Oilcapital
Глобальный рынок СУГ и теперь живее всех живых
2 декабря 2020, 12:25
Николай Проценко
Глобальный рынок СУГ и теперь живее всех живых
Сегмент СУГ в 2020 году оказался одним из наименее пострадавших на мировом и российском нефтегазовом рынке

Благодаря стабильному спросу со стороны нефтехимических предприятий сжиженные углеводородные газы (СУГ) в 2020 году оказались одним из наименее пострадавших сегментов мирового и российского нефтегазового рынка, констатировали участники онлайн-конференции независимого ценового агентства Argus «LPG 2020: СНГ и глобальные рынки». Для российского рынка СУГ нынешний год вообще можно считать знаковым. Благодаря запуску производства комплекса «ЗапСибНефтехим» внутренний спрос на эту продукцию резко вырос и будет устойчивым драйвером роста ее производства в ближайшие несколько лет, а для экспорта российских СУГ все более значимым направлением становится Китай.

Рост в ногу с реструктуризацией

Основной тенденцией текущего года на российском рынке СУГ стало принципиальное изменение структуры поставок: внутреннее потребление продукции значительно выросло за счет сокращения экспорта. Как сообщил в своем выступлении на конференции Argus директор бизнеса углеводородного сырья СИБУРа Алексей Марков, у его компании объемы экспорта СУГ снизились с 4,6 млн до 3,1 млн тонн. С тем же самым, хотя и в меньших масштабах, столкнулись и другие производители — «Газпром» и НОВАТЭК. Однако СИБУРу почти все выпавшие объемы внешних поставок удалось направить в свой нефтехимический сектор: благодаря прошлогоднему запуску «ЗапСибнефтехима» в Тобольске, загрузка которого к середине ноября достигла 94%, потребление СУГ в нем выросло с 2,5 млн до 3,8 млн тонн. Нефтехимические предприятия продолжали деятельность даже при самых серьезных коронавирусных ограничениях, отметил представитель компании.

В целом, по словам Маркова, за девять месяцев объем производства СУГ в России составил 10,7 млн тонн, что почти сопоставимо с прошлогодним показателем за тот же период (11 млн).

Ключевым фактором, помешавшим наращиванию производства, стала новая сделка ОПЕК+.

Сокращение добычи нефти повлекло за собой снижение добычи попутного нефтяного газа (ПНГ), который российские компании активно используют для сжижения. Основной объем СУГ в России — более 50% — производится именно из ПНГ, напомнила старший редактор Argus Светлана Новолодская.

Но уже в перспективе ближайших нескольких лет ожидается, что российский рынок СУГ будет показывать рост и в нефтехимии, и в экспорте. Если, начиная с 2018 года, производство СУГ в стране находится на неизменном уровне порядка 14,8 млн тонн в год, то уже в следующем году, отметил Алексей Марков, ожидается увеличение до 16,8 млн тонн, а к 2026 году — до 22,6 млн тонн. При этом потребление СУГ в российской нефтехимии увеличится с 5,2 млн до 8,2 млн тонн за счет новых проектов наподобие Амурского газохимического комплекса СИБУРа или мегапроекта компании «Росгаздобыча» в порту Усть-Луги, а рост экспорта ожидается с нынешних 4,5 млн тонн до 8,9 млн тонн в 2028 году.

Не столь оптимистично выглядят перспективы в коммунально-бытовом сегменте российского потребления СУГ, в частности в качестве моторного топлива. По словам заместителя генерального директора компании «Импэкснефтехим» Леонида Кручинина, в последние пару лет ценовое соотношение СУГ/бензин достигло коэффициента 0,55, критичного для принятия автовладельцами решения о переходе на газ, и если эта тенденция будет продолжаться, то стоимость СУГ может стать фактором, существенно сдерживающим развитие внутреннего рынка автогаза. Цены внутреннего рынка во многом повторяют динамику экспортных котировок, пояснил Кручинин, и как бы ни старались правительство и компании эту зависимость ослабить, вводя ограничительные меры по доступу на премиальные рынки, для отечественных розничных потребителей стоимость СУГ по-прежнему сильно зависит от волатильности на мировом рынке.

На данный момент самой интересной тенденцией на внутрироссийском рынке СУГ является его четкое разделение на два сегмента: коммунально-бытовой и потребление в нефтехимии.

Каждый из них, по словам Леонида Кручинина, в перспективе может зажить своей жизнью, поскольку уже сейчас отсутствуют ресурсы для перетока из одного сегмента в другой: даже несмотря на большое количество новых проектов, для этого отсутствуют свободные объемы, сильно сжалась свобода маневра. Например, СУГ, который будет производиться в рамках практически реализованного проекта «Роспан» — дочерней компании «Роснефти», ведущей добычу газа и газового конденсата в ХМАО, предположительно, практически полностью будет уходить на рынок автогаза, а СУГ того же СИБУРа — на пиролиз. Эту гипотезу подтвердил представитель СИБУРа Алексей Марков, сообщивший, что его компания будет все в большей степени фокусироваться на собственной переработке, смещаясь от поставок СУГ в направлении поставок полимеров и продукции органической химии.

«В 2020 году сбылся наиболее прогнозируемый сценарий — рост потребления в нефтехимии за счет ухода наименее премиальных сегментов экспорта: экспорт сократился ровно на столько, на сколько вырос пиролиз в Тобольске, — резюмировал Леонид Кручинин. — Но в целом рынок упростился. Развитие российской нефтехимии идет исключительно по полимерному сценарию, хотя внутренний рынок полимеров давно переполнен, а никакой другой стратегии нет. Чтобы конкурировать на внешнем рынке, надо иметь низкую себестоимость сырья, которой обладают немногие при отсутствии ожиданий серьезного прироста ресурсной базы. Поэтому количество проектов в нефтехимии ограничено, и состоятся только те из них, которые обеспечены сырьем. Если все они будут реализованы, то сегмент комбыта вновь наполнится, но в любом случае волатильность внешнего рынка останется одной из проблем рынка внутреннего, которая вряд ли разрешится в ближайшее время».

Китай поглотит всё

В последние годы поставщики на мировом рынке СУГ регулярно демонстрировали способность стремительно адаптироваться к меняющейся конъюнктуре: рынок очень плотный, на нем очень сильны связи контрагентов, высок уровень конкуренции, и это сильно влияет на цены и условия поставок, отметил в своем выступлении руководитель по развитию бизнеса Argus Дэвид Апплтон. Наиболее характерным примером этого является китайский рынок: если еще несколько назад практически все объемы СУГ в Китай импортировались с Ближнего Востока, то теперь поставки сильно диверсифицированы. В разгар торговой войны Китая и США 25-процентный тариф делал импорт американского СУГ запретительным, но после пересмотра тарифной политики американские производители незамедлительно вернулись на китайский рынок. В целом доля США в мировой торговле СУГ за последние десять лет увеличилась с 6% до 42%, а рост глобальных потоков на 24%, начиная с 2014 года, преимущественно происходил именно за счет американского экспорта, добавил Мартин Чендли, старший аналитик компании Fearnleys.

Китай пытается брать СУГ отовсюду, из любого источника, констатировал Дэвид Апплтон, и теперь все более значимым поставщиком в КНР становится Россия, которая традиционно поставляла СУГ в Европу. До некоторых пор основной проблемой экспорта российского СУГ в Китай была нехватка инфраструктуры, однако ситуация стала меняться после того, как группа компаний Avestra в 2017 году ввела в эксплуатацию в пограничном китайском городе Маньчжурия первую очередь терминала по перевалке СУГ и пропилена мощностью 1,8 млн тонн с инвестициями около $70 млн.

Как сообщил на конференции Argus директор по развитию Avestra Group Илья Займенцев, за последние 12 месяцев через терминал прошло около 108 тысяч тонн продукции, 70% которой пришлось на смеси СУГов от различных производителей в России. По его словам, весной, когда котировки на СУГ упали до исторических минимумов, именно китайский рынок оказался более стабильным по цене, и те российские производители, которые не могли продать свою продукцию на Западе, повернулись на Восток, поскольку китайский рынок давал лучший экспортный нетбэк.

«Существенным преимуществом китайского рынка, особенно внутренних территорий КНР, является более высокая предсказуемость, он не так сильно подвержен колебаниям международных рынков. В режиме турбулентности это была тихая гавань», — отметил Илья Займенцев.

При этом перспективы практически неисчерпаемы: в ближайшие пять лет потребление СУГ в китайской нефтехимии должно удвоиться, а также продукт все больше используется в сегменте автогаза.

Ожидается, что к 2024 году Китай будет импортировать 36 млн тонн, так что любые объемы СУГ, которые способна произвести Россия, будут востребованы на рынке, заявил представитель Avestra.

Основными поставщиками СУГ в Китай на данный момент выступают производители, расположенные в непосредственной близости от границы с этой страной, такие как «Иркутская нефтяная компания», но уже в ближайшее время к ним могут добавиться и более удаленные предприятия, полагает Займенцев — первым среди них, по его мнению, будет все тот же проект «Роспан». «Для продукции „Роспана“ Западная Европа будет менее доступна по качеству — для нее больше подойдут рынки Польши, Украины и Китая, где хорошо развито потребление автогаза, но не закрыт и рынок гибких пиролизов, которые могут потреблять не только чистые фракции, но и смесевой продукт», — отметил Илья Займенцев. Кроме того, не исключено, что время от времени будут возникать излишки СУГ на строящемся Амурском ГПЗ «Газпрома» (запуск первых двух очередей ожидается к концу 2021 года), который будет поставлять сырье для переработки на расположенном по соседству Амурском ГХК СИБУРа — в этом случае китайский рынок также может оказаться очень кстати.

С начала года, когда поставки российского СУГ в Европу через Усть-Лугу очень сильно упали, экспорт в Китай действительно демонстрировал рост, порой с лучшим нетбэком, подтвердила Светлана Новолодская из Argus. Кроме того, по ее словам, «заиграли новыми красками» такие экспортные направления, как Грузия, Азербайджан и Киргизия — это небольшие рынки, но поставки туда оказались выгодными.

В самое сложное время производители открывали для себя новые направления экспорта, отгружая СУГ в необычные для себя страны.

Например, СИБУР, по словам Алексея Маркова, в условиях профицита продукции диверсифицировал экспортные поставки на такие новые рынки, как Оман и Индия.

В итоге, несмотря на все катаклизмы 2020 года, мировой рынок СУГ оказался довольно сбалансированным, резюмировал Дэвид Апплтон. По его мнению, спрос на эту продукцию на горизонте ближайших трех-четырех лет остается понятным — его определяют ряд инфраструктурных и промышленных проектов, которые запланированы на этот период, и даже если некоторые из них сейчас запаздывают по реализации, то в уже 2022–2023 годах они должны вернуться в график. Поэтому сейчас, прогнозирует Argus, ожидается рост потребления СУГ в различных сегментах, а спрос со стороны Китая сохранится на довольно высоком уровне — не исключено, что туда пойдут более масштабные российские объемы при их наличии.

Николай Проценко

Сюжеты:
Эксклюзив