Oilcapital
Леонид Хазанов: Санкции требуют снижения технологической зависимости ТЭК
25 сентября 2018, 14:09
Леонид Хазанов: Санкции требуют снижения технологической зависимости ТЭК
Фото: gazprom-neft.ru
В среднесрочной перспективе необходимые инвестиции в замену импортных технологий и агрегатов можно оценить минимум в 3-5 трлн рублей

В Конгрессе США рассматривается законопроект «О защите США от агрессии Кремля 2018 г.», предусматривающий введение санкций против энергетического сектора России. Под их действие подпадает любой проект, поддерживаемый компанией, контролируемой правительством России, стоимостью свыше $240 млн. Кроме того, они могут быть распространены на организации и лица, содействующие развитию нефтяной отрасли нашей страны и связанной с ней инфраструктуры.

В условиях санкционного давления на Россию вопрос о снижении технологической зависимости нефтегазового комплекса становится как никогда актуальным.

Долю импортного оборудования в структуре парка для добычи углеводородов можно оценить на уровне 50-55% в зависимости от конкретной номенклатуры, программного обеспечения – 85-90%.

Сейчас нам нужны собственные роторные управляемые системы, оборудование для проведения многостадийного разрыва пласта (на 10 и более стадий), плавучие установки и суда обеспечения, техника для морской сейсморазведки и др. Даже грубая прикидка позволяет оценить необходимые инвестиции в замену импортных технологий и агрегатов минимум в 3-5 трлн рублей в среднесрочной перспективе.

В случае вступления в силу законопроекта под удар санкций прежде всего подпадет проект прокладки газопровода «Северный поток – 2» протяженностью 1,224 тыс. км и пропускной способностью 55 млрд в год. Его стоимость превышает €9 млрд (более $10 млрд) и находится выше уровня, предусмотренного данным документом. Оператором проекта выступает компания Nord Stream 2, акционером которой является находящийся в государственной собственности российский газовый гигант «Газпром».

Экономический характер американского законопроекта явно имеет двойное назначение: он призван остановить или усложнить строительство «Северного потока – 2» (укладка его труб на дно Балтийского моря уже началась) и одновременно навязывает европейцам поставки сжиженного природного газа (СПГ) из США.

И хотя законопроект еще не принят, он не может не вызывать беспокойство. Ведь под санкции может попасть не только «Газпром», но и инвесторы «Северного потока – 2»: Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall. Недаром в конце августа в западной прессе появилась информация о возможности выхода из проекта Uniper, им же быстро и опровергнутая.

Точные формулировки закона до сих пор неизвестны. Можно предположить, что он будет запрещать прямо или косвенно финансировать проекты по прокладке газо- и нефтепроводов из России в Европейский Союз.

Правда, здесь санкции против «Северного потока – 2» явно запоздали, поскольку инвестиции в него уже сделаны, трубы закуплены (иначе бы прокладка не стартовала). Но, разумеется, партнеры «Газпрома» могут занервничать подобно Uniper, опасаясь исключения из платежного оборота, то есть невозможности использовать доллар.

Однако если в законе пропишут ограничения на оказания услуг, то под них подпадет швейцарская фирма Allseas – именно ей принадлежит судно Solitaire, ведущее трубоукладочные работы.

Собственно, в США давно реализуется идея продаж СПГ в Старый Свет. Согласно данным Европейской комиссии, в течение двух лет с момента прихода первого танкера с СПГ из США в Португалию, его импорт в ЕС вырос до 2,8 млрд куб.м. Причем в 2017 году страны ЕС закупили 10% от всего объема экспорта американского СПГ.

В январе же текущего года в порт Бостона прибыл танкер с СПГ, произведенным в рамках проекта «Ямал СПГ». Причина противоречия банальна: тогда из-за сильного похолодания и снежных штормов резко выросли цены на газ на восточном побережье США на фоне сокращения его запасов в подземных хранилищах. Конечно, речь идет о единичной поставке, тем не менее она наглядно демонстрирует всю парадоксальность энергетического бизнеса США.

Впрочем, в ЕС не спешат отказываться от российского газа в пользу американского. Суммарная мощность существующих в нем терминалов по приему СПГ достигает 210 млрд м3, их загрузка – 20%. По стоимости газ из США на 30-50% дороже российского.

Несмотря на сложные политические отношения между Россией и США, американские Schlumberger и Halliburton продолжают оказывать услуги нефтегазовым компаниям в нашей стране и уходить, похоже, не собираются.

Если на минуту представить, что они все-таки покинут Россию, то быстро заменить их будет затруднительно: либо у нас попросту нет подобных поставщиков, либо их возможности сильно ограничены.

Например, договоренности Halliburton с «Газпромом» предусматривают отработку технологии повторного многостадийного гидроразрыва пласта в горизонтальных скважинах. Он нужен для поддержания уровня добычи на газовых залежах с высокой степенью выработки. Рано или поздно такой стадии достигнут и месторождения, «питающие» «Северный поток – 2».