Кризис пожирает плоды
31 июля, 14:05
Екатерина Вадимова
Дайджест ключевых отраслевых событий за неделю через призму мнений экспертов.

Убытки обнажаются

Прибыль в минусе: В I полугодии получили убытки Eni, Total, Royal Dutch Shell, ConocoPhillips.

Eni — чистый убыток, приходящийся на акционеров, по итогам первого полугодия 2020 года составил 7,355 млрд евро против прибыли годом ранее в 1,516 млрд евро. Выручка сократилась на 40% в годовом выражении — до 22,49 млрд евро. Добыча углеводородов в отчетном периоде уменьшилась на 5% — до 1,744 млн баррелей нефтяного эквивалента в день. По итогам второго квартала чистый убыток Eni достиг 4,4 млрд евро против прибыли в 424 млн евро годом ранее.

Totalв I полугодии компания получила приходящийся на группу чистый убыток в 8,335 млрд долларов против прибыли годом ранее в 5,867 млрд долларов. Выручка Total в отчетном периоде упала на 32% и составила 69,6 млрд долларов. Совокупный объем добычи углеводородов компанией в первой половине 2020 года составил 2,966 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки, что на 0,5% больше показателя за такой же период прошлого года.

Royal Dutch Shell — убыток, приходящийся на акционеров компании, в первом полугодии 2020 года составил 18,155 млрд долларов против прибыли в 8,999 млрд долларов за первое полугодие 2019 года. Выручка, включая доходы от совместных предприятий, уменьшилась на 47,3% — до 93,45 млрд долларов. Убыток компании в сфере геологоразведки и добычи (upstream) за отчетный период составил 1,512 млрд долларов против прибыли за аналогичный период прошлого года в 1,263 млрд долларов. Добыча снизилась на 5,6%, до 3,379 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки.

ConocoPhillips — по итогам первого полугодия 2020 года получил чистый убыток в размере 1,479 млрд долларов против прибыли в 3,413 млрд долларов годом ранее. Выручка по итогам января-июня составила 8,827 млрд долларов, что в 2 раза ниже показателя годичной давности. Чистая прибыль ConocoPhillips во втором квартале 2020 года составила 260 млн долларов, снизившись в 6 раз в годовом выражении.

BPв первом квартале 2020 года чистый убыток, приходящийся на акционеров, составил 4,365 млрд долларов против прибыли годом ранее на уровне 2,934 млрд долларов. Квартальная выручка ВР составила 59,54 млрд долларов, что на 12% ниже показателя годичной давности.

Нефтесервис в кризисе: Чистый убыток Schlumberger в 1 квартале 2020 г. составил 7,376 млрд долларов по сравнению с 421 млн долларов чистой прибыли за 1 квартал 2019 г. Без учета разовых факторов, скорректированная прибыль Schlumberger в 1 квартале 2020 г. составила 351 млн долларов. Выручка компании снизилась на 5%, до 7,455 млрд долларов.

Сланец в банкротстве: по данным Haynes & Boone, с января процедуру банкротства запустили 36 нефтегазовых компаний с совокупным долгом порядка 25,2 млрд долларов. В их числе крупнейшие Whiting Petroleum, California Resources, Chesapeake Enеrgy. В июне к ним присоединился крупный сланцевый производитель Extraction Oil & Gas. По прогнозу аналитиков Rystad Energy, порядка 140 американских нефтегазовых компаний объявят о банкротстве в этом году.

Удар был краткосрочным

Андрей Полищук, аналитик Райффайзенбанка: цены на нефть уже достаточно восстановились и этот процесс будет идти дальше. «Основное восстановление ожидается в 2021 году с восстановлением спроса. Все, конечно, будет зависеть от борьбы с пандемией, но пока прогнозы положительные», — заявил эксперт. По его словам, финансовые показатели у компаний также будут восстанавливаться в течение порядка двух лет: «2020 год будет тяжелый, однако 3-4 квартал — отчетности компаний будут с хорошим восстановлением. У кого-то даже стоит ожидать прибыли. В 2021 начнется большее восстановление. Ситуация нормализуется в 2022 году», — пояснил Полищук.

Эксперт заметил, что в сланцевом секторе еще могут быть банкротства, но это «условные банкротства», которые, по сути, являются слияниями и поглощениями: «С восстановлением цен начнет восстанавливаться добыча. Сланцевая нефть с нами уже навсегда», — отметил Полищук.

Александр Разуваев, руководитель информационно-аналитического центра «Альпари»: данный кризис является временным явление, но на дивиденды он повлияет. «Отрасль получила серьезный удар, но он был краткосрочным, я надеюсь, что все основные игроки выживут. Если говорить о фондовом рынке, то это все в ценах акций», — заявил эксперт.

Отвечая на вопрос, может ли в настоящее время ВИЭ утвердить свои позиции, Разуваев указал, что нефть сейчас находится на нормальных уровнях: «Я не верю в то, что ВИЭ сможет стать альтернативой нефтянке».

Выводы: «хоронить» углеводороды рановато.

Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме…

Нашли разуверившихся: По данным Reuters со ссылкой на опрос среди семи нынешних и бывших представителей ОПЕК и ОПЕК+, кризис в нефтяной отрасли 2020 года побудил картель поставить под сомнение прежние убеждения о перспективах роста спроса на сырье.

Агентство сообщает, что члены ОПЕК допускают, что спрос на нефть уже никогда не восстановится полностью. Бывший руководитель исследований ОПЕК Хасан Кабазард полагает, что работа организации усложнится из-за падения спроса и роста добычи нефти за пределами ОПЕК. «Я не думаю, что спрос будет выше 110 млн баррелей в день к 2040-м годам. Это непрекращающееся уничтожение спроса», — заявил Кабазард, отметив, что последствия пандемии COVID-19 навсегда изменили привычки потребителей.

Закат нефтяной эпохи предсказывают постоянно

Мария Белова, директор по исследованиям VYGON Consulting: организация стран-экспортеров нефти в своих официальных долгосрочных прогнозах всегда очень аккуратно подходила к оценкам перспектив роста спроса на нефть. «Например, ее прогнозы по будущей доле нефти в мировом энергобалансе всегда были более пессимистичны по сравнению с видениями нефтяных компаний (Exxon, BP). Кроме того, концепция достижения пика спроса на нефть — в противовес ранее существующей парадигме скорого прохождения пика предложения нефти — появилась не в связи с пандемией, а лет на 10 раньше. Более того, отказ ОПЕК от регулирования добычи для стабилизации цен в момент нефтяного кризиса 2014–2015 гг. объясняется в том числе тем, что основные игроки со значительными запасами нефти могли принять решение об их ускоренной монетизации в связи с переоценкой перспектив будущей роли нефти в мире. Поэтому нынешняя точка зрения о закате нефтяной эпохи возникла не только на почве текущего „вирусного“ негатива на рынке, но также имеет под собой и некоторую историческую основу», — пояснила эксперт.

По ее словам, сегодня ключевым вопросом является то, как долго нефтяная эпоха будет «закатываться»: «Мы действительно отмечаем изменение потребительских предпочтений (например, переход на электромобили), пока, правда, во многом обусловленное соответствующими государственными политиками развитых стран, а следовательно, предоставлением различных стимулов. Мы также фиксируем отказ крупных банков и фондов от финансирования и участия в проектах, связанных с традиционной энергетикой. Текущая доля нефти в глобальном энергобалансе составляет 33% и, согласно прогнозам, она будет постепенно снижаться (в частности, ВР в 2040 г. оценивает ее на уровне 27%).

При этом в абсолютном значении с учетом роста мирового энергопотребления спрос на нефть будет расти. Плохая новость в том, что межтопливная конкуренция также будет усиливаться. Поэтому в интересах стран ОПЕК + искать новые точки роста спроса на нефть (например, в нефтехимии) и думать над вариантами стимулирования традиционных потребителей», — резюмировала Белова.

Вывод: распространение панических настроений, касающихся будущего нефтяного рынка, не является следствием глубокого анализа ситуации.

Не нефтью единой

Новые открытия: Газовое месторождение в рамках участка Северный Эль-Хаммад на шельфе Египта открыли французская Total, британская BP и итальянская Eni. Оператор Eni и BP владеют по 37,5% в проекте Северный Эль-Хаммад, Total принадлежит 25%.

Предполагается, что добыча на скважине сможет составить до 100 млн кубических футов в сутки (2,8 млн кубометров), а также до 800 б/с конденсата. Партнеры планируют разрабатывать новое месторождение в рамках уже существующей близлежащей добычной инфраструктуры. «Обнаруженные запасы характеризуются низкой стоимостью разработки, мы можем быстро их интегрировать и начать добычу», — заявил старший вице-президент Total по разведке Кевина Маклалана.

Последний стык: Последний стык сварили на Трансадриатическом газопроводе (TAP). Таким образом, готов уже весь «Южный газовый коридор» из Азербайджана в ЕС.

Проект считается альтернативой поставкам российского газа в Европу и поддерживается Еврокомиссией, которая дала ему исключение из правил Третьего энергопакета. Планируется, что Трансанатолийский газопровод заработает к 1 октября, а когда он выйдет на проектную мощность, то по нему будут ежегодно поставлять 10 млрд кубометров газа для Греции, Болгарии и Италии. Еще 6 млрд кубометров предназначены для Турции.

Новые проекты тормозит экономическая конъюнктура

Сергей Правосудов, директор Института национальной энергетики: инвестиционного решения по разработке нового месторождения газа, скорее всего, придется ждать до того, как цены вырастут. Он отметил, что сейчас Египет отправляет на экспорт сжиженный природный газ (СПГ).

Он также указал, что Азербайджан запустил вторую очередь месторождения Шах-Дениз, поэтому предполагается, что по «Южному газовому коридору» 8 млрд кубометров будут доставляться в Италию и по одному млрд — в Грецию и Болгарию.

Отвечая на вопрос о перспективах нового газопровода из Израиля в ЕС (Восточно-Средиземноморский газопровод EastMed), эксперт напомнил, что обсуждается он давно: «Для крупного газопровода ресурсов израильского месторождения «Левиафан» не хватает. Поэтому было предложено вести его через Кипр, чтобы добывать газ еще и на шельфе этого острова, потом объединить эти ресурсы и прийти с ними в Грецию или на юг Италии. Сам по себе газопровод получится длинный и будет проходить в основном по шельфу. Поэтому при нынешних ценах на сырье данный проект нереален. Кроме того, на юге Италии уже много газа. Там нет какого-то мощного потребления и его роста.

Напомню также, что и Кипр разделен, поэтому для прокладки газопровода необходимо договариваться с Турцией. А в Турции уже построен «Южный газовый коридор», — рассказал Правосудов.

Касаясь «Турецкого потока», он указал, что главная проблема этого проекта пока в Турции:

«Проблема с потреблением Турцией и с тем, что турецкие компании не очень хотят покупать именно российский газ. Так как он привязан к нефтяным котировкам, газ получился дороже, чем сырье альтернативных поставщиков. Сейчас начинаются переговоры о возможных скидках, но не понятно, за счет чего», — пояснил Правосудов.

Выводы: все газовые проекты будут дожидаться стабилизации рынка нефти и восстановления спроса на энергоресурсы.

Екатерина Вадимова