Поддержит ли налог на ПНГ нефтегазохимию?
6 декабря 2019, 12:55
Владимир Бобылев
Новый вариант законопроекта по НДПИ на попутный газ по-прежнему противоречит политике развития глубокой нефтепереработки

Если раньше увеличение НДПИ на попутный газ должно было компенсировать выпадающие доходы бюджета от льгот на Приобское месторождение, то в новой концепции собранные средства позволят субсидировать обратный акциз на СУГ.

Минфин и Минэнерго должны 6 декабря внести в правительство законопроект, призванный поддержать развитие нефтегазохимической отрасли путем введения обратного акциза на сжиженный углеводородный газ и этан.

Концепция этого законопроекта обсуждается не первый месяц и итоговый вариант документа сильно отличается от того, что предлагалось вначале.

Правительство уже давно изыскивает возможность поддержки развития нефтегазохимии. В изначальном варианте финансирование налоговых вычетов на СУГ и этан планировалось за счет повышения экспортных пошлин на сжиженные углеводородные газы. Теперь же источником средств должно стать повышение НДПИ на попутный газ.

Изменения коснулись и размера ставки — если ранее Минфин предлагал ввести налог на в размере 385 рублей на 1 тыс. куб. м, то в финальной версии законопроекта ставка налога составит 50 рублей на 1 тыс. кубометров с последующим увеличением: с 2024 года — до 100 рублей, с 2026 года — до 150 рублей.

Размер обратного акциза на СУГ должен составить 4,5 тыс. руб./т с 2022 г., 6,5 тыс. руб./т с 2024 г. и 7,5 тыс. руб./т с 2026 г. Обратный акциз на этан составит 9 тыс. руб./т.

Необходимо отметить, что обратный акциз смогут получить не все — как и в случае с демпфером на нефтепродукты, для его получения претенденты должны соблюсти ряд условий: ввести после 2021 г. нефтехимические мощности по переработке не менее 300 тыс. т этана или заключить соглашение с Минэнерго об инвестициях в строительство в размере не менее 65 млрд рублей. Таких предприятий на сегодняшний момент всего три — Амурский ГХК, предприятие «Русгаздобыча» и Иркутский завод полимеров. Надо сказать, что первоначальный вариант законопроекта выглядел по мнению самих нефтяных и газоперерабатывающих компаний крайне не логично и встретил серьезное сопротивление как со стороны производителей ПНГ, так и газохимических компаний. По их мнению, которое разделяет Минэнерго, развивать газохимическую отрасль за счет роста стоимости сырья для ее работы — странное решение.

«В мировой практике нет примеров налогообложения на добычу попутного нефтяного газа, поскольку он является побочным продуктом нефтедобычи, — заявили „НиК“ в СИБУРе. — За последние 15 лет Россия через государственную политику по стимулированию нефтедобывающей и нефтехимической отрасли существенно повысила долю полезной утилизации попутного нефтяного газа, решая экологическую и экономическую задачи по предотвращению его сжигания. Одним из результатов этого стратегического подхода стало создание в стране производств современных материалов, сыгравших большую роль в замещении импорта и росте несырьевого экспорта.

Инициативы по возможному вводу НДПИ на ПНГ идут вразрез c проводимой регулятором успешной и долгосрочной политикой по развитию глубокой переработки углеводородов в стране и несырьевого экспорта».

Второй момент, который вызвал недовольство большей части отраслевых компаний — намерение Минфина «закрыть» за счет полученных через НДПИ на ПНГ средств выпадающие доходы от введения льгот для Приобского месторождения.

В новом варианте законопроекта подход изменен: средства будут направлены непосредственно на поддержку развития нефтехимии, а не на компенсацию бюджету за Приобские льготы.

Тем не менее, источники в отрасли отмечают, что рост фискальной нагрузки на сырье для нефтегазохимии противоречит политике стимулирования глубокой переработки, неоднократно и официально озвучиваемой и поддерживаемой. Кроме того, дополнительное давление на нефтяные компании оказывает и существующая норма об обязательной утилизации 95% добываемого ПНГ — если раньше это был побочный продукт добычи, который нужно было «пристраивать», чтобы избежать штрафов за нарушение норм утилизации, то теперь это побочный продукт с обременением в виде НДПИ.

В этих условиях резко теряет привлекательность развитие малой промысловой энергетики, для которой ПНГ был основным топливным ресурсом, а технология обратной закачки газа в пласт для повышения объемов добычи (так называемый «газлифт») будет фактически дважды облагаться налогом.

Да и сжигание ПНГ на факелах с введением НДПИ становится слишком дорогим удовольствием. Похоже, что наиболее эффективным способом снижения налоговой нагрузки на ПНГ для нефтяных компаний будет снижение объемов его производства. А поскольку газ этот — попутный, то есть, добываемый попутно с нефтью, то для снижения объемов добычи ПНГ логичнее всего снизить добычу нефти. Может, это и к лучшему — ОПЕК будет только рад такому решению.

Владимир Бобылев