Маневр против бензина
31 октября 2018, 20:16
Екатерина Вадимова
ФАС недвусмысленно намекает ВИНКам, что теперь они должны отвечать за все действия финансового сектора кабинета министров, который так ратовал за обнуление экспортных пошлин и рост акцизов на бензин

Пока правительство и представители компаний решают, как сгладить последствия принятого летом налогового маневра, Федеральная антимонопольная служба недвусмысленно намекает ВИНКам, что теперь именно они должны отвечать за все действия финансового сектора кабинета министров, который так ратовал за обнуление экспортных пошлин и рост акцизов на бензин. На днях ФАС возбудила первое дело из-за дискриминационной политики в отношении независимых АЗС на Камчатке. При этом регулятор забыл учесть, что в этом регионе закупочные цены на топливо для заправочных станций ВИНКов и других АЗС одинаковые. Только ВИНКи, выполняя поручение правительства РФ, работают себе в убыток.

30 октября замглавы Федеральной антимонопольной службы Анатолий Голомолзин сообщил, что УФАС Камчатского края возбудило дело против Независимой нефтегазовой компании (ННК) из-за дискриминационной политики в отношении независимых АЗС.

«Не так давно, в конце сентября, выносилось предупреждение нашим территориальным управлением на Камчатке в отношении Независимой нефтегазовой компании, и в прошлую пятницу дело было возбуждено – по поводу недобросовестной конкуренции между ННК и независимыми АЗС на территории Камчатского края. То, каким образом ведет бизнес ННК на территории этого региона, может приводить к недобросовестной конкуренции», – отметил Голомолзин.

Он пояснил, что ФАС в октябре зафиксировала рост цен на топливо, особенно на дизель. В большей степени это касается регионов Дальнего Востока.

Стоит отметить, что обеспечением Камчатки ГСМ занимается Группа компаний «ННК», которая не является экспортером и 100% производимых моторных топлив реализует на внутреннем рынке.

Отсутствие в регионе других вертикально интегрированных компаний объясняется, прежде всего, сложной логистикой и незаинтересованностью развивать нефтеперерабатывающие мощности на Дальнем Востоке. Напомним, что именно ННК является инвестором, вкладывающим достаточно большой объем средств в развитие производственных мощностей в регионе.

Что же касается цен на заправках компании, то, согласно статистическим данным, с января по 31 октября 2018 г. рост розничных цен на АЗС ННК в Камчатском крае составил всего 1 руб. за литр, при этом зафиксированный средний рост розничных цен в других регионах России составил 4 руб. за литр и выше. В ВИНК это объяснили тем, что компания сдерживает цены за счет собственных и заемных финансовых ресурсов в сети АЗС ННК. Конечно, независимые автозаправочные станции не могут себе этого позволить, но ВИНКи выполняют предписание правительства, и совсем не в их интересах банкротить других участников рынка, так как в регионе просто нет конкуренции. В компании отметили, что они внимательно следят за положением независимых АЗС: «Мы работаем на одном рынке, вместе проходим через трудности периода завершения налогового маневра».

При этом, почему за новое налоговое законодательство в нефтянке должны расплачиваться компании, работающие только на внутреннем рынке, в правительстве не объясняют.

Наиболее остро мнение нефтяных компаний о действиях кабинета министров выразил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

«Правительство пытается переложить ответственность за принятые им решения, формирующие условия рынка, на бизнес. Постепенное обнуление экспортной пошлины на нефть в рамках налогового маневра приравнивает экономику российского рынка к мировой. Значит, у вас будут европейские цены. А какие цены – вот и считайте.

Вы же переместили налоговую нагрузку нефтяных компаний с экспортных пошлин на обложение переработки и розницы. Это же ваш маневр, вы маневрируете. Вы маневрируете – вы и отвечайте»,

– цитируют Леонтьева «Известия».

Однако в правительстве никто не собирается возлагать на себя ответственность за возможные последствия такого налогового маневрирования, более того, по сути, никому не интересно, действительно ли ВИНКи нарушают антимонопольное законодательство, поскольку для регулятора главное – найти «стрелочников», которые теперь будут отвечать за все «перекосы» рынка.

В частности, в своем комментарии на обвинения ФАС Группа компаний «ННК» отмечает: «Закупочные цены на топливо для АЗС сети ННК и других АЗС, расположенных на п-ове Камчатка, одинаковые: мы не делаем никаких преференций для собственных заправочных станций. С владельцами АЗС заключаются формульные договоры, которые выступают гарантом установления справедливого, прозрачного ценообразования.

Цены зависят от стоимости топлива на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Т. е. они формируются рынком, а не ВИНК: мы не можем инициировать поднятие цен, в чем нас пытаются обвинять».

На Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже действительно с августа по текущий момент произошел рост цен АИ-92 на 13%, стоимость зимнего дизельного топлива с начала октября выросла уже на 10%. Поэтому обвинение ВИНКов в повышении цен может объясняться либо незнанием специфики системы ценообразования, либо желанием чиновников переложить ответственность на плечи крупных игроков, на которых и так лежит большая социальная нагрузка в регионах присутствия. Заодно и поссорив их с независимыми АЗС, на долю которых приходится порядка 60% рынка.

Вместе с тем реализация налогового маневра в отрасли уже привела к тому, что Группа компаний «ННК», кроме выполняемой программы по обеспечению удаленных и малонаселенных районов Дальнего Востока топливом, вынуждена брать под свое крыло АЗС, от которых отказываются независимые компании. Закрытие этих станций ставит под угрозу обеспечение топливом целых районов, а ННК, неся социальную ответственность, обязана гарантировать населению доступность топлива.

Согласно экспертному мнению, если правительство в ближайшее время не выработает стратегические меры по спасению российской нефтепереработки, ситуация на топливном рынке будет только ухудшаться – цены на бензин неизбежно вырастут.

Если же их будут искусственно сдерживать, ухудшится качество поставляемых на внутренний рынок бензина и дизельного топлива. Кроме того, появятся серые, неподакцизные схемы поставок ГСМ на рынок.

Главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов прокомментировал ситуацию так:

Жесткая позиция правительства, которую мы услышали два дня назад, связана с тем, что кабинет министров не хочет шокового повышения цен с начала 2019 г. В это время может одновременно пойти волна подорожания топлива в связи с повышением НДС, завершением налогового маневра и увеличением акцизов. В связи с последним нефтяные компании требуют разрешить им увеличить стоимость бензина на 5-6 руб. за литр. Все эти факторы приведут к резкому росту цен, которого в кабинете министров никак не могут допустить, поскольку они грозят ускорением инфляции и могут спровоцировать рост общественного недовольства.

При этом только влияние завершения большого налогового маневра, в котором происходит поэтапная отмена таможенных пошлин, приведет к уменьшению маржи российской нефтепереработки при текущих ценовых параметрах к нулевым или близким к отрицательным значениям. При повышении акцизов, о котором тоже весьма четко заявили в правительстве, маржа нефтепереработки уйдет в отрицательную зону. Собственно, с этим и связаны опасения нефтяников.

По моему мнению, правительство сейчас пойдет на очередной шаг ручного управления отраслью.

Будет достигнуто некое компромиссное решение с отраслевиками, с тем чтобы с 1 января 2019 г. цены на нефтепродукты не росли и были бы заморожены на уровне цен IV квартала 2018 г. Но это не означает, что в следующем году стоимость ГСМ увеличиваться не будет.

Налоговый маневр – это попытка снижения субсидирования нефтеперерабатывающей отрасли со стороны федерального бюджета. При старой налоговой системе благодаря действию таможенной пошлины обеспечивалась возможность продажи нефтепродуктов на внутреннем рынке с премией. В России можно было продавать ГСМ по ценам ниже, чем на мировом рынке. Размер этой субсидии рос пропорционально росту цен на нефть.

Поэтому налоговым маневром правительство решает задачу по снижению субсидирования внутреннего рынка. В кабинете министров прекрасно понимали, что такая мера в той или иной форме отразится на внутренних ценах.

Таким образом, завершение налогового маневра решает проблемы федерального бюджета, но остаются проблемы региональных бюджетов, которым должны помочь акцизы.

Пока правительство выбрало путь наименьшего сопротивления в бюджетной сфере, уменьшив нагрузку на федеральный бюджет в плане субсидирования нефтепереработки за счет завершения большого налогового маневра и сохранив высокую налоговую нагрузку для нефтяных компаний в части акцизной политики. Думаю, что эта схема неправильная, потому что она рассчитана на еще большее увеличение налоговой нагрузки на нефтяные компании. Но мы видим, что ситуация серьезная и они в такой неблагоприятной налоговой среде долгое время функционировать не захотят. Конечно, ВИНКи могут сегодня пойти на сделку с правительством и договориться о том, что с 1 января 2019 г. цены повышаться не будут, но все это пока является тактическими решениями, не влияющими на стратегическую ситуацию.

В дальнейшем для отрасли есть несколько путей выхода из этой ситуации. Первый – это возможное плавное повышение внутренних цен на нефтепродукты для конечного потребителя. Второй – выработка стратегического компромисса между интересами бюджетов всех уровней и интересами российской нефтепереработки, с тем чтобы правительство пересмотрело свое отношение к акцизной политике. Третий, при котором правительство оставляет текущую акцизную и налогово-таможенную нагрузку без изменений, тогда нефтяные компании постепенно теряют интерес к российской нефтепереработке, она будет работать по остаточному принципу. В долгосрочной перспективе это будет грозить проблемами с качеством нефтепродуктов, их объемами, возможно, появятся серые схемы снабжения рынка топливом, увеличится количество неподакцизной продукции более низкого качества.

Екатерина Вадимова