Oilcapital
Кто заплатит за свет?
27 февраля 2018, 10:00
Мария Ромашкина
Кто заплатит за свет?
Фото: sibnovosti.ru
Смогут ли концессии и ГЧП привлечь инвестиции в энергетику

Энергосетевая инфраструктура в России остается недоинвестированной на протяжении последних 20 лет. Согласно стратегии развития электросетевого комплекса, износ распределительных сетей в стране скоро достигнет 70%, а магистральных – 50%. Но денег на комплексную модернизацию сетевой инфраструктуры нет ни в бюджете, ни у профильных госкомпаний. Об этом говорится в аналитическом сборнике InfraONE «Инвестиции в инфраструктуру: 2016, 2017, 2018».

Как отмечают эксперты, потребность в инвестициях остро стоит на повестке дня и у компании «Россети» (в части Межрегиональной распределительной сетевой компании – МРСК), и у ее «дочки» Федеральной сетевой компании (ФСК).

По оценкам InfraONE, в концессию могут быть переданы до 30% инвестиционных программ компаний, или около 75 млрд руб. и 35 млрд руб. соответственно.

Этот потенциал – на ближайшие годы, но вероятность того, что удастся передать частным операторам весь объем, невелика.

Неразвитый рынок привлечения инвестиций

В РФ рынок энергоконцессий и государственно-частного партнерства (ГЧП) еще недостаточно развит, а у госкомпаний и профильных энергетических ведомств нет достаточного опыта работы с этими финансовыми инструментами. Сейчас «на столе» (в глубокой стадии обсуждения) находятся 10-12 сетевых проектов, но в ближайшие два года стоит ждать реализации лишь 2-3 пилотных.

В основном в отношении сетевой инфраструктуры речь идет о проектах, связанных с расширением мощности сети к коммерческим предприятиям и месторождениям, и об аналогичных проектах по техприсоединению. Речь также может идти об объектах в составе строительства другой инфраструктуры. Например, железнодорожных веток, трубопроводов, линий метро, мостов и т. д.

По всей вероятности, ФСК будет несколько проще начать использовать концессии и государственно-частное партнерство, так как в случае с «Россетями» проекты в основном будут региональными (по МРСК). InfraONE, впрочем, считает, что компания может выступить концессионером и самостоятельно по ряду весьма привлекательных федеральных проектов.

В регионах цены на электроэнергию традиционно ниже и попытка концессионера «захеджировать» тариф может встретить сопротивление. К тому же субъекты еще меньше искушены в вопросах ГЧП и концессий в такой специфической отрасли, как энергетика, чем федеральные власти.

Между тем ГЧП-проекты по недропользованию в ТЭК, в частности в нефтегазовой отрасли, скорее исключение, нежели растущий тренд. Это обусловлено текущим законодательством.

Однако в области создания инфраструктурных объектов, связанных с обслуживанием ТЭК, примеры проектов есть, хоть они и не глобальные.

«Есть положительный опыт реализации ГЧП-проектов и в отраслях, занятых добычей, переработкой и транспортировкой природных ресурсов. Например, создание транспортной инфраструктуры для освоения минерально-сырьевых ресурсов юго-востока Читинской области, строительство железнодорожной линии Кызыл – Курагино. Подобные проекты реализуются в рамках программ развития отраслей и регионов, финансируются с помощью Инвестиционного фонда РФ и официально не относятся к ГЧП-проектам. Поэтому даже этот вариант сотрудничества нельзя полностью отнести к ГЧП. В целом этот метод финансирования остается скорее исключительным, нежели повсеместным», – говорит Иван Капустянский, аналитик Forex Optimum.

Согласно закону о ГЧП, вступившему в силу с 1 января 2016 года, объектом ГЧП может являться только инфраструктура. ГЧП в России возможно при строительстве, реконструкции, эксплуатации и техническом обслуживании объектов. Заключение соглашения в отношении источников тепловой энергии, тепловых сетей, объектов водоснабжения и водоотведения не допускается. Этот «пробел» с лихвой компенсируется концессионными соглашениями.

«Сегодня до 90% проектов в этой сфере реализуются в рамках одноименного закона. После того как закон вступил в силу, ряд крупных инфраструктурных проектов ГЧП, решения по которым откладывались годами, вышел на новые этапы реализации. Большинство из них относится к сфере тепло-, водоснабжения и водоотведения»,

– комментирует Иван Карякин, инвестиционный аналитик Global FX.

Утопия энергии ветра

С начала 2017 года в РФ были анонсированы сразу несколько амбициозных проектов в сфере ветроэнергетики. «Росатом» объявил о планах построить на юге России три ветропарка (объем инвестиций – 84 млрд руб., общая мощность – 610 МВт) совместно с голландским производителем ветроэлектростанций Lagerwey.

В апреле стало известно о похожих планах финского энергоконцерна Fortum, который совместно с Россией (через создание специального фонда) может построить в регионах РФ ветряные электростанции мощностью 1 ГВт. Сам фонд планирует вложить 30 млрд руб. и привлечь 70 млрд руб. банковских кредитов.

В 2017 году о планах строить ветроэнергетику, но в меньших объемах заявлял также энергохолдинг «Т Плюс».

В «Роснано» в целом оценивают заемный потенциал российских проектов в ветроэнергетике в 280 млрд руб.

Однако есть существенное ограничение для запуска таких проектов. С одной стороны, в России в большинстве регионов нет недостатка мощностей, с другой – возврат инвестиций за «чистую» энергию обеспечивается за счет повышения тарифов. В нынешних экономических реалиях строительство новой дорогой генерации вряд ли вызовет энтузиазм у рынка.

Вместе с тем желание крупных игроков «застолбить» российский рынок находится вполне в русле мировых тенденций по переходу на «зеленую» энергетику. По мнению министра энергетики ОАЭ Сухейля аль-Мазруи, доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в глобальном энергетическом балансе будет расти. Разные виды энергоносителей конкурируют по трем основным пунктам: ценовой доступности, экологичности и безопасности поставок.

«Возобновляемая энергия будет расти быстрее, чем газ, доля которого в энергетическом балансе также должна увеличиваться, что приведет к тому, что он заменит уголь», – полагает министр энергетики ОАЭ.

Стоимость создания объектов ветроэнергетики из года в год снижается, хоть и не особенно быстрыми темпами. Поэтому Россия в долгосрочной перспективе может стать одним из самых крупных рынков возобновляемой энергии в силу большой территории.

Сейчас же все проекты, связанные с энергией ветра, – это скорее намерения, и если дойдет до реализации, то она, вероятно, будет поэтапной.

Концессии и ГЧП могут быть одной из форм запуска проектов возобновляемой энергетики. Но сейчас эти объекты строят преимущественно по договорам предоставления мощности (ДПМ), которые, как и концессии, позволяют зафиксировать тариф. ГЧП в таких проектах может быть привлекательным, если изменится формат его реализации. Например, при отказе от передачи энергии в общую сеть и работе на конкретных потребителей. Впрочем, предпосылки к таким изменениям пока отсутствуют.

В целом для проектов развития «чистой» энергетики (ветро-, гидро- и солнечной генерации) в 2017 году было короткое окно возможностей. Но в силу того, что гидроэнергетика оказалась слишком дорогой, а ветряная и солнечная все еще слишком экзотичны для России, эксперты InfraONE в ближайшее время не ожидают реализации таких проектов в заметном для рынка масштабе.

Передавать в концессию и заключать ГЧП-соглашения можно и по объектам традиционной генерации. Но эти объекты достаточно дорогие и технически сложные (речь не идет о малой генерации), поэтому вряд ли в ближайшие 2-3 года найдутся инвесторы, готовые в них вкладываться. Кроме того, в России уже 10 лет идет масштабная модернизация энергомощностей: крупные игроки либо уже закончили основные раунды инвестиций по ДПМ, либо сделают это в течение года – двух лет.

Единственное исключение – малая генерация.

Эти объекты стоят на стыке с коммунальной сферой, и концессионные проекты по ним уже реализуются (см. таблицу). Этот рынок, по мнению экспертов InfraONE, продолжит развиваться.

Примеры проектов в энергетике

Проект

Капитальные затраты, млрд руб.

Доля частного инвестора

Срок соглашения, лет

Форма соглашения

Статус проекта

Инвестор

Строительство газотурбинной электростанции в селе Майма, Республика Алтай

3,9

100%

7

Инвестсоглашение

Эксплуатация

«Горно-Алтайская газотурбинная электростанция

Малая ГЭС на реке Мульта в Усть-Коксинском районе, Республика Алтай

3,2

100%

7

Инвестсоглашение

Эксплуатация

«Алтайская Генерирующая компания»

Объекты по передаче и распределению электрической энергии на территории Тамбовской области

1,2

100%

20

Концессия

Эксплуатация

«МРСК Центра»

Теплоэнергостанция в Провиденском городском округе, Чукотский автономный округ

3,6

100%

15

Концессия

Подписание соглашения

«Распределенная генерирующая компания»

Строительство солнечной электростанции в Новокуйбышевском городском округе, Самарская область

10,4

30%

19

Инвестсоглашение

Прединвестиционный

«Самарская СЭС»

Достройка Богучанской ГЭС и строительство алюминиевого завода в Карабуле, Красноярский край

214,1

84%

14

Инвестсоглашение

Эксплуатация

ВЭБ, РусГидро, Баззл

Источник: данные компаний и органов власти, сообщения СМИ

Мария Ромашкина