Американский сланец: худший результат со времен Перл-Харбора
Аналитика

Американский сланец: худший результат со времен Перл-Харбора

12 марта , 15:38
Падение цен на нефть, начавшееся не вчера, уже и так замедлило темпы добычи сланцевой нефти в США за пределами Пермского нефтеносного бассейна, а развал ОПЕК+ увеличит число пострадавших в разы

В минувшие выходные «эпидемиологическую» повестку разбавили новости с ценовых фронтов: фактически два крупнейших производителя нефти — Россия и Саудовская Аравия — 6 марта на министерской встрече ОПЕК объявили о начале ценовых боевых действий, известие о которых спровоцировало настоящую панику на рынке и сильнейшее падение котировок до 31 с небольшим доллара за баррель. И как всегда в первую очередь пострадали не воюющие стороны, а «некомбатанты», к которым с уверенностью можно отнести американских сланцевиков. Конечно, подсчитывать потери пока еще рано, но первые раненые уже появились, а по прогнозам аналитиков, число пострадавших будет неуклонно расти.

Падение цен на нефть, начавшееся не вчера, уже и так замедлило темпы добычи сланцевой нефти в США за пределами Пермского нефтеносного бассейна. Американские СМИ со ссылкой на оценки экспертов инвестиционного банка Standard Chartered сообщали в конце февраля, что за первые два месяца 2020 года добыча сланцевой нефти в США выросла всего на 600 тыс. б/с, хотя в аналогичном периоде 2019 года она показывала рост почти на 1,24 млн б/с, то есть в годовом исчислении темпы роста суточной добычи сланцевой нефти в США сократились вдвое.

До конца года эксперты ждут начала замедления добычи и в Пермском бассейне на территории Техаса.

А на 2021 год аналитики Standard Chartered прогнозируют, что добыча сланцевой нефти в США будет прирастать ещё более медленными темпами, всего на 550 тыс. б/с. И эти расчёты производились при средней цене WTI с начала 2020 года в $53 за баррель, а мартовское падение с высокой вероятностью приведёт к пересмотру прогнозов аналитиков в более пессимистичную сторону. Более того, уже в текущем году небольшие и средние производители сланцевой нефти рапортуют об ухудшении финансовых результатов, и эту ситуацию британская газета The Financial Times уже назвала самым худшим результатом американской нефтегазодобычи со времён нападения милитаристской Японии на Перл-Харбор, то есть с 1941–1942 гг.

В последние несколько дней сегмент сланцевой добычи оказался главным слабым звеном фондового рынка — бумаги ряда обремененных долгами компаний, таких как Chesapeake Energy Corp. и Oasis Petroleum Inc., резко упали в цене в ходе биржевых торгов.

Теперь многие сланцевые компании, благодаря которым США стали крупнейшим производителем нефти и природного газа в мире, борются за выживание. Между тем в этот раз, в отличие от обвала цен в 2014 году, американский финансовый сектор не поможет производителям сланцевой нефти, так как он потерял интерес к этой отрасли из-за низких дивидендов, пишет Wall Street Journal. Инвесторы не доверяют нефтяной индустрии, поскольку ее чрезмерные расходы привели к нехватке финансирования, так что капитальные затраты, вероятно, будут еще более ограниченными, констатирует в своем материале CNBC.

Компании, нарушившие долговые обязательства, вероятно, должны будут сократить добычу и число сотрудников, если цены на нефть будут низкими в течение длительного времени, отмечают аналитики и топ-менеджеры нефтяной отрасли. Между тем даже этого может оказаться недостаточно, чтобы избежать банкротства.

«Вероятно, 50% компаний, добывающих (сланцевую) нефть обанкротятся в течение следующих двух лет», — отметил Скотт Шеффилд, гендиректор компании Pioneer Natural Resources Co., чьи акции упали в понедельник на 37%.

Компании Diamondback Energy Inc. (упали на 45%) и Parsley Energy Inc. (упали на 39%), добывающие нефть на западе Техаса, в начале недели обещали сократить активность в ответ на падение нефтяных цен, что выразится в сокращении количества бригад ГРП, остановке работы скважин и сокращении числа буровых установок.

«Мы должны действовать быстро, чтобы сохранить стабильный свободный денежный поток и в ближайшие недели и месяцы по-прежнему делать все необходимое для защиты нашего баланса», — заявил гендиректор компании Parsley Мэтт Галлагер.

Среди крупных производителей одной из наиболее пострадавших стала Occidental Petroleum Corp, чьи акции в понедельник упали на 52%. Недавнее приобретение Anadarko Petroleum Corp, соразмерной конкурирующей компании, сказалось на балансе Occidental.

Под серьезным ударом окажется и сегмент новых, ещё не пробуренных скважин.

И дело не только в их рентабельности. «Даже самые устойчивые сланцевые компании будут вынуждены сокращать активность с целью поддержания баланса между инвестициями и операционным денежным потоком, что критически важно для их инвесторов. Что касается DUCs (Drilled uncompleted wells), то бо́льшая часть фонда этих скважин оказывается нерентабельной при цене WTI ниже $25/барр. (около 80% DUC-скважин имеют цену безубыточности в WTI-эквиваленте ниже $25/барр.)», — говорит Дарья Сурова, старший аналитик Rystad Energy.

В числе пострадавших оказались не только «сланцевики», но и мейджоры, причем их проблемы начались еще до мартовского обвала цен.

Итоги 2019 года, представленные западными мейджорами незадолго до февральского падения цен на нефть до уровня примерно $50 за баррель, продемонстрировали общую тенденцию. При незначительном росте добычи выручка большинства ключевых игроков снизилась в диапазоне 7-12%, а чистая прибыль и в абсолютных показателях, и в пересчете на одну акцию резко уменьшилась. Однако февраль не принес мейджорам обнадеживающих новостей: курсы их акций падали вместе с нефтяными котировками под давлением новостей о распространении коронавируса. С 5 по 28 февраля стоимость акций ВР на Нью-Йоркской фондовой бирже снизилась с $37,67 до $31,29, акции Royal Dutch Shell подешевели с €24 до €19,41 и т. д. В начале марта аналитики Bank of America констатировали, что акции американских энергетических компаний торгуются на самом низком уровне за последние 70 с лишним лет. А «черный понедельник» 9 марта усугубил ситуацию: акции Exxon Mobil Corp. упали примерно на 12%, бумаги Chevron Corp снизились в цене приблизительно на 15%, BP PLC снизились в цене примерно на 19%, бумаги Royal Dutch Shell PLC потеряли 17%, а акции французской Total SA упали на 18%.

Стоит отметить, что мотивация решения Саудовской Аравии начать ценовую войну не до конца понятна рынку.

«Рынок ожидал, что саудиты будут действовать в своей обычной манере — сокращать добычу для балансировки рынка, однако они поступили прямо противоположным образом.

Теперь вопрос заключается в том, объединят ли русские и саудиты силы против сланцевой нефти США или же они ведут борьбу друг с другом»,

— отмечает в комментарии для CNBC Франсиско Бланч, глава направления товарных рынков и деривативов инвестбанка BofA Securities.

В свою очередь, заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов считает, что на геополитической арене Саудовская Аравия исторически играет на стороне США. Именно эти две страны стали главными бенефициарами сделки ОПЕК+. «Очень быстро сделка ОПЕК+ превратилась в инструмент экспансии американских сланцевых компаний, — отметил Фролов в комментарии ТАСС. — Поддержание стабильно высоких цен на нефть обеспечило прибыльность американской сланцевой добычи, возможность завершить создание экспортной инфраструктуры и выйти на новые крупные рынки сбыта. Экспорт нефти из США за срок действия Соглашения вырос в пять раз, а доля американских компаний в мировой добыче увеличилась с 13% до 17%. Саудовская Аравия, в свою очередь, благодаря сделке ОПЕК+ смогла успешно провести стратегическую сделку по публичному размещению акций Saudi Aramco и обеспечить реализацию амбициозной программы социальных и экономических реформ в стране».

В любом случае, мировой рынок нефти давно находился в состоянии, когда перекраивание его структуры интересовало все большее количество игроков, считает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. «Перелом ситуации был неизбежен, и Россия своим решением, по сути, подтолкнула процесс. Сейчас можно ожидать, что колебания цен начнут бить рекорды, рынок будет штормить. Экономические последствия для всех стран-производителей будут серьезными, и оценить масштабы изменений удастся лишь позже. Во второй половине года цены могут прийти в равновесие, но никаких $60 за баррель мы не увидим», — полагает эксперт.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter