Александр Амирагян: Россия обеспечит значительную долю спроса на газ в Китае

Александр Амирагян: Россия обеспечит значительную долю спроса на газ в Китае
Мнение

8 апреля, 10:47
Александр Амирагян
Заместитель начальника департамента по ТЭК и ЖКХ Аналитического центра при правительстве РФ
РФ способна обеспечить значительную долю растущего спроса на газ со стороны КНР

Обсуждаемые сегодня проекты поставок российского газа в Китай по новым трубопроводным маршрутам («Сила Сибири – 2» и отвод от магистрали Сахалин – Владивосток) отвечают стратегическим интересам России и Китая, что увеличивает вероятность их реализации. Россия получает возможность нарастить экспорт газа и тем самым монетизировать свои ресурсы, а Китай диверсифицирует поставки газа в страну и снижает зависимость от угля, тем самым решая экологические проблемы.

Однако решение о реализации данных проектов будет зависеть от ряда факторов: достижения договоренности о цене на газ, обеспечения финансирования, перспектив спроса на газ в Китае, а также скорости реализации альтернативных маршрутов поставок газа в Поднебесную.

В частности, нельзя забывать о нарастающей конкуренции со стороны сжиженного газа. Китай активно развивает мощности по импорту СПГ и, по прогнозам, в ближайшие годы станет крупнейшим его импортером.

Между двумя упомянутыми трубопроводными проектами есть существенная разница. «Сила Сибири – 2» – мегапроект, реализация которого потребует гарантий долгосрочных закупок от китайской стороны, а также привлечения внешнего финансирования. Аналогичную ситуацию мы наблюдали при реализации проекта «Сила Сибири», когда на межправительственном уровне были подписаны соглашения о поставках газа. Сильной стороной «Силы Сибири – 2» является наличие готовой ресурсной базы месторождений севера Западной Сибири, в том числе нового крупнейшего района добычи газа – полуострова Ямал.

Другой возможный проект – отвод в Китай от действующего газопровода Сахалин – Хабаровск – Владивосток – имеет преимущество в виде готовой трубы.

Ее мощность можно увеличить путем строительства дополнительных компрессорных станций. Однако есть один значительный минус – ресурсная база этого проекта на сегодняшний день ограничена поставками с Сахалина, где отсутствует возможность существенного роста добычи в ближайшие годы. В данном случае перспективы проекта зависят от разработки Южно-Киринского месторождения на шельфе Сахалина, которая сталкивается с проблемами из-за западных санкций.

Что касается перспектив российского экспорта СПГ, то наша страна уже поставляет его в Китай, но в незначительных объемах – около 0,7 млн т в 2018 г. Это составляет чуть более 1% китайского импорта и около 5% российского экспорта. СПГ поставляется с двух действующих заводов – «Сахалин – 2» и «Ямал СПГ». Рост поставок в Китай предполагается прежде всего с завода «Ямал СПГ» в соответствии с имеющимися договоренностями. При этом существенного роста ожидать не стоит, так как сахалинский СПГ ориентирован на рынки Японии и Кореи. Поставки в эти страны экономически более предпочтительны благодаря небольшому транспортному плечу и премиальности данных рынков по цене.

Поставки СПГ в Китай с арктических СПГ-проектов («Ямал СПГ» и будущий «Арктик СПГ – 2») могут значительно увеличиться в середине 2020-х гг.

К этому времени оба завода заработают на полную мощность, а также будет введен в строй перевалочный терминал на Камчатке, который должен значительно сократить издержки на транспортировку СПГ по Севморпути из российской Арктики до потребителей в Восточной и Юго-Восточной Азии.

К 2030 г. Китай планирует практически удвоить потребление газа, большую часть которого обеспечит импорт. Прирост импорта, по прогнозам МЭА, может составить более 150 млрд кубометров, которые примерно в равной пропорции могут быть покрыты трубопроводным газом и СПГ.

Россия способна обеспечить значительную долю этих поставок, особенно трубопроводного газа. Китай, со своей стороны, также заинтересован в росте импорта трубопроводного газа из России, что обусловлено более привлекательной и менее волатильной ценой по сравнению с рынком СПГ, а также надежностью и долгосрочностью поставок. Последнее обстоятельство особенно ценно ввиду рисков обострения ситуации в акватории Южно-Китайского моря и отсутствия долгосрочной ясности с перспективами поставок газа из Туркменистана.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter