Зеленый курс: возможности и угрозы

Аналитика
Зеленый курс: возможности и угрозы
Зеленый курс: возможности и угрозы
3 декабря 2020, 17:20Сергей Кузнецов
Как Россия и ЕС пытаются строить отношения в низкоуглеродном будущем, обсудили на российско-европейской онлайн-конференции по климату

Климатическая повестка — это реальность, которую нужно принять. Мировую энергетику ждет серьезная трансформация, а странам-экспортерам ископаемого топлива уже сегодня нужно подумать о своем будущем. Как вписаться в энергетический переход, обсудили на российско-европейской онлайн-конференции по климату, организованной Московской школой управления SKOLKOVO и представительством Европейского Союза в Российской Федерации.

Будучи крупными торговыми партнерами, Россия и Евросоюз пытаются наладить диалог, как строить отношения в низкоуглеродном будущем, которое по всей видимости уже не за горами. Европейцы твердо встали на путь зеленой энергетики. Причем COVID-19 и вызванный пандемией экономический кризис только ускорили движение по заданной траектории. В сентябре этого года Еврокомиссия объявила о том, что собирается увеличить сокращение углеродных выбросов к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года до 55%, тогда как ранее целевой показатель составлял 40%. При этом порядка 30% средств европейской программы восстановления экономики, рассчитанной до 2027 года, будут направлены в проекты «зеленой энергетики».

Почему ускоряются европейцы?

По мнению Еврокомиссии, потепление идет слишком быстро, и если не предпринять меры сегодня, завтра может быть поздно. Выступавшая на конференции Клара де ла Торре, заместитель генерального директора по климатическим действиям Европейской комиссии, заявила: «Изменение климата в большинстве случаев — это последствия человеческой деятельности, и мы понимаем, что все происходит гораздо быстрее, чем мы предполагали. Мы знаем, что температура уже в среднем поднялась более чем на 1 градус, и времени у нас осталось очень мало. Надо поторопиться, чтобы скорректировать процесс роста температуры».

Но дело не только в этом.

Евросоюз решил использовать климатическую повестку как один из главных инструментов выхода из экономического кризиса, о чем прямо говорят чиновники Евросоюза.

Франс Тиммерманс, исполнительный заместитель председателя Европейской Комиссии, отметил: «Зеленый курс — это не только ответ на экологический кризис, но и деньги, которые могут использоваться для восстановления экономики… Мы решили использовать Зеленый курс как основу стратегии нашего роста». Удачный пример, по его мнению, — это реновация. «40% нашего энергопотребления приходится на отопление и охлаждение зданий, — рассказал Франс Тиммерманс. — Если можно сократить потребление электроэнергии в зданиях, мы не только достигаем климатических целей, но и снимаем проблему энергетического голодания. Это также создает много новых рабочих мест для бизнеса».

А вот тем странам, которые экспортируют ископаемое топливо, придется смириться, что длительного будущего у этого топлива нет, и подумать о том, как вписаться в новую реальность, уверен Тиммерманс. Он подчеркнул, что определенные перспективы России связаны с водородом. «При энергетическом переходе водород будет играть все более важную роль… — отметил чиновник,

— Конечно, мы стремимся к зеленому углероду, который производится за счет возобновляемых источников энергии. Но голубой водород также важный элемент энергоперехода…

Это может быть вариантом сотрудничества между Россией и Евросоюзом». По всей видимости, именно «не самый чистый» водород — это та рыночная ниша, которую европейцы сегодня готовы предложить РФ на перспективу.

Российская сторона, судя по всему, приняла как данность то, что климатическая повестка Евросоюза — это всерьез и надолго. При этом официальные российские спикеры обращали внимание, что ситуация в стране со снижением выбросов СО2 даже лучше, чем в Евросоюзе.

Руслан Эдельгериев, советник и специальный представитель президента РФ по вопросам климата, отметил: «В целом от базового периода Российская Федерация сократила выбросы на 41 млрд тонн СО2 эквивалента, Европейский Союз в этот же период снизил выбросы на 19 млрд тонн СO2 эквивалента». Павел Завальный, председатель Комитета по энергетике Государственной Думы РФ, подчеркнул чистоту российского энергобаланса, «хотя он и не основывается на ВИЭ».

Самый острый вопрос, который волнует российскую сторону, — это углеродное пограничное регулирование.

«Мы с озабоченностью наблюдаем за углеродным регулированием ЕС против отдельных стран-экспортеров продукции», — сказал Руслан Эдельгериев. Он отметил, что будет проведен «эксперимент в ряде российских регионов, где будут оттачиваться механизмы регулирования, квотирования», и по результатам эксперимента будет анализироваться экономическое взаимодействие с Евросоюзом.

Павел Завальный прокомментировал ситуацию так: «Введение углеродных сборов для традиционной энергетики и субсидирование за этот счет возобновляемой энергетики — не самый верный путь для достижения климатических целей. Такое обложение данью традиционное энергетики будет искажать ценовые сигналы и не способствовать устойчивому развитию самой энергетики. Кроме того, важно, чтобы углеродные сборы не использовались в политических целях как орудие протекционизма и дискриминации».

Комментируя позицию Евросоюза и России относительно климатической повестки и углеродного регулирования, Игорь Макаров, руководитель лаборатории экономики изменения климата НИУ ВШЭ, отметил:

«ЕС воспринимает зеленую повестку и декарбонизацию как возможность, а Россия как угрозу.

ЕС — один из активных игроков. Россия… занимает выжидательную позицию… Евросоюз рассматривает „Зеленый курс“ как возможность выхода из кризиса пандемии для восстановления экономики и обеспечения собственной энергобезопасности… Россия воспринимает зеленую повестку сквозь призму угроз для экспорта не только ископаемого топлива, но и любой углеродоемкой продукции. И эти позиции понятны, они связаны с разной специализацией стран».

По его мнению, действия Евросоюза, связанные с пограничным углеродным регулированием, не сближают подходы. «Евросоюз рассматривает такое регулирование как некое решение проблемы безбилетника с точки зрения общественного блага, Россия — сквозь призму протекционизма… Нужна некая позитивная повестка, она возможна если обе страны будут менять подходы к этой проблеме, учитывая интересы друг друга», — полагает эксперт.

Сергей Кузнецов

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter