Маленькая Ливия может стать большой проблемой
20 января , 12:56
Нестабильность в Восточном Средиземноморье мешает реализации крупных региональных проектов по добыче и транспортировке газа

С первых дней наступившего 2020 года мировой рынок нефти находится под влиянием возрастающей геополитической напряженности на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Не успели нефтяные котировки отыграть назад после американо-иранского ракетного «размена», как обострившееся военное противостояние привело на днях к остановке экспорта ливийской нефти из пяти крупных портов страны. Согласно официальному заявлению представителей ливийской National Oil Corporation (NOC), в связи с чрезвычайным положением компания прекращает экспорт нефти из портов Рас-Лануф, Аль-Барика, Ас-Садра, Аль-Харика и Зайтуния. По оценкам экспертов, это приведет к падению ливийского экспорта практически на 80% и усилит волатильность на нефтяном рынке. Напомним, что Ливия является полноправным членом ОПЕК и еще буквально месяц назад глава корпорации NOC Мустафа Саналла публично пообещал увеличить добычу в стране на 70% в течение следующих лет. К сожалению, текущая динамика экспорта не внушает оптимизма.

«Ливийский вопрос» стал ключевой мировой политической темой на прошлой неделе.

Сначала в Москве, а затем уже и в Берлине состоялись переговоры на высшем уровне, где обсуждалась дорожная карта по прекращению гражданской войны в стране, которая идет уже десятый год.

Почему ливийская повестка так важна, и зачем Россия активно включилась в процесс урегулирования ливийского конфликта? Оставим за скобками аспекты безопасности и посмотрим на прямое влияние ливийского урегулирования на мировой и региональный энергетический рынок на примере природного газа.

Нестабильность в Восточном Средиземноморье мешает реализации крупных региональных проектов по добыче и транспортировке газа на рынок сопредельных государств и, в первую очередь, в Европу. Например, израильско-американские партнеры уже начали добычу природного газа на месторождении «Левиафан» в израильском секторе Средиземного моря. Тем временем Египет осваивает запасы другого крупного месторождения «Зохр». В планах — запуск СПГ-проектов мощностью в 6-10 млрд куб. м, а также трубопроводного проекта EastMed, по которому газ из Восточного Средиземноморья будет поставляться в Европу. Старт проекту EastMed был дан 2 января 2020 года в Афинах, где страны-участницы (Греция, Кипр и Израиль) подписали межгосударственное соглашение о строительстве газопровода. Планируемая мощность EastMed 12-16 млрд куб. м.

Таким образом, на юг Европы в ближайшие несколько лет может прийти около 30 млрд куб. м газа из месторождений Восточного Средиземноморья.

Если учесть объемы газопровода TAP-TANAP — а это 16 млрд куб. м азербайджанского газа, — то возникает серьезная альтернатива российскому проекту «Турецкий поток» и, в целом, поставкам российского газа на южном направлении.

Поэтому особенное значение приобретает не только процесс мирного урегулирования в Ливии, но и последующее распределение сил в регионе и контроль над добычей и транспортировкой энергоресурсов в Средиземном море.