Нефтяники всех стран – объединяйтесь!

Нефтяники всех стран – объединяйтесь!
Новость

24 октября 2016, 00:01
Предстоящая 24 октября встреча в Вене главы Минэнерго РФ Александра Новака и генсека Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) Мохаммеда Баркиндо должна будет еще раз подтвердить намерения всех стран-экспортеров «черного золота» достичь договоренности о стабилизации нефтяного рынка.

Предстоящая 24 октября встреча в Вене главы Минэнерго РФ Александра Новака и генсека Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) Мохаммеда Баркиндо должна будет еще раз подтвердить намерения всех стран-экспортеров «черного золота» достичь договоренности о стабилизации нефтяного рынка.

Напомним, 28 сентября в Алжире на неформальной встрече стран ОПЕК были согласованы ограничения добычи в диапазоне 32,5-33 млн баррелей нефти в сутки, однако по конкретным лимитам для каждой из стран организации договоренности пока нет. Ожидается, что окончательное решение должно быть принято на официальной встрече организации экспортеров, которая пройдет 30 ноября в Вене.

Александр Новак

ОПЕК рассчитывает на присоединение к мерам по стабилизации рынка ряда других нефтедобывающих стран, прежде всего, – России. И рассчитывает явно не напрасно, поскольку президент Российской Федерации Владимир Путин 12 октября в Стамбуле в ходе Всемирного энергетического саммита поддержал заморозку добычи: «Мы поддерживаем недавнюю инициативу ОПЕК по фиксации лимитов на добычу и рассчитываем, что на заседании ОПЕК в ноябре эта идея воплотится в конкретные договоренности, дав позитивный сигнал рынкам и инвесторам». Очевидно, что данные слова главы РФ очень четко определили вектор работы российских нефтяных компаний и не оставили вопросов для дискуссии.

Вместе с тем, судя по последним заявлениям мировых финансовых институтов, странам производящим нефть надо готовиться к серьезной схватке с противниками стабилизации рынка «черного золота». Недавнее сообщение МВФ о том, что стоимость нефти до 2021 года не поднимется выше $60 баррель, свидетельствует о наличии у ОПЕК и России серьезных противников. И хотя прогноз валютного фонда может быть скорректирован, однако ни у кого не вызывает сомнений, что противники повышения цен на нефть очень четко заявили о своих планах на ближайшую пятилетку.

Мохаммед Баркиндо

Но, как известно, ничто так не объединяет, как наличие общих врагов. Поэтому в последнее время отраслевые эксперты призывают всех производителей углеводородного сырья, вне зависимости от способа добычи, жить не сиюминутными финансово-политическими интересами, а горизонтом событий как минимум в 5-7 лет. По их мнению, нельзя ради укрепления валюты одной страны, в данном случае США, жертвовать всей мировой добычей. Только благодаря повышению стоимости нефти до уровня, когда добыча будет выгодна на всех типах месторождений, удастся предотвратить нехватку «черного золота» и, как следствие, стагнацию мировой экономики. По их мнению, сейчас все производители реальной, а не виртуально «фьючерсной» нефти оказались в одной лодке – всем нужны более высокие цены. С этой точки зрения любые договоры стран-производителей нефти должны стабилизировать рынок.

На днях глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на Евразийском форуме в Вене, рассказал о своих прогнозах развития мирового рынка углеводородов. По его мнению, в мы в обозримом будущем должны увидеть завершение периода избытка предложения на рынке: «В ближайшие полтора года мы должны увидеть завершение периода избытка предложения на рынке и начало процесса нормализации ситуации с коммерческими запасами нефти и нефтепродуктов. В этот период общий уровень добычи нефти в США, по-видимому, останется ниже максимумов 2015 года. Цена на нефть превысит $55 за баррель. Сохранится низкий уровень инвестиционной активности в крупных и сложных проектах, прежде всего развиваемых «мейджорами», так как экономика этих проектов требует более стабильных и более высоких цен», – цитировал Сечина ТАСС.

Сечин в Венесуэле.jpg

Игорь Сечин

По его прогнозам, в среднесрочной перспективе появится определенная нехватка нового предложения нефти, но речь вряд ли пойдет о физическом дефиците. Сечин также не исключил, что через 3-5 лет мировому рынку может потребоваться договоренность не о заморозке добычи, а об экстренном ее наращивании. При этом объемы потребления нефти до 2040 года могут увеличиться на 15 млн баррелей в сутки, а потребность в дополнительных мощностях добычи – составить не менее 40 млн баррелей в сутки: «Практически все прогнозы, включая расчеты, выполненные «Роснефтью», показывают на горизонте 2040 года дополнительный прирост объемов потребления нефти в суточном измерении не менее, чем на 15 млн баррелей. Вычтем из этого ожидаемые экспертами дополнительные к текущим объемам добычи сланцевой нефти, оптимистично оцениваемые в 6-8 млн баррелей в сутки, и прибавим объемы естественного 5-7% снижения добычи на месторождениях, вышедших на зрелую стадию – это свыше 30 млн баррелей в сутки. В итоге мы можем получить потребность в дополнительных мощностях добычи не менее 40 млн баррелей в сутки», – заявил глава «Роснефти».

Он отметил, что нынешняя ситуация на рынке нефти вынудила Саудовскую Аравию поменять свою стратегию. По словам Игоря Сечина, Саудовская Аравия перешла от борьбы за расширение доли на нефтяном рынке к поиску союзников в стабилизации цен на нефть из-за дефицита бюджета страны. Глава «Роснефти» заметил, что в 2015 году дефицит государственного бюджета Саудовской Аравии оставил 15% от ВВП, а в 2016 году дефицит бюджета составит 10-12% от ВВП. «Такой уровень не является устойчивым даже на пятилетнем горизонте. Саудовской Аравии требуется либо резко сократить уровень расходов, в первую очередь за счет снижения занятости, либо повысить уровень нефтяных доходов. Это и послужило стимулом к изменению в самое последнее время позиции этой страны – переходу от борьбы за расширение рыночной доли к поискам союзников в стабилизации цен на рынке», – сказал Сечин.

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов в этой связи заметил, что по совокупности добыча нефти в странах ОПЕК постоянно снижается, так как большинство участников этой организации уже исчерпало запасы месторождений нефти с низкой себестоимостью и находится у нисходящего плеча «Колокола Хабберта» (кривая Хабберта – математическая модель добычи нефти с резким ростом до пика и симметричным спадом). «И только небольшая часть стран-экспортеров, которые сосредоточены возле богатого нефтью с низкой себестоимостью Персидского залива, продолжают удерживать высокие показатели добычи, которые были характерны для стран ОПЕК в 70-80 годы прошлого века. В золотое время этой организации», – отметил эксперт в интервью «Нефти и Капиталу».

По его словам, себестоимость добычи нефти растет практически везде: «Сначала мы едим вкусную вишенку с торта, потом крем, а потом уже жуем невкусный бисквит. Так действуют все газо- и нефтедобытчики», – отметил Анпилогов.

Сейчас Россия благодаря большому количеству запасов труднодоступной нефти оказалась на одной доске с ОПЕК. «В настоящее время Россия обладает мощным рычагом давления на нефтяной рынок. Ее добыча уже в течение 10 лет стабильно находится в пределах 10 млн баррелей в сутки. Наша страна создала новые транспортные возможности: построены танкеры ледового класса, открыты новые нефтеносные провинции. Все это позволяет Российской Федерации диверсифицировать поставки углеводородов – не опираться традиционно исключительно на европейский рынок, а участвовать в биржевой торговле, поставляя нефть по нефтепроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан» в Юго-Восточную Азию. И вот тут возникает вопрос: зачем гнаться за увеличением объемов продаж, если они сильно уменьшают цену нефти, но из-за увеличения себестоимости добычи, дополнительные объемы уже не могут окупить поставки?» – замечает Алексей Анпилогов.

Танкер Ob River ("Газпром")на Северном морском пути

По его мнению, за последние 15 лет спрос на нефть растет неснижающимся темпом – 1 млн баррелей в день: «То есть каждый новый год мир потребляет на 365 млн баррелей нефти больше, чем в предыдущем. Все эти дополнительные объемы должны каждый год появляться на рынке. И с достаточно управляемой себестоимостью, не допуская как кризиса спроса, так и кризиса предложений. Ведь нефть, в отличие, скажем, от какао-бобов, не дает каждый год стабильных урожаев, а нуждается в постоянной разведке месторождений, их обустройстве и промышленной эксплуатации. В силу этого, с моей точки зрения, прогноз МВФ о том, что цена нефти до 2021 года будет не выше $60, может осуществиться только в случае жесточайшего кризиса мировой экономики, который как раз и способен остановить этот рост потребления нефти. В противном случае мы вступаем в ту самую ситуацию длительного роста цены нефти, которая была в 90-е годы, после того как в середине 80-х было обрушение цены на нефть. Тогда были практически полностью остановлены программы геологоразведки. И потом на протяжении десятилетия отрасль медленно карабкались вверх, цены за это время выросли в 2,5 раза», – пояснил эксперт.

Президент фонда «Основание» предполагает, что несмотря на заявления МВФ цена на нефть все же будет расти. Россия и ОПЕК как раз и работают над тем, чтобы сбалансировать этот рост, который позволит сделать его устойчивым как с точки зрения потребителя, так и с точки зрения производителя: «Российская Федерация выделила для себя комфортные условия удержания нынешнего уровня добычи без его резкого роста. И, фактически, это наиболее благоприятный сценарий. России не выгодно сейчас наносить удар по ОПЕК, поскольку мы плывем с этой организацией в одной лодке. Объективно российская нефть отнюдь не самая дешевая, соответственно, любое картельное соглашение с ОПЕК, США, Канадой, да и любым другим игроком – действует на благо нефтяной отрасли России и социального благополучия всей страны», – уверен Алексей Анпилогов.

При этом он отметил, что в нынешних условиях рост мировой экономики обеспечивается за счет нефти, причем дорогой – сланцевой, нефти Крайнего Севера или тяжелой нефти. Поэтому сбалансированная цена «черного золота» должна быть выше, чем себестоимость добычи из всех источников.

Член Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Рустам Танкаев считает, что уже в течение как минимум трех лет ОПЕК является дискуссионным клубом: «В первые месяцы на заявления ОПЕК еще была какая-то реакция. Сейчас, судя по результатам выступлений членов ОПЕК за последние 8-9 месяцев, мировой рынок перестал реагировать на заявления членов этой организации. Поэтому ОПЕК уже не регулятор и интерес, с этой точки зрения, не представляет», – заявил эксперт в интервью «Нефти и Капиталу».

Россия очень сильно влияет на мировой нефтяной рынок, поскольку является абсолютным лидером по добыче и экспорту нефти и нефтепродуктов. «Объемы экспорта нефти из России и Саудовской Аравии примерно равны, хотя сейчас Россия немного обгоняет саудитов. Это происходит по двум причинам, и обе причины сейчас весьма печальны. Первая – это выросшее потребление нефти на внутреннем рынке Саудовской Аравии из-за участия страны в военных действиях сразу на трех фронтах: Йемен, Сирия, Ирак. Фактически за этими военными действиями стоит противостояние Саудовской Аравии и Ирана. Вторая печальная причина заключается в том, что в России в результате кризиса резко упало потребление нефтепродуктов. За 2015 год оно сократилось на 5,1%, и в настоящее время нефтепотребление в Российской Федерации в три раза ниже, чем таких странах как Канада и Норвегия, где природные условия похожи на российские. В этом году потребление жидкого углеводородного сырья продолжат падать. Это главный фактор, благодаря которому растет экспорт из России. Саудовская Аравия жжет свое топливо в танках, а мы его продаем его всем кому не лень, потому что у нас самих на него нет денег», – уточнил эксперт.

Рустам Танкаев заметил, что замораживание добычи для отечественных нефтяных компаний чрезвычайно неприятно, но в нашей стране «музыку заказывает» президент и правительство. «Наши нефтяные компании получают постоянный доход от экспорта, так как после уплаты всех налогов прибыль их составляет примерно $100 с тонны. Поэтому компании не зависят от того, какие цены на мировом рынке. Они очень хорошо защищены от колебаний стоимости барреля, так как у нас плавающая таможенная пошлина и НДПИ. Но правительство наше от этих колебаний совсем не защищено. И ему нужны более высокие цены на нефть, поэтому правительство в лице министра энергетики и ведет бесконечные переговоры с ОПЕК о фиксации уровня добычи», – пояснил эксперт.

Рустам Танкаев напомнил, что на Россию приходится 20% всей международной торговли нефтью и нефтепродуктами: «Мы вместе с Саудовской Аравией обеспечиваем 40% мировой торговли, без нас соглашение подписывать не имеет смысла. Тем не менее, есть конфликт интересов между государством и нефтяниками, но государство главнее. Оно владеет нефтяниками. И оно приказало фиксировать добычу. При этом фиксация для других стран вообще не имеет никакого значения. Так как из нефтедобычи ушли огромные деньги, сокращены проекты по увеличению добычу. И у них добыча, в принципе вырасти не может», – заметил он.

Эксперт добавил, что у России с ОПЕК совершенно разная структура экспорта и другая маркетинговая политика. «Мы создаем СП с главными потребителями нефти, это позволяет нам четко фиксировать свою долю рынка. Доминирует в подобных структурах конечно «Роснефть», так как она является главной нефтяной компанией РФ. Сейчас во время кризиса у нее лучшие в мире финансовые показатели», – сказал Танкаев. По его словам, ОПЕК стремится захватить большую часть рынка с помощью демпинга. «Взаимодействие с ОПЕК необходимо. Однако это не значит, что нам надо играть по тем же правилам и вводить квоты», – добавил он.

По его прогнозу, соглашение с организацией экспортеров «черного золота», скорее всего, будет подписано. Однако нефтяные компании его постараются обойти или выполнять будут безрадостно: «Для России главное восстановить потребление на внутреннем рынке, иначе экспорт все равно будет расти. Что же касается интересов населения и промышленности, то наше правительство никогда не уделяло этим аспектам особого внимания. Если бы у нас потребление вышло на уровень нормальной развитой страны – такой как, например, Канада, то мы могли бы увеличить добычу до 700 млн тонн в год, технически это возможно. Экспорт бы не пострадал: потребление сейчас 100 млн тонн в год, нужно 300 млн тонн – экспорт 400 млн тонн, в сумме эти показателей – 700 млн тонн в год. При нынешнем уровне выработанности месторождений отбор начальных извлекаемых запасов соответствует 2%. 700 млн тонн в год – это как раз и есть 2%, сейчас он 1,3%. Поэтому технически повысить добычу возможно, но организовать увеличение внутреннего потребления некому», – резюмировал эксперт.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов считает, что сейчас все большее влияния на нефтяные цены оказывают именно финансовые институты, поскольку нефтяные цены формируются на биржах, а там чаще торгуют так называемой бумажной нефтью: «Если посмотреть на заявления банков США и МВФ все они говорят примерно на одни и те же темы, о некоем кризисе перепроизводстве. То есть они открыто играют на понижение нефтяных цен. Их позиция достаточно консолидированная, но она никак не отражает реального положения дел в мировой нефтяной отрасли», – заявил эксперт в интервью «Нефти и Капиталу».

При этом он отметил, что консультативные переговоры России с ОПЕК о заморозке добычи пока не имеют никого влияния, поскольку на данном этапе и Россия и картель ограничиваются заявлениями о намерениях. Никаких серьезных шагов никто не предпринимает.

В преддверие встречи с ОПЕК глава Минэнерго РФ еще раз подчеркнул, что Россия в 2017 г. может увеличить добычу нефти до нового рекордного уровня – 548 млн тонн. При этом на данный момент Россия по-прежнему настроена на заморозку добычи нефти, а не на ее сокращение, как предлагает ОПЕК. «Это наша основная позиция, она не изменилась», – отметил министр.

Тем не менее, можно предположить, что чем бы ни закончился диалог России с Организацией стран экспортеров нефти, и к какому бы решению ни пришли страны входящие в картель 30 ноября, нарастающий кризис в сфере добычи углеводородов постепенно будет сближать позиции всех производителей «черного золота». Поскольку возможная нехватка сырья будет гораздо опаснее переизбытка.

Вместе с тем, по мнению вице-президента «ВР Россия» Владимира Дребенцова, превышение спроса над предложениями может возникнуть уже через 4 года: «Дефицит на рынке нефти возникнет года через четыре. Мы знаем, сколько инвестиций было не осуществлено в 2014-2016 годах, потому что планы инвестиционные компании сократили. Это были проекты, которые отложили. Учитывая, что это проекты минимум на пять лет, то инвестиции, которые не осуществились в 2015 году, скажутся в 2020-м», – говорил Дребенцов на Евразийском форуме.

Екатерина Дейнего

Stories:
ОПЕК
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter