Топливный рынок в поисках альтернатив
Аналитика

Топливный рынок в поисках альтернатив

6 января , 12:55Екатерина Вадимова
Для России одной из таких альтернатив может стать массовое внедрение технологии газожидкостной конверсии для производства бессернистого топлива из газа

Призрак новых экологических норм начинает существенно влиять на мировой авторынок, тормозя его развитие.

Производители автомобилей предвидят ведение серьезных ограничений на использование нефтепродуктов, что ускорит переход развитых стран на электротранспорт, и это нервирует как производителей, так и потребителей.

Однако, согласно экспертной оценке, более высокие экологические стандарты — это далеко не всегда полный отказ от углеводородного сырья, а, скорее, правильная его переработка.

Стоит отметить, что, по мнению Международного валютного фонда (МВФ), на долю автопроизводителей приходится около 5,7% мирового ВВП и 8% глобальной торговли. Отрасль является крупным потребителем стали, алюминия, пластика, других материалов и комплектующих, поэтому ее проблемы представляют угрозу для мировой экономики. The Wall Street Journal подсчитал, что в США пик спроса на автомобили был зафиксирован в 2016 г., в Евросоюзе — в 2000 г., а в Японии — в 1990 г.

В настоящее время автопрому становится сложно соответствовать новым экологическим стандартам. Например, согласно последним требованиям европейских властей, выбросы углекислого газа автомобилей должны быть снижены на 20% к 2021 г. Для этого необходимо внедрения новых технологий, которые по подсчетам аналитика Evercore ISI Арндта Эллингхорста, увеличат стоимость автомобилей на €800–5000 или на 5–11%. При этом продажи снизятся, даже если цены вырастут только на 2–5%.

Уже сейчас возможность отказа от автомобилей с традиционными ДВС в пользу более экологичных гибридов и электрокаров рассматривают в Германии, Франции, Норвегии, Нидерландах и даже Индии. В Великобритании власти Бристоля уже приняли закон, запрещающий дизельным автомобилям въезжать в центр города с 2021 года. Таким образом, Бристоль станет первым населенным пунктом в королевстве, где будет введен официальный запрет на эксплуатацию машин с двигателями на «тяжелом топливе».

Помимо электричества, в ЕС идут активные разработки новых водородных технологий.

В частности, стало известно, что французская Plastic Omnium получил значительный заказ от немецкой автомобильной компании на разработку водородных резервуаров на 350 бар. Контракт предусматривает поставку оборудования для автобусов и считается крупнейшим проектом в Европе для данного типа транспортных средств.

С китайским рынком также не все в порядке. Казалось бы, он огромный, но власти КНР также решили взяться за экологию и в 2018 году значительно повысили налоги на продажу автомобилей. Любопытно, что при этом в Китае прекратили субсидировать производителей электромобилей, которых благодаря поддержке государства стало слишком много. Это несколько диссонирует с европейским представлением об экологии.

Однако одной из наиболее передовых стран, которая без всякой борьбы за экологию начала переходить на возобновляемые источники энергии, является Бразилия. В ней почти 50% внутреннего спроса на топливо удовлетворяется за счет биоэтанола, производимого из сахарного тростника. Переход на этот вид топлива там начался еще 70-е годы, когда в стране в три раза подорожала нефть, а цены на тростник наоборот упали. В 2018 году биоэтанол там стоит почти на 30% дешевле бензина. В качестве «побочного» эффекта страна получает сокращение выбросов, поскольку этот вид топлива гораздо более экологически чистый.

Пример Бразилии показывает, что в борьбе за чистоту окружающей среды, а также экономию далеко не всегда надо менять всю промышленную стратегию и выбрасывать на свалку в прямом смысле слова значительную часть автотранспорта.

По мнению независимого эксперта Вячеслава Мищенко, для России и других крупных производителей газа одной из перспективных технологий является GTL (Gas-to-liquids, получение из природного газа высококачественных моторных топлив или других углеводородных продуктов):

«Я считаю, что „Газпрому“ как воздух необходимо включить данное направление в свою стратегию.

Производство синтетических топлив и вообще синтез газа — это очень обширная область. С этими технологиями можно утилизировать газ и улучшить качество нефтепродуктов. То есть не ставить дорогостоящие установки на НПЗ, которые и так сейчас утратили свою маржинальность в связи с последним налоговым маневром, а использовать технологию GTL при утилизации газа на небольших установках для нефтеперерабатывающих предприятий. За счет получаемого синтетического топлива можно было бы доводить качество выпускаемых нефтепродуктов до высокого уровня. Полученное по технологии GTL топливо — это бессернистый продукт. Есть даже поручения президента РФ от 2014 года по внедрению данной технологии, но, к сожалению, как говорится „воз и ныне там“. Нет конкретного ответственного лица в правительстве, которое бы всем этим занималось. „Газпром“ сейчас этим тоже не занимается», — рассказал эксперт в интервью «НиК».

Он пояснил, что себестоимость данного топлива высокая только в единичных пилотных проектах, но если эти проекты имплементировать при законодательной поддержке, то данные промышленные установки по производству синтетического топлива из газа могут быть сопоставимы с обычной нефтепереработкой. Кроме того, эксперт отметил, что технологии GTL весьма эффективны для решения проблемы ухудшающегося качества российской нефти как в добывающем сегменте, так и в системе «Транснефти».

По мнению Мищенко, технологии GTL могли бы значительно помочь и российской газовой отрасли идти в ногу со временем, поскольку трубопроводные поставки и даже технология СПГ — это прошлое.

В частности, эксперт пояснил, что в ближайшее десятилетие «Газпром» столкнется с серьезными проблемами реализации газа на европейском направлении: «Вопрос в том, где мы будем это газ монетизировать. Китайское направление не безгранично. Может быть, вторую систему „Сила Сибири-2“ и построят через Монголию, но на этом массовое увлечение трубопроводной стройкой будет закончено. „Труба“ конечна, и на другой ее стороне по-разному может складываться ситуация. Сидеть и ждать того, что мы будем жить с этими трубами еще 100 лет, просто глупо», — заметил Мищенко.

Эксперт также указал, что в России нет собственной топливной стратегии, поэтому никто и не занимается новыми стратегическими проектами в этой области: «Не было содержательной беседы по налоговому маневру, марже нефтепереработки, какие мы хотим видеть экологические стандарты. Сейчас мы тушим пожар, который в 2018 году возник с ценами, находим виноватых, пытаемся переложить ответственность на кого-то.

Тем не менее, стратегическая дискуссия должна иметь горизонт хотя бы 30-25 лет, но ее никто не ведет»,

— резюмировал Мищенко.

Подводя итог, можно отметить, что в настоящее время весь мировой топливный рынок находится в поиске новой стратегии, поскольку даже без учета экологической составляющей все прекрасно понимают, что эра низкой себестоимости добычи нефти подходит к концу. Скоро спирт, газойль, электричество или водород станут вынужденной топливной альтернативой. России же, хотя она и обладает крупнейшими запасами нефти, стоит не упускать из виду новые направления мирового топливного рынка и постараться работать на опережение.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter