Арктика в 2035 г. не будет играть значимую роль в нефтедобыче, считают эксперты

15 ноября 2013, 10:23
Международное энергетическое агентство (МЭА) на этой неделе опубликовало очередной World Energy Outlook, глобальный доклад о будущем мировой энергетики.
Сюжет
Добыча

Международное энергетическое агентство (МЭА) на этой неделе опубликовало очередной World Energy Outlook, глобальный доклад о будущем мировой энергетики. В этом году агентство, помимо прочего, представило детальный прогноз того, как будет развиваться нефтедобыча до 2035 г. с учетом разнонаправленных тенденций - от снижения добычи на действующих месторождениях до "нетрадиционной" нефти и развития глобальной политики в области изменения климата.

В своем докладе МЭА представляет три основных сценария глобального развития на следующие 20 с лишним лет. Базовый сценарий, Current Policies, опирается строго на состояние мировой энергетики в середине 2013 г. Главный для агентства сценарий, New Policies, предполагает в дополнение к этому уже заявленные, но пока не реализуемые меры по повышению энергоэффективности, стимулированию перехода на альтернативную энергетику, отказу от субсидирования производства и потребления ископаемого топлива и так далее. Наконец, специальный "сценарий 450" предполагает такое развитие энергетики, которое позволит ограничить рост глобальной средней температуры Земли двумя градусами Цельсия, а концентрацию CO2 в атмосфере, соответственно, стабилизировать на уровне в 450 частей на миллион по объему. Об этом сообщаетРИА "Новости".

Эксперты экологических организаций, прокомментировавшие доклад, отмечают, что одним из важных его выводов стала незначительная роль Арктики как нефтеносного региона в обозримом будущем.

СКОЛЬКО ВЕШАТЬ В БАРРЕЛЯХ

По данным МЭА, в 2035 г. потребление нефти с нынешних 4,4 млрд тонн в год вырастет при двух из трех сценариев: на 26% до 5,5 млрд тонн в "обычном" случае и на 14%, или 0,6 млрд тонн, при сценарии New Policies. Снижение потребления предполагает лишь "климатический" сценарий, при котором в 2035 г. оно будет составлять 3,9 млрд тонн в год. Нефтедобыча в 2035 г. в главном сценарии вырастет на 12 млн барр. в день и составит 101 млн барр. в день - в двух других сценариях, "обычном" и "сценарии 450", этот показатель равен соответственно 111 и 78,2 млн барр. в день.

При этом, по данным Международного энергетического агентства, падение добычи на сегодняшних месторождениях, где ее пик уже пройден, в среднем составляет 6%, и к 2035 г. добыча с существующих месторождений упадет до 40 млн барр. в день.

"Заполнят разрыв между растущим спросом на нефть и объемом добычи прежде всего "нетрадиционная" нефть, например, сланцевая и битуминозная, которая даст прирост до 10 млн барр. в сутки, а также газоконденсаты. Однако на "традиционную" нефть в 2035 г. все равно будет приходиться примерно две трети всей нефтедобычи, считают в МЭА.

ГДЕ АРКТИКА

По оценкам МЭА, всего в мире технически извлекаемые ресурсы нефти, включая даже очень условно оцениваемые неподтвержденные запасы, составляют около 7,7 трлн барр. Подтвержденные запасы "традиционной" нефти сейчас оцениваются примерно в 2,2 трлн барр., сверхтяжелой и битуминозной - примерно в 1,9 трлн, сланцевой, которую МЭА называет light tight oil (LTO), - 345 млрд барр. и еще до 1,1 трлн в битуминозных сланцах (так называемая kerogen oil). При этом ресурс традиционной нефти в Арктике оценивается лишь примерно в 100 млрд барр. - чуть более 1% от общего показателя в 7,7 трлн барр.

"Цены на арктическую нефть оценены как $40-100 за барр. Для сверхтяжелой и битуминозной оценка 50-90, то есть это мощнейший конкурент, которого в 15 раз больше (по запасам). Кроме того, жидкое топливо из угля обойдется в районе $70", - сказал РИА Новости координатор программы "Климат и энергетика" Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Алексей Кокорин.

Само МЭА в докладе отмечает, что "затраты на добычу нефти в Арктике высоки, как и экологические риски".

"С учетом доступности альтернативных источников, по нашему прогнозу, к 2035 г. арктический шельф будет давать менее 200 тыс. барр. в день", - говорится в докладе.

СПАСЕТ ЛИ СЕВЕР РОССИЮ

Руководитель энергетической программы Гринпис России Владимир Чупров отметил, что, таким образом, весь арктический шельф, в том числе аляскинский, сможет обеспечивать, по оценке МЭА, порядка 10 млн тонн в год, или 0,2% от нынешней добычи.

Кокорин отмечает, что в России, согласно докладу, главными факторами поддержания добычи будут более высокий коэффициент извлечения нефти на традиционных месторождениях, освоение месторождений Восточной Сибири и развитие добычи "нетрадиционной" нефти. Арктическая нефть, по его словам, сыграет свою роль только в более дальней перспективе и в очень умеренных масштабах.

Чупров напомнил, как бывший министр экономического развития РФ Андрей Белоусов при обсуждении проекта госпрограммы "Разведка континентального шельфа и разработка его минеральных ресурсов" в августе 2012 г. называл прирост добычи нефти за счет шельфа, который оценивался менее чем в 10% от объема добываемых ресурсов, "колоссально малым" по сравнению с более чем 9 триллионами рублей запланированных инвестиций.

"Если использовать метафору министра, то отдачу арктического шельфа можно назвать сверх колоссально малой", - говорит эксперт Гринпис России.

По мнению Чупрова, нынешние инвестиции в арктический шельф могут не дать отдачу и в долгосрочной перспективе.

"Да, за счет налоговых льгот объем добываемой нефти в стране будет стабилизирован на отметке примерно в 500 млн тонн в год. Незначительный вклад в стабилизацию обеспечит нефть арктического шельфа - в максимуме к 2025 г. планируется добывать 13,5 млн тонн. Однако выпадающие налоговые льготы не позволят обеспечить рост ВВП за счет такой стабилизации добычи в нефтяном секторе. Более того, возможность получать прибыль на дорогих внешних рынках приведет к росту стоимости нефти и нефтепродуктов внутри более дешевого российского рынка", - считает Чупров.

Эксперт WWF России, в свою очередь, подчеркивает, что вопрос целесообразности разработки арктической нефти в контексте доклада МЭА не имеет никакого отношения к опасениям экологов вокруг рисков нефтеразливов в Арктике - речь, по его мнению, "вообще не идет об экологии, только о ее (нефти) цене и количестве".

"Стоит ли так много говорить об арктической нефти? Не гора ли это, которая родит мышь? Даже из соображений элементарной осторожности нужно с этой нефтью подождать, даже тратить средства на разведку рано", - считает Кокорин.