Бензин поднимет НДПИ

Аналитика
Бензин поднимет НДПИ
Бензин поднимет НДПИ
21 апреля, 14:34Екатерина Вадимова
Инициатива Минфина повысить НДПИ, чтобы компенсировать выплаты по демпферу, приведет к увеличению пропасти между ВИНК и независимыми производителями нефти

Минфин вновь решил переиграть нефтяников. Сразу после известия о повышении выплаты по демпферу с 40 до 60 млрд рублей появилась новая информация о желании ведомства Силуанова повысить НДПИ. Причем, как это всегда бывает, если воспользоваться увеличенным демпфером смогут компании, у которых есть нефтепереработка, то платить повышенные налоги будут все. Вот и возникает вопрос, а где же справедливость?!

Напомним, что на щедрый жест по увеличению демпфера Минфин был вынужден пойти из-за роста цен на нефть и, как следствие, необходимости сдерживания стоимости топлива на внутреннем рынке. Кроме того сообщалось, что этому помог и слабый рубль. В результате Минэнерго и Минфин согласовали снижение с 1 мая индикативной цены на бензин в формуле демпфера не на 2,7 тысячи рублей, а на целых 4 тысячи за тонну!

Стоит отметить, что от уровня индикативных цен зависит размер выделяемой НПЗ субсидии за поставки на внутренний рынок. Чем она ниже реальной экспортной цены, тем больше нефтяники получают выплат. Если же индикативная внутренняя стоимость топлива выше экспортной, то в бюджет уже платят нефтекомпании. Именно поэтому в прошлом году при низкой стоимости нефти демпфер работал в обратную сторону.

Однако сейчас повышать отчисления нефтекомпаниям по демпферу из-за роста нефтяных цен на мировом рынке Минфин согласен только при частичной компенсации выпадающих доходов. На этот раз ведомство собирается поднять ставки НДПИ. По данным «Коммерсанта», Минфин и Минэнерго согласились компенсировать половину расходов на изменение демпфера за счет повышения налога на добычу полезных ископаемых.

Как ранее сообщал главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов, суммарная величина дополнительных выплат по демпферу составит около 62 млрд рублей. При этом он отметил, что практика увеличения НДПИ на нефть без привязки к экономике добычи может привести к непредсказуемым последствиям, поскольку с этого года нагрузка на добывающий сегмент и так выросла.

Не стоит также забывать, что треть российской нефтедобычи в этом году перейдет на НДД — получается, что их рост НДПИ не коснется.

К тому же поддержку за счет демпфера получат НПЗ и сектор торговли нефтепродуктами, а добычу обложат дополнительным налоговым бременем, хотя есть участники рынка, которые занимаются только добычей и эффекта от роста выплат по демпферу не почувствуют, а испытают на себе только повышение налогов. Причем, как правило, это небольшие нефтекомпании. То есть пропасть между крупными вертикально интегрированными компаниями и мелкими только вырастет, хотя они и так уже давно находятся в неравных условия.

Аналитик ГК «ФИНАМ» Сергей Кауфман в своем комментарии для «НиК» отметил, что увеличение НДПИ — это один из вопросов, который пока что остается без ответа: «Нам пока известна лишь информация от источников СМИ, которая не уточняет, как именно будет меняться НДПИ, и затронут ли изменения режим НДД. На наш взгляд, логичным решением является изменение и НДПИ, и НДД, чтобы не ставить разные месторождение в разные условия», — заметил эксперт.

Он уточнил, что если речь идет действительно о компенсации около 60 млрд руб., то рост НДПИ не должен быть существенен: «Одна „Роснефть“ платит в нормальный год более 2 трлн руб. в виде НДПИ. Это значит, что повышения НДПИ на 1,5% не очень существенно и должно оказаться достаточным для компенсации», — пояснил Кауфман. По его словам, независимые НПЗ не пострадают от роста налоговой нагрузки, но получат выгоду от роста выплат по демпферу (выплаты по демпферу получают не все НПЗ, а только те, которые заключили инвестиционное соглашение с Минэнерго и производят товарное топливо 5 экологического класса — «НиК»).

Однако, как отметил глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин, никакой целенаправленной политики в отношении сегмента независимой нефтепереработки нет — на него вообще никто особо внимания не обращает.

«Если из бюджета что-то уходит, то должно и что-то приходить. Получается, что для стабилизации ситуации на внутреннем рынке нефтепродуктов необходимо усилить налоговый режим для действующих производителей нефти. То есть для проектов, которые экономически целесообразны при нынешней стоимости нефти. Ведь на НДД переводятся проекты, экономически нецелесообразные при нынешней стоимости сырья», — подчеркнул эксперт в интервью «НиК».

По мнению, старшего аналитика Rystad Energy Дарьи Мельник, вполне возможно, что часть выпадающих доходов от перехода на НДД Минфин попытается компенсировать за счет повышения налоговой нагрузки: «Это может быть и пересмотр какого-нибудь существующего или ввод нового повышающего коэффициента (на время или на постоянной основе) в формуле НДПИ/НДД, и добавление нового компонента. Этой практикой Минфин пользовался часто, и не исключено, что воспользуется еще раз. Но при этом переход на НДД все равно должен оставаться более выгодной альтернативой текущей налоговой системе», — считает эксперт.

Она отметила, что независимые добывающие компании без своей нефтепереработки еле пережили 2020 год. «Из-за наличия временных лагов при расчете НДПИ и экспортной пошлины в первые месяцы обвала цен на нефть налоги даже превышали выручку. Но просьбы малых нефтяных компаний об отсрочке налоговых выплат не были услышаны.

Такова плата за отсутствие статуса стратегического предприятия для экономики России. В условиях ограничений добычи в рамках ОПЕК+ дальнейший рост НДПИ безусловно ударит по малым нефтяным компаниям, а некоторых подведет к банкротству»,

— уточнила Мельник.

Гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС при Президенте РФ Тамара Сафонова заметила, что ставка НДД взимается с дохода от добытой нефти за вычетом расчетной экспортной пошлины и расходов на транспортировку, а также фактических капитальных и операционных расходов, связанных с разработкой участка недр. «НДД предполагает сохранение НДПИ, но в пониженном размере в сравнении с общей действующей налоговой ставкой. Таким образом, повышение НДПИ окажет влияние и на предприятия, применяющие НДД. Акцент в налогообложении в нефтегазовой отрасли сделан на НДПИ, так как этот налог „покрывает“ весь добываемый ресурс, без зависимости от направления поставки — экспорт или внутренний рынок», — пояснила эксперт.

Она подчеркнула, что демпфер и обратный акциз установлен для собственников нефтеперерабатывающих предприятий. «В этой связи в периоды „счастливой“ синергии, когда демпфер имеет положительное значение и не нужно вносить дополнительных инвестиций в модернизацию предприятий, основными выгодоприобретателями являются ВИНКи. Независимые предприятия несут ответственность за реализацию инвестиционного плана в соответствии с соглашениями о модернизации НПЗ вне зависимости от того, будут ли дополнительные мощности востребованы в долгосрочной перспективе в связи с реализацией стратегии сокращения Евросоюзом оборота автомобилей с двигателями внутреннего сгорания», — рассказала Сафонова.

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев напомнил, что рубль дешевый и если никаких реальных санкций по займам не будет, то и повышения налогов можно избежать: «Мне кажется, что до сих пор остался ковидный синдром — все плохо, надо повышать налоги, — но я надеюсь, все это пройдет», — заявил аналитик. В то же время он считает, что в случае увеличения налогов достаточно сильно пострадает Upstream, в том числе и независимые нефтяные компании.

Вместе с тем вице-премьер Александр Новак сообщил о том, что в кабмине обсуждается введение ограничений на экспорт ряда нефтепродуктов для стабилизации на внутреннем рынке РФ. «Сейчас это обсуждается в правительстве, Минэнерго в принципе готово поддержать такое предложение на какой-то ограниченный период. В ближайшее время, я думаю, мы определимся по этому вопросу. В принципе, чтобы стабилизировать рынок, это можно было бы сделать, но окончательное решение будет за правительством», — сказал он.

Не совсем понятно, смогут ли нефтяные компании, в том числе и имеющие нефтепереработку, воспользоваться увеличением отчислений по демпферу, поскольку все положительные моменты от этого могут быть нивелированы ростом НДПИ, а также возможным ограничением экспорта топлива.

Сергей Пикин уверен, что ограничение экспорта может произойти только от безысходности: «Ограничить экспорт — это последнее дело, когда правительство уже никакими другими способами не может контролировать ситуацию. При этом мы понимаем, что стоимость доллара растет, а цена барреля закрепилась выше 60-ти, поэтому топливо выгодно продавать за границу.

Спасти ситуацию может только сильно мотивирующий демпфер либо ограничение экспорта. В качестве альтернативы — только снижение акцизов и увеличение других налогов»,

— заявил эксперт.

Александр Разуваев отметил, что он против любых ограничений экспорта, поскольку это очень нерыночная мера: «Но учитывая, что у нас цены на многие продукты формируются в режиме ручного управления, то вполне возможно, будет что-то похожее и с топливом».

Сергей Кауфман напомнил, что, во-первых, ограничения на экспорт, вероятно, будут носить временный характер. Во-вторых, изменение демпферного механизма призвано сделать продажу топлива на внутреннем рынке сопоставимым по рентабельности с экспортом, что также сократит негативный эффект от ограничения.

Тамара Сафонова указала, что внутренний рынок потребляет около 85% производимого в России бензина. «Поскольку дефицит бензина возникает не в целом по России, а на региональном уровне, целесообразно выделить квоты НПЗ на поставку конкретных видов топлива в районы, испытывающие регулярные перебои».

Надо отметить, уже 20 апреля мировые цены на нефть ускорили свой рост. Стоимость нефти марки Brent поднялась выше $68 за баррель. Согласно экспертной оценке, сейчас цены экспортного паритета достигли рекордных значений, и разница с биржевыми котировками по АИ-92 составляет 10 рублей за литр. Демпфер компенсирует производителям и продавцам только часть разницы: для бензина 68%, а для дизельного топлива 65%. Поэтому пока неизвестно, смогут ли усилия Минэнерго спасти ситуацию на внутреннем рынке нефтепродуктов. Тем более, что согласно базовому сценарию, топливо подорожает за год примерно на 5-8%, что в любом случае окажется выше показателей среднегодового темпа инфляции.

Екатерина Вадимова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter