«Северный поток-2»: восточноевропейское газовое лобби против Германии

«Северный поток-2»: восточноевропейское газовое лобби против Германии
Мнение

26 июля, 11:27
Вячеслав Мищенко
Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина
SEEGAS — это «коллективный протест» руководству Германии за сохранение прямого российско-германского экономического сотрудничества и за игнорирование интересов соседей

На прошедшей неделе Госдепартамент США и МИД Германии выпустили совместное заявление о завершении строительства газопровода «Северный поток-2» без введения новых санкций против компаний, участвующих в реализации данного проекта и, по сути, анонсировали окончание первого раунда геополитического противостояния США и России по вопросам поставок энергоресурсов на европейский рынок. Россия (в частности «Газпром») может записать в свой актив еще одну серьезную победу в борьбе за сохранение ключевого экспортного рынка. Но это только первый раунд, впереди не менее напряженная борьба.

Заявление иностранных ведомств Германии и США последовало после встречи в Вашингтоне лидеров Германии и США, где канцлер ФРГ и президент США в том числе обсуждали вопрос о российских поставках газа на европейский рынок и о будущем украинского транзита.

Само по себе заявление не является юридически обязывающим документом, но, несмотря на это, в международных и отечественных СМИ активно обсуждается тема обязательств российской стороны по поставкам газа по украинскому маршруту после того, как истечет срок нынешнего транзитного соглашения с Украиной.

Еще несколько лет назад ситуация показалась бы предельно абсурдной.

Но в нынешнем международном контексте никого не удивляет тот факт, что лидеры двух крупнейших западных стран — Германии и США, — защищающих либеральную модель экономических отношений, обсуждают ход реализации российско-европейского частного транспортного проекта и выдвигают ультимативные требования акционерной компании в лице «Газпрома» и вменяют ей обязательства перед третьей стороной — Украиной. Ну предположим, что Германия еще каким-то образом может обсуждать будущие объемы и транзитные маршруты поставок газа на свой собственный рынок, но возникает вполне закономерный вопрос: причем здесь США в лице Госдепартамента и даже самого президента Байдена?

Но вернемся к «Северному потоку-2», а, точнее, к тому, какой эффект произвел американо-германский меморандум на «друзей» проекта.

Украина, Молдавия, Венгрия и Польша буквально сразу же после появления меморандума по «Северному потоку-2» заявили о намерении приступить к развитию рынка газа в Европе. Соответствующий меморандум о трансрегиональном сотрудничестве по формированию интегрированного рынка газа Южно-Восточной и Восточной Европы (SEEGAS) подписали операторы ГТС перечисленных стран. Каковы перспективы у возможной альтернативы западному газовому рынку Евросоюза?

В данный проект вошли секретариат Европейского энергосообщества, Украинская энергетическая биржа, Оператор газотранспортной системы Украины, а также европейские энергобиржи и системные операторы. Подписи под документом поставили также Румынская энергетическая биржа, Венгерская центрально-восточно-европейская газовая биржа, Польская энергетическая биржа, Австрийский центрально-европейский газовый хаб, операторы системы передачи газа Молдавии, Польши, Венгрии.

Можно отдать должное оперативности реакции вышеперечисленных стран, но, пожалуй, кроме оперативности обсуждать серьезно больше нечего.

Вполне очевидно, что это «коллективный протест» руководству Германии за сохранение прямого российско-германского экономического сотрудничества и за игнорирование интересов соседей. Но увы — первый раунд завершен, и постфактум уже ничего сделать нельзя.

Сможет ли восточноевропейское газовое лобби заставить власти Германии (а также США) пересмотреть свою позицию по российскому проекту — большой вопрос. Сама же инициатива четырех вышеперечисленных стран по развитию восточноевропейского газового хаба выглядит малоперспективной в виду разновекторности экономических и политических интересов всех стран-участниц и отсутствия каких-либо объективных рыночных условий. А дружить вместе против Германии никто не запрещает, только эффект от такой дружбы может быть непредсказуемым.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter