Белорусский казус
10 августа , 15:02
Действующий президент Белоруссии и его окружение за очень короткий срок предвыборной гонки свели на нет всю систему взаимоотношений в рамках ЕАЭС

В Белоруссии прошли выборы президента — самые непростые и драматические за всю новейшую историю. Официально результаты еще не объявлены, и пока идёт подсчёт голосов, но оппозиция по ставшему уже классическим сценарию заранее объявляет о фальсификации результатов со стороны действующей власти и собирает своих сторонников на массовые протесты. С высокой долей вероятности можно предсказать, что протесты будут массовыми и пройдут не только в столице, но и в других белорусских городах.

На этом фоне не может не удивлять то, как вела себя нынешняя белорусская власть накануне выборов.

Напомним, что самым громким предвыборным скандалом стало задержание более 30 российских граждан в Минске с последующими обвинениями со стороны высшего руководства Белоруссии (включая действующего президента) в попытке организации протестов и покушения на самого Лукашенко. Последовавшая развязка кризиса была не менее удивительна, чем сама история с задержанием: во всем оказались виноваты украинские спецслужбы, которые по официальным заявлениям как белорусской, так и российской стороны, организовали эту провокацию для дестабилизации отношений между двумя братскими республиками.

Оставим политологам и политтехнологам детальный разбор самой избирательной кампании и всех сопутствующих этому процессу скандалов — посмотрим на ситуацию с точки зрения влияния этой избирательной компании на интеграционные процессы как в рамках Союзного государства, так и с точки зрения Евразийского проекта. Напомним, что на предыдущий 2019 год пришлось сразу несколько юбилейных дат: 20 лет с момента подписания Договора о Создании Союзного государства России — Белоруссии, 25 лет евразийскому интеграционному проекту и 5 лет Договору о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Тогда белорусский президент прилетел к своему российскому коллеге Владимиру Путину в Сочи, где по случаю юбилейного года лидеры двух стран обсудили ряд животрепещущих вопросов, включая и «нефтяной» — цену на российскую нефть для Белоруссии.

Как раз тогда, комментируя эти переговоры, мы отмечали, что становится как-то совсем тревожно за судьбу евразийского интеграционного проекта.

И дело как раз не в обостряющемся российско-белорусском споре вокруг цены на нефть. И даже не в том, что российский бюджет достаточно давно уже практически субсидирует белорусскую нефтепереработку, как и экономику в целом. Мы отмечали тогда, что, хотя у России и больший «запас прочности» в этом споре, но это, на наш взгляд, не должно означать, что диалог с партнерами по ЕАЭС нужно всегда вести с позиции силы — достаточно лишь вспомнить как развивались события в многолетнем «газовом споре» между Россией и Украиной. Мы подчеркивали, что в российско-белорусском конфликте не будет победителей, поскольку при его углублении будут подорваны интеграционные процессы на всем евразийском пространстве.

Но август 2020 года создал «белорусский казус» — с позиции силы, обвинений и угроз вдруг заговорил «младший брат».

И хотя стороны нашли временный выход из ситуации, свалив всё на интриги третьей стороны, но, как говорится, осадок остался. Действующий президент Белоруссии и его окружение за очень короткий срок предвыборной гонки свели на нет всю систему взаимоотношений, которая выстраивалась долгие годы, значительно ослабив свои переговорные позиции.

К сожалению, сузив себе поле для маневра, белорусский лидер нанес удар и по союзной, и по евразийской интеграции. Очевидно, что старая и привычная «интеграционная модель» уходит в прошлое — нужны новые подходы и более устойчивый механизм интеграции, который будет исключать конъюнктурные риски, возникающие каждый выборный год в той или иной стране-участнице ЕАЭС.