Инвесторы «продавливают» энергопереход: заработок важнее всего

Аналитика
Инвесторы «продавливают» энергопереход: заработок важнее всего
Инвесторы «продавливают» энергопереход: заработок важнее всего
27 апреля, 14:04Илья Круглей
Крупнейшие мировые инвесторы все агрессивнее навязывают банковскому сектору принципы декарбонизации. Финансовые организации стараются балансировать, признавая необходимость «зеленых» технологий, но при этом вкладывая в нефтегаз. В какую сторону постепенно склоняется чаша весов?

В апреле этого года 35 инвесторов из группы Institutional Investors Group on Climate Change (IIGCC), в числе которых американские Federated Hermes Inc. EOS и Pacific Investment Management Co., призвали крупнейшие банки мира постепенно отказаться от финансирования компаний, участвующих в добыче ископаемого топлива, перенаправив эти ресурсы на достижение целей Парижского соглашения по климату. Вполне возможно, что со временем такую инициативу поддержат и другие члены IIGCC. Напомним, всего в IIGCC входит 270 членов, управляющих активами в разных странах мира на общую сумму в €35 трлн (по состоянию на конец 2020-го). В это объединение входят пенсионные фонды, организации, разрабатывающие ВИЭ проекты, и даже церковные фонды. В IIGCC состоят и крупнейшие мировые инвесторы, например, BlackRock, владеющий активами на сумму $8,7 трлн, или Fidelity International.

Важный момент: просьба группы 35 инвесторов из IIGCC, в числе которых американские Fidelity International, Federated Hermes Inc. EOS и Pacific Investment Management Co., больше похожа на приказ.

Эти компании направили письмо банкам, включая JPMorgan Chase & Co., HSBC Holdings Plc и UBS Group AG, главный посыл которого — либо банки прекращают финансировать не «зеленые» проекты и компании, либо инвесторы будут отказываться от активов этих банков в будущем.

Особняком стоит американская компания BlackRock, влияние которой в последние годы стремительно растет. Она выкупает активы крупных банков вроде американского Merrill Lynch Investment Managers и британского Barclays Global Investors, а с 2020-го еще и получила от ФРС США полномочия покупать корпоративные облигации и коммерческую ипотеку без какого-либо постоянного контроля.

Во-первых, в этом году BlackRock сформировала «зеленый» биржевой фонд на сумму $1,25 млрд, официальная цель которого — выявлять компании-бенефициары энергоперехода. Во-вторых, компания грозит избавиться от акций тех, кто не участвует в декарбонизации.

Впрочем, не только этот инвестор из США стал вести себя столь жестко. В декабре 2021-го Пенсионный фонд штата Нью-Йорк (третий по величине пенсионный фонд в стране) с активами $226 млрд, объявил, что если нефтяные и газовые компании за четыре года не выполнят его требования, он избавится от их ценных бумаг. К слову, в 2020 году в его портфеле были расписки НОВАТЭКа, «Роснефти», «Сургутнефтегаза» и «Татнефти».

С похожей «зеленой» инвестиционной инициативой (Net Zero Asset Managers) выступили 30 ведущих управляющих компаний мира с активами на $9 трлн, где фигурируют не только американская Fidelity International, но и французский гигант по инвестициям Axa Investment Managers, швейцарский банк UBS и др. Они пообещали до 2050 года или ранее сделать свои портфели нейтральными с точки зрения углеродных выбросов. Как пишет The Wall Street Journal, политика этих инвесторов уже привела к тому, что в руководстве Exxon теперь обсуждается вопрос о добавлении одного или нескольких мест в совет директоров (очевидно, занявшие их персоны будут заниматься «зеленой повесткой») и об увеличении капиталовложений, снижающих выбросы СО2.

Все эти обещания и в определенной мере угрозы крупнейшим банкам пока что несколько размыты либо оперируют крайне долгими временными рамками для исполнения (до 2050 года). Однако определенный эффект от этого все же есть. «Проталкивание» крупнейшими инвесторами преимущественно из США и Европы «зеленой повестки» в развитие технологического уклада (особенно нефтегазовых компаний) уже привело к тому, что ESG-факторы (экология, социальная ответственность, качество корпоративного управления) влияют на доходность вложений.

В своем недавнем письме к руководителям компаний, активами которых распоряжается BlackRock, гендиректор инвестиционного гиганта Ларри Финк отметил, что в 2020 году четыре из пяти глобальных ESG-индексов обогнали по темпам роста традиционные индексы, на которых они базируются. «У автопроизводителей, банков, нефтяных и газовых компаний акции с лучшим ESG-профилем растут быстрее, чем у конкурентов, получая „премию за устойчивое развитие“», — заявил Финк.

Его слова можно подтвердить статисткой прошлого года. В 2020 году биржевой фонд iShares ESG Aware MSCI USA (управляется BlackRock) привлек $9,5 млрд, заняв 5 место среди всех фондов акций США по притоку новых средств. В этой пятерке за 2020 год также есть индексный фонд управляющей компании First Trust, вкладывающий в чистую энергетику и имеющий активы в размере $2 млрд. Первое место в рейтинге американских биржевых и паевых фондов, инвестирующих в акции, занял фонд еще одного американского гиганта — Invesco. Биржевой фонд Invesco Solar с активами в солнечной энергетике на $3,7 млрд подорожал к концу декабря 2020-го на 238%

Выходит, если компания, в том числе и нефтегазовая, начинает (или собирается в ближайшем времени) реализовывать ВИЭ-проекты, отказываясь от добычи и переработки ископаемых, то у нее сегодня намного больше шансов привлечь инвестиции фондов, которыми руководят гиганты вроде американской BlackRock, французской Axa Investment Managers или банки вроде швейцарского UBS или британского HSBC.

Похоже, у BlackRock уже есть решение, как проверить, действительно ли компании и банки, заявившие о том, что хотят вкладывать в углеродно нейтральные проекты (или отказаться от не «зеленых» проектов), выполняют свои обещания на практике. С декабря 2020 года заработало Aladdin Climate — программное приложение, которое, как утверждают в компании, «предоставит инвесторам инструменты для стресс-тестирования инвестиций и расчета того, как их портфели будут работать в различных климатических сценариях, таких как Парижское соглашение». Но BlackRock не ограничивается только этим инструментом. В январе гендиректор Ларри Финк предупредил компании, в которые инвестирует BlackRock, о том, что они должны представить ей свои планы сокращению нетто-выбросов СО2 до нуля к 2050 г.

По сути, американская компания запустила рычаги, цель которых — определять, в каком направлении (в данном случае в направлении перехода к углеродной нейтральности) они должны развиваться. Более того, BlackRock еще и настоятельно рекомендует им отчитываться по мере выполнения задачи.

В перспективе это может коснуться даже тех компаний из нефтегаза, активы которых не связаны с крупнейшими американскими или европейскими инвест-гигантами.

BlackRock и подобные ей могут заблокировать (под угрозой уменьшения инвестиций) сотрудничество корпораций, при котором одна фирма хочет поставить оборудование компании, которая отказалась от перехода к углеродной нейтральности. К примеру, российская нефтегазовая компания, если не будет сокращать выбросы СО2, не сможет приобретать необходимое оборудование для нефте- или газопереработки у европейских или американских партнеров, ведь они не захотят отталкивать от себя важных инвесторов, становясь аутсайдерами в мировой экономике.

Как рассказал в комментарии для «НиК» руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев, пока что банки не ринулись вкладывать в ВИЭ-проекты, но уже можно говорить о другой тенденции: банки и инвестфонды все активнее перестают кредитовать и вкладывать средства в компании, связанные с добычей ископаемого топлива.

«Например, после разделения Standard Oil на Exxon и Mobil банки призвали перестать кредитовать эти организации. Всемирный Банк и Европейский инвестиционный Банк так и поступили — компании не получают кредиты от этих организаций. Одновременно ряд крупнейших игроков в сфере финансов прямо объявили о том, что не будут инвестировать и предоставлять кредиты нефтяникам. Так сделал Пенсионный фонд Норвегии (продал бумаги нефтедобывающих компаний), вышел из «ископаемых» инвестиций Эндаумент Оксфордского университета и т. д.

По данным опроса Aviva Investors, в 34 странах среди 535 пенсионных фондов и 532 страховых компаний 33% и 44% соответственно поставили цели по достижению нулевых выбросов СО2 по своим портфелям до 2050 г. Это значит, что нефтяным корпорациям будет все сложнее получить средства на развитие», — рассказал Артем Деев.

К слову, уже сегодня можно оставаться «зеленым», даже торгуя полезными ископаемыми. Достаточно лишь заплатить компенсации за выбросы СО2, как это делает Shell, продавая «зеленый» СПГ Tokyo Gas с 2019 года. Даже «Газпром» уже получил подобный опыт, когда отправил 8 марта 2021 партию «зеленого» СПГ в терминал Dragon LNG в Великобритании. Правда, для легализации этой сделки пришлось получить сертификаты о размере выплат за выбросы у американских компаний Verra и Climate, Community and Biodiversity (CCB). Пока что такие сделки еще не приобрели массового характера. Впрочем, через несколько лет это может измениться.

Банки пока еще продолжают вкладывать в нефтегазовый сектор. «Три банка, предоставивших наибольшее финансирование компаниям, деятельность которых связана с ископаемыми видами топлива в 2020 году, оказались: JPMorgan Chase — $51,3 млрд, Citi — $48,4 млрд, Bank of America — $42,1 млрд», — пишет CNBC.

Однако общий объем финансирования банками компаний, деятельность которых связана с добычей, использованием или переработкой ископаемого топлива, снизился на 9% в 2020 году.

Отчасти это можно списать на последствия COVID-19. Но такая тенденция, если верить недавним заявлениям JPMorgan Chase, Citi, Bank of America (той самой тройки лидеров по финансированию нефтегазовых компаний), может продолжиться и дальше.

Весной этого года представитель JPMorgan Chase сообщил, что банк примет на себя обязательства следовать целям Парижского соглашения и содействовать «устойчивому финансированию зеленых проектов на сумму в $200 млрд к 2025 году». В Citi пообещали, что продолжат работать с клиентами из нефтегазового сектора. Но при этом банк займется организацией публичной отчетности о выбросах СО2 своих клиентов, а затем перейдет к постепенному прекращению финансирования компаний, которые не соблюдают стандарты сокращения выбросов углерода.

В Bank of America проявили чуть меньше энтузиазма по этому поводу. Организация намерена раскрыть информацию о количестве выбросов СО2 своих клиентов к 2023 году, при этом никаких анонсов об объеме финансирования именно «зеленых» проектов сказано не было.

Британский банк Barclays, как пишет Forbes, в последние годы является крупнейшим спонсором проектов, связанных с битумозными песками, гидроразрывом и угольной энергетикой. Французский банк BNP Paribas оказался единственным крупнейшим в мире сторонником оффшорных нефти и газа с общим объемом инвестиций в размере $120,8 млрд.

Все это показывает, что банковский сектор — даже в США и Европе, где принципы декарбонизации активно навязываются политиками с особым рвением, — пока не слишком торопится финансировать компании, снижающие выбросы СО2, полностью отказываясь от сотрудничества с нефтегазовым сектором.

Гораздо больше инициативы в этом плане проявляют национальные правительства Старого Света и Соединенных Штатов. В отдельных штатах Америки и в странах ЕС к 2030–2035 году отказываются от производства и использования авто с ДВС, выделяют деньги на постройку сети зарядных станций для электрокаров и тратят бюджетные средства для субсидий на покупку экологически чистого транспорта. Еврокомиссия запретила выделять дотации странам ЕС на проекты по созданию инфраструктуры, связанной с нефтью и газом. Глава Белого дома Джо Байден предлагает потратить на декарбонизацию целого ряда отраслей страны около $1 трлн в течение 8 лет.

На этом фоне, как утверждает аналитик ГК «Финам» Игорь Додонов, главная мотивация фондов и других структур, продвигающих различные «зеленые» технологии и призывающих отказываться от традиционной энергетики, судя по всему, весьма банальна и связана с желанием заработать.

«С тех пор как в середине 2000-х годов эта тема вошла в моду, они (крупнейшие инвесторы в мире — авт.) получили огромную выгоду от „зеленого“ поворота, поднявшего секторы электромобилей, ветряков, солнечных батарей, аккумуляторов, сопряженных энергосистем и т. п. Причем в значительной степени это происходило за счет государственных дотаций.

Фонды, являющиеся крупными акционерами „зеленых“ компаний и проектов, несомненно хотят, чтобы „шоу продолжалось“. Они используют свое влияние и ресурсы, чтобы убедить все больше инвесторов вкладываться в такие проекты, что будет способствовать их дальнейшему обогащению»,

— уверен эксперт.

В итоге крупнейшие инвесторы мира, преследуя свои цели по накоплению капитала, создают благоприятные условия для финансирования ВИЭ-проектов и компаний, которые намерены сокращать выбросы СО2. Другой вопрос, что агрессивное навязывание «зеленых» технологий пока что к серьезному повышению энергобезопасности стран не привело (в некоторых случаях даже наоборот), впрочем, как и к удешевлению электричества для домохозяйств и предприятий. При этом нефтегазовым компаниям, если политика крупнейших банков в ближайшие годы кардинально не изменится, станет все сложнее привлекать инвесторов, что, по сути, будет постепенно менять развитие технологического уклада мировой энергетики.

Илья Круглей

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter