Прикладная вирусология и занимательная конспирология
16 марта , 10:50
Продолжительность и глубина очередного кризиса будет зависеть от запаса прочности у ключевых мировых игроков нефтяного рынка

В связи с официально объявленной на днях пандемией в мировых СМИ появились кричащие заголовки о том, что коварный вирус убивает не столько людей, сколько бизнес и мировую экономику. И на самом деле — даже при совсем поверхностном анализе статистических данных — можно сделать простой вывод, что в текущем моменте вред от распространения коронавируса, нанесенный в сфере здравоохранения, не сопоставим с его негативным воздействием на экономику отдельных стран, да и в целом на мировую экономику.

Мировой энергетический рынок первым принял на себя «вирусный удар». Аналитики уже записали в анналы истории очередной «черный понедельник», а в мировой нефтяной отрасли царит паника, которая усиливается целым набором негативных факторов, которые воздействуют на рынок одновременно. Отрасль попала в так называемый «идеальный шторм». Открылось широкое поле для распространения различных конспирологических теорий про то, кто и зачем это начал, кто против кого играет и чем это все закончится. Если оставить за скобками «мировую закулису» и ее роль в мировых процессах, то на поверхности можно увидеть очередной виток борьбы за рынки сбыта между основными мировыми игроками. Иными словами, на мировом рынке нефти «стало слишком тесно», и появилась хорошая возможность навести порядок.

Как долго будут «наводить порядок» на рынке, предсказать сложно, но можно предположить, что продолжительность и глубина очередного кризиса будет зависеть от запаса прочности у ключевых мировых игроков. Речь идет, конечно же, о цене на нефть.

Как долго национальные экономики Саудовской Аравии, России, США и других нефтепроизводителей и экспортеров смогут существовать в условиях низких цен — вот основной вопрос.

Пока мы слышим достаточно воинственные заявления со стороны саудовских властей, и складывается ощущение, что точь-в-точь повторяется сценарий пятилетней давности.

Как мы помним, после кризиса в 2014–2015 гг., спровоцированного все теми же саудитами, наступил 2016 год, ценовая война была резко свернута и по инициативе самих саудитов начался переговорный процесс, который привел к созданию нового формата ОПЕК+. Только вот смогут ли в обозримом будущем те же действующие лица вновь сесть за стол переговоров и также быстро и эффективно договориться, как четыре года назад? Но смогут ли бывшие партнеры «войти в ту же самую воду дважды»? Вот это представляется маловероятным.

И здесь уже нельзя не учитывать те процессы в экономике, которые были запущены под воздействием нового вируса.

В рамках нарастающей борьбы с коронавирусом идет активное разрушение глобалистской модели, мировой рынок вступает в фазу регионализации и даже в какой-то степени изоляции.

Разрушаются сложившиеся десятилетиями экономические связи, меняются торговые практики и возникают новые формы взаимодействия участников мировой экономической деятельности. Здесь немаловажную роль играют и новые технологии (такие как блокчейн, например). Поэтому представляется, что и у российских нефтегазовых компаний стратегия должна становиться все более инновационной и адаптивной, без ожиданий новых кулуарных договоренностей со стороны политических властей. У классиков абсолютно справедливо сказано, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».