Механика «зеленого» пиара: декларации и реалии саммита СОР26

Аналитика
Механика «зеленого» пиара: декларации и реалии саммита СОР26
Механика «зеленого» пиара: декларации и реалии саммита СОР26
11 ноября 2021, 12:52Адаптированный перевод: Сергей Танакян
В ходе глобального климатического саммита СОР26 в Глазго официальные лица уже сделали ряд вводящих в заблуждение и преувеличенных заявлений, утверждает британская The Guardian

В ходе глобального климатического саммита СОР26 в Глазго официальные лица уже сделали ряд вводящих в заблуждение и преувеличенных заявлений, утверждает британская газета The Guardian в материале под заголовком «Анатомия подтасовки фактов: как Великобритания пытается представить СОР26 как успех». Проделанный изданием детальный анализ принятой в ходе саммита декларации об отказе от угля демонстрирует, что дальше громких слов инициативы СОР26 могут не пойти.

Первая неделя СОР26 была насыщенной: лидеры стран «большой двадцатки» сначала встретились в Риме, а затем переместились в Глазго, где к ним присоединились главы более чем ста других государств. На открытии саммита генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш предупредил, что недавние оптимистические оценки климатических рисков были иллюзией, призвав мировых лидеров прилагать более активные усилия по сокращению выбросов парниковых газов.

Самой крупной страной, которая отреагировала на эти призывы, оказалась Индия, третий по величине производитель парниковых газов в мире. Эта страна объявила о цели достичь нулевых выбросов к 2070 году, однако, согласно преобладающему мнению, это слишком поздно для достижения цели, которая декларируется на СОР26, — ограничить повышение средней мировой температуры уровнем 1,5 градуса Цельсия по сравнению с уровнем доиндустриальной эпохи.

Но, безусловно, наибольшую активность на первой неделе саммита проявляла страна-хозяйка мероприятия — Великобритания, организовавшая на площадке СОР26 ряд громких деклараций и соглашений по лесам, финансам и углю. Это было необходимо для поддержания потока позитивных новостей и импульсов для дискуссий, пока участники переговоров работали над деталями своих хитроумных планов.

О том, что происходило в ходе первой недели СОР26, можно судить всего по одному сообщению от Министерства бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании, которое появилось 3 ноября в 16.14, но было отозвано в 22.30 того же дня. Вот оно:

«КОНЕЦ УГЛЯ НЕ ЗА ГОРАМИ, ПОСКОЛЬКУ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ГАРАНТИРУЕТ АМБИЦИОЗНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НА САММИТЕ COP26».

«Деньги, уголь, автомобили и деревья — вот что требуется, чтобы увеличение мировой температуры не превысило 1,5 градуса», — такое памятное высказывание в начале этого года сделала Аллегра Страттон, представитель премьер-министра Бориса Джонсона. Ключевым моментом здесь выступает именно уголь — самое грязное ископаемое топливо, которое по-прежнему широко используется, а в некоторых странах его использование еще и растет. Если использование угля продолжится, у планеты нет надежд, что повышение температуры останется в пределах 1,5 градуса.

Таким образом, принципиальное решение по углю по любым меркам имеет важное значение для успешного результата СОР26.

Для Великобритании ключевым способом привлечь внимание к этой проблеме и подтолкнуть участников саммита на должный путь «чистой» энергии стало выделение угля в отдельный блок вопросов. Вот что говорилось дальше в релизе британского министерства:

«Благодаря мерам поддержки со стороны Великобритании и наших международных партнеров коалиция из 190 стран сегодня согласилась отказаться от угольной энергетики и прекратить поддержку новых проектов угольных электростанций».

Но именно здесь у Великобритании возникли затруднения. На СОР26 представлено ненамного, но все же больше, чем 190 стран. Все ли они планируют постепенно отказаться от угля? Или же это попытка выдать желаемое за действительное?

«Кампания, инициированная Великобританией, подразумевает обязательство крупных банков прекратить финансирование угольных проектов в дополнение к обязательствам Китая, Японии, Южной Кореи и стран G20 по прекращению финансирования зарубежных проектов угольной генерации к концу 2021 года. В результате любое государственное финансирование новых проектов в угольной энергетике теми же темпами фактически прекратится».

В этом году «большая семерка» под председательством Великобритании уже согласилась прекратить зарубежное финансирование угольных проектов, преодолев жесткое противодействие со стороны Японии. Позднее о готовности следовать этому примеру объявил Китай, и это серьезное достижение, предполагающее, что все крупнейшие государства, финансирующие угольные проекты в развивающихся странах, перестанут это делать.

Но это еще ничего не говорит о том, что те же самые страны строят новые угольные электростанции на своей территории — и по-прежнему могут это делать. То же самое касается и частного сектора: банки все так же могут финансировать угольные проекты, даже несмотря на то, что на первой неделе СОР26 они подписали еще одну важную инициативу правительства Великобритании. Речь идет о Финансовом альянсе для достижения чистых нулевых выбросов (GFANZ), который намерен мобилизовать на эти цели $130 трлн от 450 банков к 2050 году.

Следующий фрагмент релиза:

«Пришедшие к соглашению под председательством Великобритании в СОР26 страны обязуются ускорить поэтапный отказ от угля и быстро расширить масштабы внедрения экологически чистой энергии, что знаменует собой важный поворотный момент в глобальном переходе к чистой энергии».

Этот поток заявлений отражает подход, предпринятый Великобританией в рамках СОР26, который, по сути, имеет два направления. Во-первых, это жесткие переговоры под эгидой ООН, задачей которых является побудить отдельные страны выступить с собственными национальными планами сокращения выбросов и тем самым утрясти проблемы Парижского соглашения по климату 2015 года. Во-вторых, это ряд соглашений и инициатив, которые выходят за рамки технической части переговоров под эгидой ООН, но обеспечат конкретные средства сокращения выбросов.

Ни в том, ни в другом направлении нет ничего нового. Уже давно существует общее признание того, что не все необходимые для сокращения выбросов цели будут достигнуты с помощью рамочной конвенции ООН об изменении климата.

Не в последнюю очередь потому, что это громоздкий процесс, в рамках которого решения могут приниматься только на основе консенсуса, и он легко может быть прерван недружественно настроенными государствами. В США за последние 22 года республиканские администрации во главе с президентами, которые враждебно относились к действиям по борьбе с изменением климата, находились у власти 12 лет и уже скоро могут вернуться. В период, пока в Белом доме находился Дональд Трамп, который вывел США из Парижского соглашения, для сохранения прогресса в борьбе с изменениями климата были важны инициативы бизнеса и таких субъектов, как отдельные американские штаты и города.

В ходе СОР26 действительно было заключено много дополнительных соглашений, хотя официальные лица Великобритании и не одобряют такую формулировку. Среди них, в частности, был подписанный под руководством США и Евросоюза пакт о сокращении выбросов метана на 30% к 2030 году, что в случае успеха снизит глобальное потепление на 0,2 градуса. Кроме того, отметим соглашение более 130 стран о прекращении уничтожения лесов к 2030 году и соглашение по сокращению выбросов, подписанное в Глазго глобальными производителями цемента и стали. Последнее, по мнению экспертов, будет иметь принципиальное значение для снижения выбросов в этих двух отраслях, которые трудно декарбонизировать.

Следующий фрагмент из релиза британского министерства:

«Конец угля — важнейшего фактора изменения климата — близок благодаря тому, что Великобритания обеспечила коалицию 190 стран и организаций на СОР26, а такие страны, как Польша, Вьетнам, Египет, Чили и Марокко, объявили о своих четких обязательствах по поэтапному отказу от угольной энергетики».

Снова перед нами коалиция из 190 участников, но на сей раз упоминаются «страны и организации». Иными словами, нам намекают, что декларация может быть менее убедительной, чем казалось на первый взгляд: если Польша и Вьетнам являются крупными потребителями угля, то Египет, Чили и Марокко относятся к второстепенным. Египет, например, потребляет всего 0,1% угля в мире. Читаем дальше:

«Сегодняшние обязательства, полученные благодаря усилиям под руководством Великобритании, включая новую Декларацию о глобальном переходе от угля к чистой энергии, охватывают развитые и развивающиеся страны, основных потребителей угля и страны, уязвимые к изменениям климата. В их число входят 18 стран, которые впервые взяли на себя обязательство отказаться от строительства новых угольных электростанций и не инвестировать в них, включая Польшу, Вьетнам и Чили, что стало для СОР26 важной вехой в глобальном переходе к чистой энергии».

Так вот в чем суть дела: отказаться от угольной энергетики фактически соглашаются только 18 стран, и в этот список не входят 15 крупнейших потребителей угля в мире.

«Это заявление, обнародованное сегодня, обязывает страны всего мира:

  • прекратить все инвестиции в новую угольную энергетику, как внутренние, так внешние;
  • быстро наращивать масштабы внедрения экологически чистой энергетики;
  • поэтапно отказаться от угольной энергетики в 2030-х годах (для крупных экономик) и 2040-х годах (для остального мира);
  • осуществить справедливый переход от угольной энергетики таким образом, чтобы это принесло пользу трудящимся и обществу».

Обратим внимание на даты.

2030-е годы для крупных экономик — это слишком поздно: чтобы достичь цели в 1,5 градуса, они должны постепенно отказаться от угля уже в ближайшее десятилетие.

Германия, например, планирует отказаться от угля в 2038 году — по мнению экспертов, это тоже слишком поздно. Для некоторых развивающихся стран отказ от угля в 2040-е годы может быть вполне приемлемым, но кто эти развивающиеся страны? Оказывается, что развивающейся страной считает себя Польша, несмотря на то, что она занимает 21 место в мире по размеру ВВП — но постепенно отказаться от угля она собирается к 2049 году.

«Кроме того, Китай, Япония и Корея, три крупнейших источника финансирования угольных проектов из государственных средств, обязались прекратить внешние инвестиции в угольную генерацию к концу 2021 года. Соглашения G7, G20 и ОЭСР о прекращении государственного международного финансирования угольной индустрии — убедительный сигнал о том, что мировая экономика переходит на ВИЭ. Это может положить конец выработке более 40 ГВт угольной энергии в 20 странах, что эквивалентно более чем половине генерирующих мощностей Великобритании.

Министр по делам бизнеса и энергетики Куоси Куортенг заявил:

«Сегодняшний день знаменует собой веху в наших глобальных усилиях по борьбе с изменениями климата, поскольку страны из всех уголков мира объединились в Глазго, чтобы заявить, что уголь больше не будет иметь никакого значения для производства электроэнергии.

Сегодняшние амбициозные обязательства, взятые на себя нашими международными партнерами во главе с председательствующей в СОР26 Великобритании, демонстрируют, что конец угля близок. Мир движется в правильном направлении в готовности решить судьбу угля и воспользоваться экологическими и экономическими преимуществами построения будущего, основанного на чистой энергии.

Для достижения целей Парижского соглашения по ограничению роста глобальной температуры до 1,5 градуса глобальный переход к чистой энергии должен происходить в четыре-шесть раз быстрее, чем сейчас. Поскольку уголь является важнейшим фактором изменения климата, поэтапный отказ от него и быстрый всеобъемлющий переход к чистой энергии крайне важны, если мы хотим ограничить повышение температуры уровнем 1,5 градуса.

28 новых участников сегодня присоединились к крупнейшему в мире альянсу по поэтапному отказу от угля (РРСА), созданному при сопредседательстве Великобритании. Чили, Сингапур и Дурбан присоединились к более чем 150 странам, субнациональным корпорациям и компаниям, включая финансовых партнеров NatWest, Lloyds Banking, HSBC и Export Development Canada. Совокупные активы, вовлеченные в цели поэтапного отказа от угля в рамках альянса, составляют более $17 трлн»».

Между тем неправительственные организации уже критиковали альянс РРСА, созданный в 2017 году Великобританией и Канадой, за слабость правил, которые дают его участникам огромную свободу действий в продолжении использования угля. А банк HSBC был подвергнут критике в ходе СОР26 за то, что в 2018-20 годах профинансировал угольные проекты на $15,2 млрд. «Нам действительно нужно кончать с углем, причем быстро. Но, к сожалению, новая коалиция повторяет недостатки альянса РРСА. Попросту говоря, PPCA не делает того, о чем заявляет, поскольку поставленная им цель отказа от угля к 2050 году опаздывает на десять лет, а вопрос о добыче угля вообще замалчивается», — комментирует Патрик Макколли, старший аналитик инициативной группы Reclaim Finance.

«За последние шесть лет количество новых угольных электростанций, запланированных во всем мире, сократилось на 76%. Это означает, что после принятия Парижского соглашения произошел отказ от 1000 ГВт новых угольных электростанций, что примерно в 10 раз превышает общую пиковую генерирующую мощность Великобритании. Сегодняшнее глобальное соглашение о переходе от угля к чистой энергии стало возможным благодаря ряду других инициатив, инициированных Великобританией и т. д.».

Все эти официальные сообщения были сделаны очень поздно, так что у ежедневных изданий оставалось очень мало времени на проверку фактов. Некоторые СМИ перепечатали эти сообщения, но позже им пришлось от них отказаться — и это вызвало предположения, что соглашения содержали изъяны или лазейки.

Отчасти беспорядок был неизбежен, потому что на таком мероприятии, как СОР26, отдельные страны могут зарегистрироваться в самый последний момент, и Великобританию нельзя винить за стремление привлечь как можно больше участников. В то же время мы видим, насколько сложным для Великобритании оказалась координация своей стратегии СОР26 в разных структурах правительства — приведенные заявления были сделаны Министерством бизнеса, энергетики и промышленной стратегии BEIS, хотя для руководства в Глазго существует отдельная структура.

При этом угольная декларация была не единственной неоднозначной новостью прошлой недели.

Заявление Великобритании, в рамках которого 130 стран согласились прекратить вырубку лесов, также подверглось критике, когда Индонезия сообщила, что подписанное ею обязательство является несправедливым; кроме того, отмечалось, что предыдущие аналогичные соглашения не были выполнены. Не избежал критики и финансовый альянс GFANZ: его участники объявили о своих совокупных ресурсах в $130 трлн, но не указали, что, вероятно, будут использовать для «зеленых» целей лишь небольшую часть этой суммы.

«На этой неделе из Великобритании поступило несколько сообщений, которые могут ворваться в заголовки СМИ, но оценить их истинную ценность чрезвычайно сложно, особенно учитывая скорость событий в ходе СОР26. Бориса Джонсона критиковали за то, что он занимался управлением с помощью пресс-релизов, и теперь этот принцип, похоже, распространяется и на руководство саммитом ООН по климату. Все эти декларации радуют глаз, но, сколько ни говори „халва“, сладко во рту не станет», — резюмировал разочарование многих наблюдателей Мохамед Адоу, глава аналитического центра Power Shift Africa в столице Кении Найроби.

Материалы по теме:
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter