условиях, чем греческое видение средиземноморских границ (точнее, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сказал, что такое соглашение может быть подписано при положительной динамике отношений).

16 мая эрдогановский пресс-секретарь Ибрагим Калын подтвердил желание и готовность стать для Европы заменителем российским углеводородам.

«Одной из основных альтернатив [российскому газу] является газ из Восточного Средиземноморья. Турция готова помочь в этом отношении и быть частью данного процесса», — заявил он. Речь идет не только о израильско-турецком газопроводе, но и о разработке турками собственных морских месторождений нефти и газа. Ранее об этом же говорил Чавушоглу: «На израильском континентальном шельфе есть очень серьезные запасы. Турция является наиболее экономичным маршрутом для доставки этих запасов на международные рынки и особенно в Европу. Кроме этого варианта нет никакой альтернативы. Мы можем реализовать эти проекты».

Правда, труба от «Левиафана» сможет, что очевидно уже сейчас, заменить Старому Свету российский газ лишь в ограниченной степени. Но, с одной стороны, для Турции израильское голубое топливо важно не только для вспоможения европейским нуждам, а еще и для внутренних нужд. Анкара стремится диверсифицировать собственное газовое потребление, критически зависящее от Ирана, России и Азербайджана. Иран же, например, в январе на десять дней приостановил поставки (официальная версия — технический форс-мажор), чем создал соседям немало трудностей.

С другой стороны, в качестве хаба Турция жива не только надеждой на индивидуальную смычку с Израилем. В конце марта эти страны при участии США обсудили поставки в Европу газа из Иракского Курдистана. Тогда же на Глобальном энергетическом форуме Атлантического совета в Дубае глава этого автономного квазигосударства Масрур Барзани заявил о готовности в ближайшем будущем стать нетто-экспортером газа и нефти в Турцию и Европу, «помогая странам в регионе и за его пределами удовлетворять потребности». Вообще Иракский Курдистан предоставляет для Анкары интерес сразу в нескольких топливно-энергетических аспектах. Тамошние наблюдатели считают, что турки в стремлении поставить их автономию под свой контроль лишь прикрываются борьбой с боевиками из Рабочей партии, реальная же цель — контроль над энергетическими ресурсами, особенно нефтью Киркука.

Нефтяной транзит для Турции не менее важен, чем газовый.

В конце марта (этот временной отрезок оказался богат на события в интересующей нас сфере) она подписала с Грузией, Азербайджаном и Казахстаном четырехстороннюю декларацию «О Транскаспийском коридоре Восток-Запад», подчеркивавшую важность указанного в названии маршрута и особую роль в нем железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. «Ведутся активные переговоры с казахстанской стороной о транспортировке дополнительных объемов нефти и нефтепродуктов в транспортном коридоре Грузии. В частности, в 2022–2023 годах через Батумский нефтяной терминал планируется транспортировать около двух миллионов тонн нефти и нефтепродуктов казахстанского происхождения», — сказал тогда заместитель министра экономики и устойчивого развития Грузии Гурам Гурамишвили.

Казахстанский торгово-экономический транзит через Турцию, особо значимый в свете возникших помех с российским транзитом, вошел в число ключевых тем, обсуждавшихся Касым-Жомартом Токаевым во время его недавнего турецкого визита. Среди множества подписанных партнерами-тюрками документов можно выделить соглашение о расширении сотрудничества в сфере международных грузоперевозок. Для этого стороны намерены использовать возможности Транскаспийского международного транспортного маршрута (Китай — Казахстан — Каспий — Азербайджан — Грузия — Турция — ЕС).

В середине апреля Реджеп Тайип Эрдоган объявил о том, что Турция к 2050-м годам должна превратиться в логистическую державу «в географическом пространстве от Лондона до Пекина, от Сибири до Южной Африки». Но и этим дело не ограничивается: страна примеривает роль поставщика собственных углеводородов, и не только средиземноморских. Недавно много шума наделало обнаружение в черноморской акватории запасов природного газа, столь громадных, что всему миру может хватить чуть ли не на полвека. Подобная бравурность отдает очевидным преувеличением.

Зато легенда о собственном гигантском газовом богатстве удобна, чтобы…продавать в Европу перемаркированный российский газ, тот самый, который Турция обещает заместить.

Судя по всему, роль топливного контрабандиста будущей логистической державе тоже вполне по душе.

В общем, из текущей международной обстановки турки явно намерены выжать все возможные выгоды из всех. Это доказывает и идущий сейчас отчаянный торг с союзниками по НАТО касаемо условий снятия вето на вступление в альянс Швеции и Финляндии. Хотя, конечно, само словосочетание «союзник Турции» выглядит оксюмороном.