«Зеленое» финансирование — ответ на вызовы энергетического перехода для российского нефтегазового сектора
30 сентября , 16:55
Флориан Виллерсхаузен
«Зеленая» энергетика не приведет нефтегазовый сектор РФ к бедности, но без нее проблемы с доступом к внешним рынкам станут неизбежными

В ближайшие годы российским нефтегазовым компаниям предстоит столкнуться с серьезными институциональными ограничениями на важнейшем для них европейском рынке. Причина этому — предстоящее введение углеродного налога в Евросоюзе. Однако этот вызов пока не до конца осознан в России. Встраиваться в новую реальность энергоперехода нужно уже сегодня, предлагая европейским инвесторам проекты, под которые реально привлечь финансирование с использованием такого нового инструмента, как «зеленые» облигации. Их популярность будет расти, и российским компаниям важно не упустить возможность продемонстрировать свой потенциал через диверсификацию портфеля своих инициатив. Вопреки известному мнению тех, кто скептически относится к энергетическому переходу, «зеленая» энергетика не приведет российский нефтегазовый сектор к бедности. Но если игнорировать ее вызовы, то проблемы с доступом к внешним рынкам и заемному финансированию станут неизбежными в уже текущем десятилетии.

Правила игры

Процедура размещения «зеленых» облигаций несильно отличается от привычного для многих компаний привлечения заемных средств с помощью облигационных инструментов. Но в дополнение к традиционному описанию проекта, для которого ищется финансирование, необходима оценка его соответствия «зеленому порядку размещения средств» (green framework), которая производится самой компанией либо независимыми структурами, например, Creon Capital. Далее проверка заявки осуществляется рейтинговыми агентствами — среди них можно назвать российское RAEX, имеющее офис во Франкфурте, — которые предоставляют заключение второй стороны (second party opinion), являющееся «пропуском» на финансовую площадку.

Ориентированный на размещение «зеленых» облигаций Сектор устойчивого развития, открывшийся в прошлом году на Московской бирже, пока работает в тестовом режиме. По имеющимся оценкам, на данный момент в России всего пять эмитентов разместили «зеленые» облигации на общую сумму 7,55 млрд рублей и €500 млн. Для сравнения, объем глобального рынка «зеленого» финансирования в прошлом году вырос до $800 млрд. Пока ни заемщикам, ни инвесторам в России не хватает мотивации: они не очень четко представляют, как работает механизм «зеленого» финансирования, ставки доходности по «зеленым» облигациям не превышают обычные, а инфраструктура, необходимая для развития этого направления, пока не сформирована.

В целом «зеленые» финансы воспринимаются компаниями больше как имиджевое направление.

Однако уже через несколько лет объем российского рынка «зеленого» финансирования может достигнуть сотни миллиардов рублей благодаря его огромному потенциалу и поддержке этого направления государством. В настоящее время идет возглавляемый Внешэкономбанком процесс создания таксономии для «зеленого» финансирования, ее параметры находятся в согласовании с профильными министерствами и бизнес-сообществом. Создание собственного стандарта «зеленых» финансов тем более важно, поскольку структура российской экономики сильно отличается от европейской.

Так, в силу большей зависимости российской экономики от европейской условия размещения «зеленых» облигаций должны быть более гибкими. Например, в России в качестве «зеленых» проектов можно рассматривать строительство СПГ-терминалов, что едва ли допустимо в Европе. Заинтересовать потенциальных западных инвесторов в российские «зеленые» облигации можно и проектами по утилизации мусора, которые уже являются тривиальными для Европы, поскольку эти проблемы были решены еще 20 лет назад, но остаются сверхактуальными для России.

Безусловно, согласование российских и европейских стандартов «зеленого» финансирования еще потребует большой работы, но на данный момент чрезвычайно важно, что в выработку правил игры в этой сфере уже включилось государство. Не отстает и банковский сектор, который при размещении «зеленых» облигаций выступает в качестве сервис-провайдера, берущего на себя маркетинговую составляющую этого процесса. Среди российских банков, которые уже выразили интерес к «зеленым» финансовым продуктам, можно назвать Сбербанк, Газпромбанк, Московский кредитный банк и банк «Центр-инвест» из Ростова-на-Дону, первым разместивший на Московской бирже свои «зеленые» облигации.

Дорога с двусторонним движением

Для развития «зеленого» финансирования в России требуются два главных условия — реалистичность проектов и эффективный формат участия государства в лице институциональных инвесторов. Последний момент окажется ключевым для ликвидности рынка «зеленого» финансирования и определит, наряду с собственной таксономией, интерес иностранных инвесторов. Принципиальная готовность государственных регуляторов станет стимулом для рынка «зеленого» финансирования в России.

При этом ставки по «зеленым» облигациям в России будут выше, чем в Европе, что должно заинтересовать западных инвесторов, которые вне зависимости от санкционного фактора ищут бумаги с повышенной доходностью. Российские облигации по-прежнему демонстрируют положительную доходность, и это позволяет рассчитывать на привлечение европейских инвесторов. Большим успехом было бы крупное размещение «зеленых» облигаций на Московской бирже с участием западных инвесторов или двукратное увеличение объема инвестиций на этой площадке в каждом квартале в течение одного-двух лет.

В то же время российские компании тоже должны стремиться размещать свои «зеленые» облигации на глобальных биржевых площадках с более строгой таксономией, но в то же время и с более привлекательными условиями привлечения финансирования.

В целом спрос на «зеленые» проекты идет с глобального рынка под влиянием мировых регуляторов, а поскольку российский рынок долгового финансирования невелик, крупным российским компаниям неизбежно придется выходить на западные фонды.

Успешные примеры по этому направлению работы уже есть. В мае прошлого года первым российским эмитентом «зеленых» евробондов стали «Российские железные дороги» (РЖД), разместившие бумаги в объеме €500 млн с доходностью 2,2% и сроком погашения восемь лет. Размещение «зеленых» бондов РЖД, направленное на привлечение финансирования для приобретения энергоэффективных локомотивов, оказалось очень успешным: объем заявок составил почти €1,8 млрд, а ставка купона стала самой низкой за всю историю размещения еврооблигаций российских эмитентов. В рамках размещения облигаций РЖД получили официальное признание «зеленого» статуса своих проектов, что принципиально важно для российской госкомпании, находящейся в зоне санкционных рисков.

Страховка от санкционных рисков

Тем временем крупных проектов в области «зеленого» финансирования, заявленных российским нефтегазовым сектором, пока нет, хотя в перспективе для них это может быть единственным способом привлечь средства на западных площадках. В связи с санкциями российским нефтегазовым компаниям будет по-прежнему сложно привлекать дешевое финансирование в Европе, а для «грязных» проектов финансирование вообще может быть закрыто.

«Зеленое» финансирование в данном случае может выступать не как инструмент обхода санкций, а как сигнал для западных инвесторов, которые опасаются политических рисков, но ищут хорошую доходность.

Российские «зеленые» проекты выглядят оптимальным выходом из этой дилеммы.

Кроме того, следует помнить, что многие инвестиционные фонды уже объявили мораторий на вложения в компании, не реализующие «зеленые» инициативы, — это общая тенденция, которая прослеживается на протяжении нескольких последних лет. Например, пенсионный фонд Норвегии вышел из российских активов вроде «Норильского никеля», пенсионные фонды Дании решили избавиться от бумаг европейских углеводородных компаний в своих портфелях. А американская компания Blackrock, крупнейший фондовый управляющий в мире, в прошлом году объявила о постепенном снижении доли инвестиций в нефтегазовые компании.

Сегодня российские нефтегазовые компании имеют большой потенциал для включения в проекты энергетического перехода, например, в области водородной энергетики. Страны Евросоюза хотели бы получать «зеленый» водород с использованием возобновляемых источников энергии, но возможности для этого ограничены, в связи с чем у России, прежде всего у «Газпрома» и НОВАТЭКа, появляется шанс развивать производство водорода на базе природного газа/СПГ.

Тем самым российские нефтегазовые компании смогут открыть для себя новые рынки, где по-прежнему отсутствует активность конкурентов.

В то же время очевидно, что привлечь финансирование для столь дорогостоящих проектов можно будет только с участием международных рынков, и здесь механизм «зеленых» облигаций может оказаться как никогда кстати.

Для начала нефтегазовый сектор должен продемонстрировать финансовым рынкам потенциал своего развития в новых направлениях. Наличие в портфеле крупнейших нефтегазовых компаний как минимум одного значимого проекта с привлечением «зеленого» финансирования само по себе стало бы историей успеха. Главное — не рассчитывать на краткосрочные «вау-эффекты»: гораздо важнее продемонстрировать то, что российские нефтегазовые компании понимают новые вызовы и готовы дать на них реалистичные ответы.

Игнорировать — значит опоздать

В качестве одного из недавних примеров эффективного использования «зеленого» финансирования европейскими компаниями, имеющими прямое отношение к нефтегазовому сектору, можно привести немецкий химконцерн BASF. В мае он разместил облигации на общую сумму €2 млрд, и во втором транше компания впервые за свою 155-летнюю историю выпустила «зеленые» семилетние облигации на сумму €1 млрд с годовым купонным доходом 0,25% (значительно ниже, чем по другим проектам компании) для финансирования производства экологичной продукции и проектов в области устойчивого развития. Всему миру концерн BASF известен как нефтехимический гигант, но в последние годы компания вкладывает значительные средства в развитие направления органических полимеров, которые можно производить, например, из мусора, а не из нефтегазового сырья.

Привлекательными для инвесторов, ориентированных на «зеленое» финансирование, являются и бумаги норвежской национальной компании Equinor, которая одной из первых европейских нефтегазовых мейджоров объявила о масштабной программе развития возобновляемых источников энергии. Несколько лет назад компания отказалась от своего прежнего названия Statoil, взяв курс на реализацию стратегии нулевой эмиссии углерода.

Если вернуться от этих примеров к российским реалиям, то аргументация тех, кто скептически относится к энергопереходу, понятна. Россия имеет один из самых низких в мире показателей себестоимости добычи нефти и газа, и это преимущество надо использовать, чтобы как минимум не потерять долю рынка на фоне тех изменений, которые сейчас происходят в мире. Газ и нефть по-прежнему будут потребляться и через десять, и через двадцать лет, но прогнозы о значительном росте спроса на них не выглядят оправданными. Все больше стран мира либо активно развивают возобновляемые источники энергии, либо повышают энергоэффективность, либо изменяют регулирование энергетической отрасли так, что ископаемые источники энергии в перспективе станут дороже.

Результатом этих мер становится все больший отход от углеводородов, и эту тенденцию нельзя игнорировать — наоборот, в нее нужно активно включаться, в том числе из-за растущих рисков для нефтегазовых компаний. Один из них — введение «углеродного сбора» в Евросоюзе, которое, скорее всего, состоится уже в нынешнем десятилетии. Это будет постепенный процесс, но в его неизбежности уже вряд ли остаются какие-то сомнения, и готовиться к появлению дополнительного налога на углероды нужно уже сейчас.

Особые риски это нововведение представляет собой не для добывающих компаний, а для бизнесов в сфере переработки нефти и газа, например, производителей полимеров.

Крупные и тем более средние российские переработчики не настолько известны за пределами России, как «Роснефть» и «Газпром», поэтому им уже сейчас необходимо проактивно демонстрировать международным рынкам свою стратегию развития в направлении «зеленой» экономики и убедить инвесторов в том, что они находятся на пути к устойчивому развитию. Разумеется, это не значит, что компания должна полностью перепрофилировать свою деятельность, но адаптация существующих бизнес-моделей к новой реальности — это задача абсолютно для всех игроков нефтегазового сектора российской экономики и смежных отраслей.

Флориан Виллерсхаузен, директор Creon Capital, управляющей компании Creon Energy Fund (Люксембург)