Александр Рар: В вопросах климатической политики у будущей немецкой коалиции разногласий нет

Интервью
Александр Рар: В вопросах климатической политики у будущей немецкой коалиции разногласий нет
Александр Рар: В вопросах климатической политики у будущей немецкой коалиции разногласий нет
29 сентября, 12:28
Немецкие «зеленые» как никогда близки к созданию «суперминистерства», курирующего экономическое развитие, энергетику и климатическую политику

Победа на состоявшихся 26 сентября выборах в Бундестаг немецких социал-демократов стала не единственной неожиданностью последних дней эпохи Ангелы Меркель. За несколько дней до голосования лидер СДПГ Олаф Шольц объявил, что в случае выигрыша намерен создать коалиционное правительство с «зелеными» и либеральной Свободной демократической партией. Теперь перспектива первого в истории Германии трехпартийного правительства совершенно реальна, а занявшие второе место христианские демократы остаются не у дел. Новая коалиция может оказаться недолговечной, но больше всего точек схождения у ее участников обнаруживается в области климатической повестки, отмечает в комментарии для «Нефти и Капитала» известный немецкий политолог Александр Рар. По его словам, сейчас немецкие «зеленые» как никогда близки к созданию «суперминистерства», курирующего экономическое развитие, энергетику и климатическую политику.

«НиК»: Насколько итоги выборов в Бундестаг оказались неожиданными для вас?

— Службы социологических опросов, которые последние четыре недели до выборов публиковали предварительные прогнозы, оказались правы. Я в эти цифры изначально не верил, потому что не мог себе представить, что христианские демократы за три месяца смогут потерять треть своего электората. Напротив, социал-демократы, которые еще три месяца назад имели поддержку 13% избирателей, получили на 12% больше голосов. Удивляет и результат «зеленых»: три месяца назад считалось, что у них будет 25%, а может быть, и 28% голосов, а в итоге они получили 15%.

«НиК»: С чем, по вашему мнению, связан такой результат?

— Думаю, ситуация сложилась таким образом, что вначале люди не знали, за кого голосовать, просто не разобрались в программах отдельных партий. Возможно, их программы избирателей уже и не интересуют, потому что фактически немецкие партии хотят одного и того же. Есть, конечно, и нюансы: например, христианские демократы не собирались повышать налоги, а социальные демократы планировали укрепить социальные пособия, поэтому хотели бы повысить налоги. Но в целом разница не очень большая.

В этой ситуации главенствующим стал личностный фактор. Для председателя Христианской демократической партии Армина Лашета фатальным оказался эпизод, который произошел сразу после наводнений в середине августа. Во время выступления с соболезнованиями погибшим немецкого президента Лашет стоял в задних рядах и смеялся над каким-то анекдотом. Такое поведение лишило его возможности набрать нужный авторитет для избрания на пост канцлера — люди просто отказались голосовать за ХДС. Многие сожалели, что ушла Меркель: они бы обеспечили поддержку ее партии, но не захотели видеть ее руководителем Лашета.

Тем временем социал-демократ Олаф Шольц просто вел себя нейтрально: много не говорил, не наступал ни на какие грабли и в итоге из трех «претендентов на престол» стал самым приемлемым глазах избирателей. При этом нельзя сказать, что Шольц — любимчик немцев: у него не слишком большая харизма, не самая лучшая эрудиция, он кажется холодным, он малоизвестен, в отличие от Меркель. Но его партия победила, хотя и с совсем небольшим отрывом от христианских демократов.

«НиК»: Насколько устойчивой окажется коалиция социал-демократов, «зеленых» и свободных демократов? За несколько дней до выборов у лидера свободных демократов Кристиана Линднера спросили, какая у его партии может быть общая платформа с возможными партнерами по коалиции, и он сказал, что вспоминает только про легализацию марихуаны. На какой почве могут объединиться эти силы, и какую роль здесь могут сыграть вопросы энергетики и климатической политики?

— С одной стороны, в Германии пока нет опыта правления всей страной трехпартийной коалицией, хотя есть множество подобных случаев на уровне отдельных земель. Мне кажется, что трехпартийному правительству будет очень сложно, будут скандалы и проблемы, и нельзя исключать, что эта коалиция не продержится до следующих выборов в 2025 году. Возможно, придется проводить преждевременные выборы, распускать Бундестаг — это допустимо в рамках демократического процесса, если между партиями возникнут критические разногласия.

Но на первом этапе они договорятся быстро, потому что и свободные демократы, и «зеленые» хотят попасть во власть.

У свободных демократов еще четыре года была возможность создать «тройственный союз» с Меркель, но тогда этого по принципиальным соображениям не захотел Линднер и просто вышел из переговоров. В результате потенциальные либеральные и «зеленые» министры, которые могли вот-вот притронуться к власти, оказались в оппозиции. Второго такого случая они не хотят.

Сейчас принципиальных разногласий между тремя потенциальными участниками коалиции нет, но по ряду позиций договориться все же будет нелегко. Например, есть разногласия по налоговой политике, а также в вопросе, давать ли инициативу промышленникам и среднему бизнесу, на что упирают свободные демократы, или, наоборот, давать правительству больше полномочий в организации и контроле над экономикой, чего хотят «зеленые» и социал-демократы. Здесь придется идти на компромиссы.

Зато в климатической политике все вполне согласны друг с другом. По моим наблюдениям, свободные демократы, которые всегда были на стороне бизнеса, уже сдают позиции и готовы идти на все «зеленые сделки», которых требуют и «зеленые», и социал-демократы. Взамен свободные демократы будут отстаивать свою позицию в вопросах налогов, так что серьезное их повышение вряд ли состоится. Также, скорее всего, не будет введен налог на имущество и наследство, чего требуют левые партии, но за это свободные демократы согласятся с тем, что «зеленые» смогут получить контроль над МИДом, а также создать «суперминистерство» экономики, энергетики и климатической политики.

«НиК»: Можно ли ожидать, что новое правительство Германии будет предпринимать какие-то экстренные меры в сфере энергетики? Газ установил новый ценовой рекорд — $1000 за 1000 кубометров, и это, похоже, не предел, если зима будет холодной. Станет ли в связи с этим новая коалиция как минимум не создавать новые препятствия для ввода «Северного потока-2»?

— Опасения, что Германия не сможет провести свою «зеленую сделку», что она будет вынуждена закупать новые объемы газа, звучат в других странах, но не в самой Германии. Немецкие элиты уверены, что возобновляемые источники энергии уже скоро заработают на полную мощность, а большие объемы газа Германии не нужны. В это свято верят: мы справимся, потому что мы немцы, и мы покажем всему миру, что несмотря на всеобщую критику мы сможем модернизировать экономику на базе возобновляемых источников. Это идеологический подход, который очень силен, поэтому спорить с немцами о том, насколько реальна их «зеленая сделка», просто бессмысленно.

Эту революцию в экономике и энергетике хотят провести все партии, кроме «Альтернативы для Германии», и скорее всего, бремя на обывателя они будут накладывать и дальше. Несмотря на рост цен на энергоносители, в Германии пока не ощущается протестное движение. Если бы люди протестовали против повышения цен, как «желтые жилеты» во Франции, то все было бы по-другому.

Но немцы или запуганы, или убеждены в том, что нужно следовать «зеленым», веря их утверждениям, что с новой энергетикой жизнь не станет хуже.

«НиК»: Какое будущее у христианских демократов в ближайший электоральный цикл? Может ли сложившая по итогам выборов ситуация сблизить их с Россией?

— Христианские демократы уйдут в оппозицию и в этом качестве попытаются вернуться к статусу народной партии. Христианская демократическая партия всегда была, скорее, правоцентристской. В ней находили не только убежище, но и возможности процветания люди с традиционным консервативным мышлением, государственники. Эти люди верили в немецкую идею, немецкий дух, они поощряли индивидуализм и усиление немецкой промышленности, стояли за сильную и хорошо вооруженную Германию. Всего этого сегодня в Христианской демократической партии просто нет.

За 20 лет своего руководства партией Ангела Меркель смогла провести в ней настоящую революцию. Сначала она выгнала всех соперников, а затем выжила и всех консерваторов, заставив партию принять идеологию постмодерна. Например, Меркель поначалу не хотела выступать за ЛГБТ-браки, но потом согласилась, и теперь в Германии это разрешено. Меркель всегда стремилась и к союзу с «зелеными». Германия, давала понять Меркель, должна быть самой свободной страной, принимать беженцев, показывать всему миру, что немцы отказались от гитлеровского прошлого. С такой идеологией она выступала в отношении всех других стран во внешнеполитической деятельности, в отношении Путина, Трампа и любых политиков, которые критически относились к либеральным европейским ценностям.

В результате ее партия превратилась в клуб людей, исповедующих неолиберальные ценности. В этом плане Христианско-демократический союз не отличается от «зеленых» и социал-демократов, которые прошли такой же путь, превратившись в храмы либерализма. Так что теперь христианским демократам предстоит либо вернуться к своим исходным ценностям, либо просто развалиться, поскольку консервативный электорат, который был в этой партии, давно ушел к «Альтернативе для Германии».

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter