Oilcapital
Топливный рынок на пути к очищению
5 октября 2018, 00:00
Екатерина Вадимова
Топливный рынок на пути к очищению
Независимые АЗС уходят с рынка, забирая с собой полулегальные схемы и некачественное топливо

Как и предсказывали аналитики, на топливном рынке начался процесс банкротства независимых игроков. А если учесть, что на их долю приходится 60% рынка или 15 тыс. заправок, как правила находящихся в удаленных районах, масштаб такого «исхода» может охватить значительную территорию страны. Заменять их приходится автозаправочными станциями ВИНКов, которые как социально ответственные компании не могут оставить потребителей без топлива. Однако для самих россиян такая перестройка топливного рынка хотя и может принести временные неудобства, но скорее носит положительный эффект. Не стоит забывать, что абсолютное большинство автолюбителей при возможности выбора старается заправляться на АЗС крупных нефтяных компаний.

Отметим, что форс-мажор, связанный с закрытием независимых АЗС, в ближайшее время может коснуться большинства регионов.

Более того, как указывают источники в отрасли, бегство независимых поставщиков происходит всякий раз, когда на рынке складывается сложная ситуация.

Например, подобная история произошла в Иркутской области еще в середине 2000-х гг., когда «Роснефти» пришлось восполнять нехватку закрывшихся автозаправочных станций. Причем, как оказалось, доля госкомпании в рознице региона была только около 30%, а остальные 70% занимали независимые поставщики, которые и не собирались обременять себя какими-либо обязательствами перед жителями региона.

На психологическом уровне «независимые» всегда выглядят более выигрышно, так как активно тиражируют тезис о себе как активных борцах с монополистами и гарантах рыночной конкуренции. Но при более внимательном анализе их деятельности получается, что в России независимые поставщики топлива никоим образом не связаны честной конкуренцией.

Это подтверждают российские автовладельцы, которые в условиях выбора, стараются заправляться на АЗС крупных нефтяных компаний. Многочисленные проверки указывают на то, что самое малое зло от подобных заправок – это недолив топлива.

Кстати, российская ситуация с таким количеством независимых АЗС, которые никак не связаны с добычей и переработкой нефти, достаточно уникальна. На западе, действительно, есть крупные торговые сети, не аффилированные с нефтедобывающими компаниями, но они владеют своими нефтебазами и часто имеют свою переработку нефтяного сырья. Встречаются и единичные – так называемые джобберы. Это АЗС, работающие под флагом крупных компаний и по их стандартам. Взамен нефтекомпании гарантируют им поставки по фиксированным и заранее оговоренным ценам. Кроме того, есть и совсем маленькие автозаправочные станции в отдалённых районах, которые зачастую являются мелким семейным бизнесом.

По мнению аналитиков, уход с российского рынка части независимых АЗС был предсказуем, но в этом нет ничего трагичного – это закономерный процесс.

Более того, рядовым автолюбителям от таких изменений на топливном рынке будет только лучше, поскольку именно независимые компании, как правило, являются главными нарушителями прав потребителей и совсем не способствуют снижению цен.

При этом они предупреждают, что одобренное правительством завершение нефтяного маневра в целом ухудшит ситуацию в российской нефтепереработке.

Главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов в интервью «НиК» отметил, что уход независимых игроков топливного рынка объясняется рядом факторов и, прежде всего, ожидаемым ухудшением ситуации в сфере нефтепереработки.

«Правительство приняло закон о завершении большого налогового маневра. С января 2019 г. ожидается очередное повышение акцизов на моторное топливо. Это скажется на рентабельности нефтепереработки, повысятся цены на оптовом рынке. А поскольку государство очень нервно относится к любым попыткам значительно повысить цены в рознице, многие независимые игроки топливного рынка в последние годы работали с очень низкой или практически нулевой рентабельностью.

Понимая, что в дальнейшем будет только хуже, независимые продавцы уходят с рынка. Отдавая свои ниши крупным нефтепроизводителям, которые вынуждены их занимать, поскольку имеют обязательства по надежному топливообеспечению регионов»,

– рассказал эксперт.

На вопрос, почему большая часть автозаправочного рынка России контролировалась независимыми продавцами, он заметил, что это было связанно с рядом факторов.

«На рынке долгое время процветала так называемая мини-переработка или мини-НПЗ, которые в условиях действующей налоговой системы и акцизов могли производить, по сути, неподакцизную продукцию, которую поставляли через систему собственных АЗС. По сути, они продавали некачественное моторное топливо, в первую очередь, на региональных рынках. С этим государство давно и упорно борется, прежде всего, установлением жесткой акцизной политики, контроля и ужесточения налогового регулирования. Поэтому консолидация этого рынка в пользу крупных игроков – это нормальное явление», – пояснил Громов.

По его словам, независимые АЗС на российском топливном рынке распространились благодаря умению эффективно находить лазейки в законодательстве производить или продавать неподакцизную продукцию под видом качественного моторного топлива и т.д.

«Государство ставит заслон на пути этого бизнеса, который является контрпродуктивным для рынка. Именно поэтому независимые, работавшие по серым полулегальным схемам, с рынка уходят. Однако такая консолидация отрасли не приведет к его монополизации. Скорее произойдет своего рода очистка рынка от слабых с экономической точки зрения игроков и полулегальных»,

– указал эксперт.

Громов заметил, что те изменения в регулирование нефтяной отрасли, которые были приняты правительством летом 2018 г., безусловно, окажут давление на нефтепереработку и продажу нефтепродуктов.

«Очевидно, это выльется не только в консолидацию отрасли. Мы не видим причин, по которым топливо на АЗС с начала 2019 г. не возобновило бы свой рост», – резюмировал эксперт.

Доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов также заметил, что при стагнации рынка растут затраты на регулирование и естественным образом слабые игроки уходят.

«Это всеобщее явление. Такой процесс давно прошел, например, в сфере розничной торговли, где стали доминировать торговые сети. Они из-за своего масштаба могут перераспределять часть затрат и банально выигрывают соревнование по цене. Для потребителей консолидация отрасли в сфере продажи ГСМ скорее даже благо, поскольку уровень порядка, качества топлива и точности налива на фирменных станциях обычно гораздо лучше», – пояснил эксперт в интервью «НиК».

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин указал на то, что ВИНКи были всегда наиболее сильными, поскольку у них есть возможность диверсифицировать свои затраты с помощью поставок за рубеж.

«В 2018 г., когда мы наблюдали период резкого роста цен на нефть и при этом еще и резкого падения рубля, это приводило к тому, что экспортный netback становился для ВИНКов все более и более выгодным. Независимые АЗС могут покупать топливо только на оптовом рынке и продавать его в рознице. Других источников доходов у них нет», – заявил эксперт в интервью «НиК».

На вопрос о том, почему в РФ столько независимых компаний, эксперт отметил, что это сложилось исторически.

«Открытие АЗС всегда считалось нормальным бизнесом. Предприниматель строил заправку, покупал топливо и работал с рентабельностью в 10%. Сейчас рентабельность уже не такая, с учетом роста цен на оптовом рынке, в 2018 г. мы уже несколько раз наблюдали фактически отрицательную рентабельность независимых АЗС»,

– пояснил Пикин.

Тем не менее, он также считает, что уход с рынка независимых АЗС – это объективный эволюционный процесс.

«С одной стороны снижение конкуренции – это плохо для рынка. Но, на мой взгляд, наличие на российском топливном рынке независимых игроков не давало полноценной конкуренции, поскольку конкуренции начинается не в рознице, а на оптовом звене. Пока не будет серьезной конкуренции на оптовом рынке, не важно, сколько независимых игроков будет в розничной торговле», – отметил эксперт.

Екатерина Вадимова