Oilcapital
От нефтесервиса ждут роста
5 октября, 14:29
Сергей Кузнецов
От нефтесервиса ждут роста
Энергопереход, внедрение ВИЭ, кризисы, но в ближайшее десятилетие нефтесервисные компании без работы не останутся

Правительства разных стран ставят амбициозные цели по минимизации выбросов CO2, а нефтегазовые компании активно декларируют интерес к «зеленой» энергии. Что ждет в этих условиях нефтегазовый сервис? Эксперты считают, что в ближайшее десятилетие нефтесервисные компании без работы явно не останутся.

Аналитики Rystad Energy прогнозируют: только на услуги по бурению скважин в период с 2021 по 2030 год будет потрачено в общей сложности $1,7 трлн. «На самом деле, хотя мы ожидаем огромного роста возобновляемых источников энергии, будь то ветер, солнце, геотермальная энергия или водород, нефть и газ будут по-прежнему служить ключевым источником энергии, по крайней мере, в течение следующего десятилетия», — считают в Rystad Energy.

Сергей Кауфман, аналитик ФГ «ФИНАМ», полагает, что перспективы сервисного рынка в первую очередь зависят от региона: «Сложнее всего, конечно, приходится западным странам, где желание инвестировать в разведку и добычу критикуется на фоне усиления „зеленой“ повестки. Лучше всего нефтесервис, вероятно, будет себя чувствовать в странах со слабой „зеленой“ повесткой, которые имеют возможности для роста добычи и не входят в ОПЕК+. К таким странам можно отнести Бразилию и Китай. В подвешенном состоянии индустрия находится в странах-участницах ОПЕК+, к которым относится и Россия».

Виктор Хайков, президент Национальной Ассоциации нефтегазового сервиса, заместитель председателя Комиссии по вопросам устойчивого развития Общественного совета Минэкономразвития России, полагает, что у нефтесервиса в России хорошие перспективы. «Драйверами развития сервиса будут, как и прежде, главные добывающие страны мира — Россия, США, Ближний Восток — там, где есть запасы, при этом себестоимость добычи невысокая, что является сильным преимуществом даже при низких мировых ценах на нефть. Например, российский нефтегазовый комплекс в целом, хоть и с потерями, но лучше всех остальных добывающих стран мира прошел последний нефтяной кризис», — отмечает эксперт.

В прогнозах Rystad Energy российская компания «Роснефть» — один из крупнейших инвесторов в бурение. Также в тройке лидеров — PetroChina и Saudi Aramco.

PetroChina потратит $120 млрд до 2030 года, Saudi Aramco и «Роснефть» — каждая около $70 млрд. PetroChina готова увеличивать расходы в сегменте нетрадиционных сланцев в среднем на 5% ежегодно до 2030 года, поскольку Китай стремится увеличить добычу сырой нефти на внутреннем рынке и стать менее зависимым от импорта. Saudi Aramco разделит свои $70 млрд на шельфовую, сланцевую и обычную добычу на суше, причем последний сегмент получит наибольшую долю. Роснефть почти полностью сосредоточится на традиционном сегменте на суше, на долю которого приходится почти 98% от общего объема инвестиций компании.

В Rystad Energy говорят о том, что до 2030 года во всем мире будет пробурено более 600 тысяч скважин. Глобальная буровая активность готова восстановиться после трудного 2020 года, когда на текущий год запланировано около 58 тысяч скважин. Рост на 15% станет облегчением для мировых рынков нефтесервисных услуг после замедления, вызванного пандемией и падением цен на нефть.

Доходы сервисных компаний медленно растут. По данным Rystad Energy, в 2021 году совокупный показатель составит $102 млрд. «Хотя эти цифры по-прежнему на 30% ниже, чем в 2019 году, пять ведущих сервисных компаний борются за выход из прошлогоднего спада и находятся на пути к тому, чтобы зафиксировать в среднем рост выручки на 2% в этом году, тенденция, которая, как ожидается, сохранится до 2025 года», — говорят в Rystad Energy.

Старший консультант VYGON Consulting Марина Мосоян осторожно оценивает перспективы российского нефтегазового сервиса в целом: «Шок в отрасли 2020 г., вызванный эпидемией COVID19 и необходимостью соблюдения соглашения ОПЕК+, отрицательно сказался на рынке сервисных услуг. Объем российского рынка нефтегазосервисных услуг в 2020 г. сократился на 21% относительно предыдущего года и составил по нашей оценке $21,9 млрд. Снижение объемов рынка может продолжиться и дальше. Наблюдается изменение структуры мирового первичного энергопотребления. Возобновляемые источники энергии постепенно вытесняют ископаемые виды топлива, а государственная политика стран в климатическом направлении является мощным драйвером энергоперехода».

По мнению эксперта VYGON Consulting, России следует сосредоточиться на уникальных нефтесервисных услугах: «Доля традиционной нефти в общей структуре добычи нефти России ежегодно снижается на 3-4%. Поддержание и наращивание уровней добычи напрямую зависит от вовлечения в разработку ТРИЗ и новых регионов. Запрос на уникальные технологии разведки, бурения, заканчивания и эксплуатации будет ежегодно расти. Российским нефтегазосервисным компаниям необходимо более активно расширять и развивать спектр оказываемых услуг, сконцентрировав внимание на разработке сложных технологических решений. Современные тренды на цифровизацию, вовлечение в разработку запасов ТРИЗ и новых регионов могут стать отличным стратегическим ориентиром для российского сервиса».

Аналитики считают, что благодаря санкциям российские компании уже усилили внимание к нефтесервисному сегменту. Марина Мосоян говорит о том, что с 2015 г. активно проводятся мероприятия по созданию отдельных технологических направлений отрасли в рамках утвержденного Минпромторгом России плана по импортозамещению. Увеличение доли отечественного оборудования и технологий является приоритетом государственной политики. Уже на текущий момент доля отечественного оборудования в сегменте бурения и эксплуатации скважин по нашей оценке превышает 65%.

По словам Виктора Хайкова, «российский сервис после введения западных санкций получил максимальный за всю свою историю импульс для роста, причем не только по низкомаржинальным „простым“ направлениям, такими как традиционное бурение, где в основном уже работали только отечественные компании, но и в высокотехнологичных направлениях, таких как моделирование разработки месторождений, телеметрия, гидроразрыв пласта, сейсмика, решения для шельфа и т. д. Если раньше российский разработчики с трудом искали выходы на наши нефтяные компании, которые обычно отдавали приоритет иностранцам, то после введенных санкционных ограничений на поставку в Россию технологий для разработки трудноизвлекаемых и шельфовых запасов, а также трубопроводных проектов, нефтегазовые компании сами начали искать перспективных отечественных технологических партнеров для использования уже готовых решений или разработки новых. Государство, безусловно, также приняло ряд мер, способствующих во-первых, поддержке разработке и внедрению отечественных решений, а во-вторых, приоритету российского над иностранным».

Эксперты высказываются также в пользу необходимости развития новых сегментов для сервисных компаний.

«Своевременная диверсификация бизнеса нефтегазосервисных компаний в сторону новой энергетики позволит заранее отработать технологии, запрос на которые сейчас только начинает формироваться. Россия может стать одним из ключевых поставщиков услуг для стран АТР и Европы»,

— считает Марина Мосоян.

С ней согласен Виктор Хайков: «Ведущие международные сервисные игроки уже включаются, диверсифицируют бизнес, заходя в том числе и в сектор альтернативной энергетики. Некоторые из российских компаний также уже работают в этом направлении. В долгосрочной перспективе это абсолютно верная стратегия. Компаниям, у которых есть собственные производства, уже сейчас можно рассматривать дополнительные направления даже из других отраслей — оборудование и компетенции есть, поэтому производить можно практически все, что угодно. Это будет дополнительной страховкой при возможных временных изменениях на рынках углеводородов». Кроме того, по мнению эксперта, «именно нефтегазовые компании могут быть непосредственными участниками по решению глобальных климатических проблем, из-за которых, собственно, и начался энергопереход. Например, уже сейчас активно рассматриваются проекты по хранению СО2 в отработанных и действующих (как третичный метод повышения нефтеотдачи) месторождениях, а также поиск подземных коллекторов для закачивания СО2 непосредственно в месте его образования на промышленных производствах. А это нефтегазовый сервис может делать лучше кого бы то ни было».

В Rystad Energy также ожидают, что расходы на обслуживание добывающих скважин по–прежнему будут составлять основную долю расходов участников разведки и добычи, но в то же время такие компании, как ExxonMobil, Shell и Chevron, наращивают свои усилия по решению проблемы энергетического перехода.

За последние два десятилетия ExxonMobil инвестировала $10 млрд в низкоуглеродистые решения, такие как улавливание и хранение углерода, и планирует инвестировать еще $3 млрд до 2025 года. Chevron выделила $300 млн на инвестиции для продвижения энергетического перехода в 2021 году, хотя это составляет всего 2% от ее общего бюджета и значительно уступает европейским аналогам компании. Chevron также изучает альтернативные источники энергии, такие как технология термоядерного синтеза и передовая геотермальная энергия, которые являются новыми технологиями с меньшими перерывами по сравнению с другими возобновляемыми источниками.

В целом, как считает Виктор Хайков, в ближайшее время глобально больших негативных изменений объемов в связи с энергопереходом у сервиса быть не должно: «Более того, с учетом роста спроса уже сейчас идет рост объемов работ, который сейчас уже не всегда сервисные компании могут удовлетворить. Связано это с тем, что за последние полтора года в связи с резким снижением объемов добычи прошли большие сокращения работников в сервисных компаниях, многие их этих людей уже полностью сменили сферу деятельности и ушли в другие отрасли. То есть на рынке — дефицит персонала. Компании вынуждены нанимать низкоквалифицированный персонал, что в дальнейшем будет приводить к снижению качества работ». Виктор Хайков уверен, что добывающим компаниям необходимо уже сейчас повышать расценки на закупаемые нефтегазовые услуги и в дальнейшем обязательно поддерживать сервисные компании при временных изменениях на рынке.

Сюжеты:
Эксклюзив