Тема недели: G20 поможет мусорной реформе в РФ
22 июня 2019, 10:21
Екатерина Вадимова
Избавление от бытового пластика, что будут обсуждать в Осаке, в перспективе также может оказать влияние на развитие мировой нефтегазовой отрасли

28–29 июня в Осаке (Япония) пройдет саммит G20. Рынки ждут ряд судьбоносных встреч лидеров России, Китая и США, которые должны состояться в ходе данного мероприятия. По мнению министра экономического развития РФ Максима Орешкина, на этом саммите наиболее важные известия для мировой экономики могут принести именно двусторонние встречи. Впрочем, участники G20 все же намереваются приступить к решению одной из самых острых проблем планетарного уровня — борьбе с пластиковыми отходами и загрязнением мирового океана. Избавление от бытового пластика в перспективе также может оказать влияние на развитие мировой нефтегазовой отрасли.

По подсчетам экологов, на производство пластика в мире тратится примерно 8% добываемой нефти, поэтому даже отказ от одноразовой посуды и упаковки может привести к существенной экономии углеводородного сырья.

Кроме того, ежегодно на планете образуется порядка 300 млн т пластиковых отходов, каждый год их количество увеличивается примерно на 25 млн т. В Мировой океан попадает около 8 млн т. То есть ежегодно формируется крупное «месторождение» пластика, которое можно перерабатывать, в том числе в топливо.

Западные нефтегазовые компании уже начали активно создавать установки по производству ГСМ из пластиковых отходов. Так, австрийская OMV несколько лет назад открыла пилотный завод, выпускающий синтетическую нефть из использованных пластмасс. Если вспомнить, какие колоссальные «ресурсы» этого сырья находятся в развивающихся странах Юго-Восточной Азии, можно предположить, что переработка пластикового мусора может открыть региону дорогу к энергетической независимости.

Больше всего подобных отходов образуется в Швейцарии, где на душу населения производится почти 100 кг пластика в год, и в США — 77 кг. Лидирующие позиции в «мусорном рейтинге» занимают также Ирландия (61 кг), Люксембург (52 кг) и Эстония (46,5 кг). На среднестатистического немца приходится только 37 кг, на россиянина — 25 кг.

Стоит отметить, что до 2018 г. 87% европейских пластиковых отходов принимал на хранение и переработку Китай, но с 2018 г. он отказался это делать. Видимо, поэтому в экологически передовом Евросоюзе была объявлена война с мусором: Европарламент одобрил закон, по которому на всей территории ЕС к 2021 г. запретят продажу одноразовых изделий из пластика, среди которых поддоны, скатерти, ватные палочки, пластиковая посуда и т. д. С 2024 г. пластиковые бутылки начнут продавать только с прикрепленными к ним крышками. Товары, содержащие некоторое количество пластика (например, влажные салфетки или женские прокладки), будут продавать с этикетками, напоминающими о негативном воздействии упаковки на окружающую среду.

В соответствии с законопроектом разрешат использовать только те изделия, которым пока нет экологичной альтернативы; страны сами должны будут ограничивать эти товары.

16 июня 2019 г. представители стран G20 договорились создать международную структуру для согласованной борьбы с пластиковым мусором, плавающим в Мировом океане. Государства будут коллективно принимать меры по снижению количества мусора и обмениваться результатами работы.

В России пластиковый мусор тоже всем надоел. В марте 2019 г. премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что Россия в перспективе рассмотрит вопрос об отказе от использования пластиковой посуды, ориентируясь на опыт Евросоюза.

На этой неделе президент РФ Владимир Путин в ходе прямой линии напомнил о необходимости оперативного решения мусорной реформы.

«У нас такая программа есть, она рассчитана на несколько лет, она предусматривает строительство 200 комплексов по переработке мусора и общий объем финансирования чуть больше 300 млрд руб., примерно одна треть из бюджета, все остальное — это средства, которые должны быть привлечены из бизнеса. Но эти средства… заложены в бюджет, и мы обеспечиваем это финансирование», — заявил Путин.

Свое решение проблемы мусора предложил и министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин. Он подал идею сокращать потребление пластика в России, видимо бытового, на 10–20% ежегодно.

«Мы пока обсуждаем тему публично. Но наш посыл, что нужно очень аккуратно [к этому] относиться, потому что за любой пластиковой посудой стоят рабочие места, производства и так далее. Чтобы не навредить этому всему сразу резко, хочется эволюционно это делать: по 10–20% в год. К этому нужно двигаться, потому что пластик — одна из основных проблем», — цитирует Кобылкина РИА Новости. Министр пояснил, что данный вопрос планируется обсуждать с Общественной палатой и экспертным сообществом.

«Есть разные варианты… — делать пластик разлагаемым с добавлением крахмала, есть технологии химические, которые позволяют делать пластик, который разлагается не за 200 лет, а за короткий промежуток времени», — отметил глава Минприроды.

Отраслевые эксперты считают, что сокращение использования неразлагаемого пластика не может негативно повлиять на российскую нефтегазохимию. Наоборот, подтолкнет отрасль к использованию более передовых технологий и улучшит экологию.

Президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль убежден, что при утилизации пластика надо думать не о сокращении добычи нефти, а о правильном ее использовании.

«Появились новые виды пластиков, которые разлагаются. Очевидно, что отрасли нужно внедрение передовых технологий в производство нефтехимической продукции»,

— заявил эксперт в интервью «НиК».

Он отметил, что во всем мире нефть главным образом идет на производство моторных топлив, а в ряде стран — и электроэнергии.

«Новые технологии будут широко внедряться, поэтому сокращение использования бытового пластика не должно серьезно повлиять на объемы добычи. Хочу также напомнить слова Менделеева о том, что „нефть не топливо, топить можно и ассигнациями“. Я считаю, что черное золото надо использовать для производства высокотехнологичных товаров, например искусственного белка и т. д.», — пояснил Шмаль.

Генеральный директор ЗАО «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев заметил, что применение пластика как такового вряд ли кто-то будет ограничивать, хотя утилизация упаковки и является большой экологической проблемой.

«Упаковочный пластик используется широко, но его доля в общем производстве и применении пластика ничтожна. Ее нельзя сравнивать с объемами, которые идут на производство, например, автомобилей и труб. Но вред для экологии от применения упаковочного пластика очень большой», — пояснил эксперт в интервью «НиК».

Он уверен, что никакой технологической проблемы от сокращения производства неразлагаемого пластика для отрасли не будет.

«Обычно не объемы переработки сокращают, а переходят к другим видам пластика, быстро разлагающимся в природных условиях», — отметил эксперт. Пластики широко применяются в машиностроении, очень большие объемы этой продукции в ближайшие годы пойдут на изоляцию для танкеров по перевозке СПГ, есть и другие области применения крупнотоннажного пластика, которые вряд ли будут сокращаться.

«Если считать тот пластик, который применяется в автомобилях, то система его утилизации налажена. Но есть большое количество вторичного полиэтилена. Например, толстые черные пленки, которые многие используют на своих приусадебных участках», — рассказал Танкаев.

Он напомнил, что пошли инвестиции в область переработки мусора.

«Если из этой сферы действительно удален весь криминал и будет рационализирована система сбора и утилизации мусора, пластик при переработке отходов займет все первые места.

Из него можно производить топливо и вторичные товары, как уже упомянутая пленка сельхозназначения. Способы применения бытового пластика известны. Но у нас полигоны всегда были под управлением «воров в законе», сфера была криминальна, никаких инвестиций не допускала и никакой рационализации не требовала. Это не технологическая проблема для отрасли, она чисто организационная и легко решается при наличии доброй воли властей и в России, и в ЕС», — резюмировал эксперт.

Начальник отдела инвестидей компании «БКС Брокер» Нарек Авакян также придерживается точки зрения, что на нефтехимическую отрасль ограничение потребления пластика не окажет заметного влияния.

«Доля пластика, приходящегося на потребительские товары и не утилизируемого в дальнейшем промышленным способом, составляет всего около 15–20%. Это очень небольшой объем денежного потока, который потенциально может потерять нефтехимическая отрасль (не более 3–5%, даже если инициатива будет реализована полностью). В мире уже достаточно активно запрещают использование пластиковой посуды, пакетов, пленки и в особенности пластиковых бутылок. Для нефтехимической и нефтегазовой отрасли нет ничего критичного: происходит замена менее экологичных технологий и товаров более экологичными. Бизнес адаптируется, я не ожидаю какого-то серьезного падения потребления сырья в связи с этими процессами», — заявил эксперт в интервью «НиК».

Руководитель аналитического департамента Amarkets Артем Деев напомнил, что на нефтехимию в среднем приходится до 15% мирового потребления нефти.

«Даже если темпы отказа от пластика в мире ускорятся, уровень потребления нефти не сильно пострадает. К борьбе с пластиком уже присоединились Европа, США, Россия, однако главные потребители пластика — Индия и Китай — воздерживаются от подобных шагов», — рассказал эксперт в интервью «НиК».

По его мнению, отказ от пластика в России не способен сильно навредить нефтегазовой отрасли, так как доля нефтехимии России в мировом объеме производства пластиковых изделий составляет всего 1–1,5%.

«Для нефтегазового сектора большую угрозу представляет надвигающаяся революция в автотранспортном секторе, переход на гибридные или электромобили спровоцирует снижение потребления топлива. Это почти 50% общемирового потребления нефти», — предположил Деев.

Екатерина Вадимова