Куда пойдет Ванкор — большой секрет

Куда пойдет Ванкор — большой секрет
Новость

25 июля 2005, 18:54
Два события в конце марта продемонстрировали агрессивную политику «Роснефти» в Ванкорском проекте. Тогда компания объявила, что по предварительным результатам разведочного бурения на Ванкоре площадь месторождения и его запасы увеличиваются почти вдвое. Спустя несколько дней МПР отменило аукцион по соседнему с Ванкорским Лодочному месторождению, однозначно дав понять, что государство не допустит, чтобы стратегически важное месторождение попало к «иностранной» компании — ТНК-BP.

Два события в конце марта продемонстрировали агрессивную политику «Роснефти» в Ванкорском проекте. Тогда компания объявила, что по предварительным результатам разведочного бурения на Ванкоре площадь месторождения и его запасы увеличиваются почти вдвое. Спустя несколько дней МПР отменило аукцион по соседнему с Ванкорским Лодочному месторождению, однозначно дав понять, что государство не допустит, чтобы стратегически важное месторождение попало к «иностранной» компании — ТНК-BP.

Однако заявления, сделанные в конце июня на нефтегазовом конгрессе в Москве вице-президентом «Роснефти» Степаном Землюком, позволяют сделать вывод, что Ванкор в списке приоритетов госкомпании отошел на второй план. Срок начала добычи отодвинулся как минимум до осени 2008 года; решенный, казалось, вопрос выбора маршрута транспортировки нефти вновь вернулся на стадию обсуждения. Если же стоимость проекта сократится, то «Роснефти» для освоения Ванкора, возможно, не понадобится иностранный партнер. В новой ситуации резко возрастает значение кооперации основных недропользователей Большехетской впадины, в числе которых помимо «Роснефти» фигурируют ТНК-BP и «ЛУКОЙЛ».

Окончательно закрепив за собой весной 2004 года контроль над компаниями «Ванкорнефть» и «Таймырнефть», владеющими лицензиями, соответственно, на Ванкорское месторождение и Северо-Ванкорский лицензионный участок (см. «Ванкорские сюрпризы» в «НиК» №5, 2004 г.), «Роснефть» объявила освоение Ванкора своим главным перспективным проектом. Такое решение было логично — все попытки компании увеличить добычу «Пурнефтегаза» сверх 10 млн твг не давали результата, а Ванкор мог на пике обеспечить 12-14 млн твг — около 60-70% добычи «Роснефти» на тот период времени.

В соответствии с новым приоритетом в 2004 году «Роснефть» развернула бурную деятельность на севере Красноярского края и в Таймырском автономном округе. Компания заключила соглашения о сотрудничестве с региональными властями, выполнила большой объем сейсморазведочных работ, начала разведочное бурение, предложила МПР выставить на аукцион соседнее с Ванкором Лодочное месторождение, приступила к инженерным изысканиям по трассам предполагаемых маршрутов нефтепровода, подала заявки на геологическое изучение участков недр вдоль этих трасс. И даже провела переговоры с французской Total, ранее претендовавшей на освоение Ванкора, об условиях совместной реализации проекта.

Ключевым для Ванкорского проекта был вопрос организации транспортировки нефти. Один из вариантов предполагал соединение с системой «Транснефти», но предпочтительным в «Роснефти» называли «северный» маршрут: нефтепровод протяженностью 710 км до порта Диксон на побережье Карского моря позволял экспортировать 100% добытой на Ванкоре нефти без потери качества. Выбор данного маршрута параллельно решал важные государственные задачи: стимулировал развитие экономики Таймыра и увеличение грузопотока по Северному морскому пути.

Однако «северный» маршрут требовал огромных капиталовложений (не менее $1,2 млрд — труба и порт плюс строительство 5-6 танкеров ледового класса), для привлечения которых «Роснефти» требовалось увеличить сырьевую базу проекта.

До критической массы

Доказанные запасы нефти (категории С1+С2) Ванкорского месторождения к весне 2004 года составляли около 125 млн тонн, ресурсы Северо-Ванкорского участка категории С3 (98,4 млн тонн) требовали подтверждения, а чтобы сделать проект рентабельным, по словам президента «Роснефти» Сергея Богданчикова, требовалось не менее 300 млн тонн. Быстро нарастить запасы проекта можно было за счет Лодочного, а также расположенных неподалеку Сузунского, Тагульского и Русско-Реченского месторождений (запасы нефти категорий С1+С2 около 90 млн тонн), принадлежащих «Славнефти».

Из-за отсутствия инфраструктуры «Славнефть» практически не вела работы на этих месторождениях, к тому же компания находилась (и до сих пор находится) в процессе раздела активов между новыми владельцами — «Сибнефтью» и ТНК-BP. «Роснефть» предложила «Славнефти» уступить ей месторождения. Тем временем руководство Таймырского АО направило обращение в МПР с просьбой отозвать лицензии из-за невыполнения условий лицензионных соглашений. Расчет себя оправдал — «Славнефть» дала принципиальное согласие на продажу.

В свою очередь, МПР прислушалось к доводам «Роснефти» и назначило аукцион по Лодочному месторождению (запасы нефти категорий С1+С2 около 43 млн тонн) на 28 декабря 2004 года.

Кроме того, в августе 2004 года «Роснефти» были предоставлены для геологического изучения 10 участков недр вдоль предполагаемых трасс нефтепроводов с Ванкора. В Туруханском районе Красноярского края компания получила Западно-Лодочный и Восточно-Лодочный участки по краям Лодочного месторождения, а также 4 участка к югу от Тагульского месторождения «Славнефти» (Советский, Полярный, Нижнебайхский и Лебяжий). В Усть-Енисейском районе Таймырского АО «Роснефть» взяла Байкаловский, Проточный, Песчаный и Самоедовский участки. По данным компании, суммарные прогнозные ресурсы углеводородов этих участков оцениваются в 700 млн тонн, и только на их предварительное изучение (геохимическая съемка, сейсморазведка 2D и 3D, поисково-разведочное бурение) в 2005-09 годах планируется потратить более 3 млрд рублей.

Казалось, до формирования критической массы запасов уже недалеко. Однако в октябре 2004 года «Славнефть» неожиданно отказалась от сделки с «Роснефтью». А в начале ноября ТНК-BP официально объявила о приобретении у «Сибнефти» ее доли в четырех предприятий из наследства «Славнефти»: ООО «Тагульское», ОАО «Пайяха», ОАО «Сузунское» и ОАО «Русско-Реченское». Среди приобретенных активов 3 месторождения — Сузунское, Тагульское, Русско-Реченское — тяготеют к Ванкорскому проекту «Роснефти», одно, Пайяхское (запасы — 14 млн тонн), находится на трассе нефтепровода к Диксону.

После сделки представители ТНК-BP заявили, что уже до конца 2004 года компания планирует инвестировать в доразведку и обустройство месторождений Большехетского проекта около $6 млн, а в период до 2007 года инвестиции составят еще $35 млн: будут выполнены значительные объемы сейсморазведки 2D и 3D, пробурено 9 поисково-разведочных скважин и начнется пробная разработка Сузунского месторождения. Одновременно ТНК-BP объявила, что планирует участвовать в аукционе по Лодочному месторождению.

Надежды «Роснефти» на расширение сырьевой базы за счет соседних месторождений, таким образом, быстро таяли. В этой ситуации компания сделала упор на доразведку Ванкорского и Северо-Ванкорского участков, на что, по официальным данным «Роснефти», в 2004 году было потрачено около $60 млн (2 млрд рублей). В нынешнем году планируется израсходовать почти втрое больше — 5,9 млрд рублей.

Обнародованные «Роснефтью» предварительные результаты работ впечатляют. Переинтерпретация данных сейсморазведки продемонстрировала, что Ванкорское месторождение и Северо-Ванкорский блок представляют собой единое замкнутое двухкупольное структурное поднятие размером примерно 15х37 км. В ходе испытаний пробуренных в 2004 году трех поисковых скважин на Ванкорском и Северо-Ванкорском участках были получены притоки нефти до 500 м3/сутки, а на скважине Ванкор-9 нефть из нижнехетских отложений фонтанировала с дебитом 1000 м3/сутки. По данным «Роснефти», только по итогам 2004 года прирост запасов категории С1 на двух Ванкорских участках составил 16,4 млн тонн нефти и 3,1 млрд м3 газа.

В первом полугодии 2005 года «Роснефть» планировала пробурить еще 4 скважины (3 — на Ванкоре и 1 — на Северо-Ванкорском блоке) и завершить программу разведочного бурения. Тем не менее уже имеющиеся результаты испытаний при почти двукратном увеличении площади единого Ванкорского месторождения позволяют предварительно оценить его извлекаемые запасы нефти категорий С1+С2 в 227 млн тонн.

Правда, знакомые с ситуацией геологи сказали «НиК», что единство двух частей Ванкора было очевидно давно и запасы месторождения искусственно занижали, чтобы, согласно законодательству, его разработку на условиях СРП можно было санкционировать на региональном уровне. Теперь же, когда на режиме СРП поставили крест, «Роснефть» подтвердила прогнозы бурением в нужный для себя момент.

Стратегический резерв

Не секрет, что «Роснефть» изначально не собиралась поднимать Ванкор в одиночку. Но зная об интересе Total, она хотела сначала повысить капитализацию проекта за счет роста ресурсной базы, а затем уступить в нем долю французам по максимальной цене.

Первоначально «Роснефть» заявляла, что назовет имя партнера весной 2005 года, когда, по ее расчетам, в проект будут включены Лодочное, Сузунское, Тагульское и Русско-Реченское месторождения, а запасы объединенного Ванкорского месторождения удвоятся. Однако с активами «Славнефти» вышла осечка, да и появление ТНК-BP в качестве участника аукциона по Лодочному лишало «Роснефть» уверенности в его получении. ТНК-BP это месторождение было нужно не меньше, чем «Роснефти», поэтому можно было ожидать, что высокая стартовая цена (500 млн рублей) в ходе торгов увеличится в несколько раз.

Настораживало и поведение Total. Вскоре после заявления ТНК-BP о покупке активов «Славнефти» глава «Тоталь Разведка и Разработка Россия» (ТРРР) Жан-Пьер Долла на встрече с губернатором Таймырского округа Олегом Будариным заявил, что его компания не теряет надежды восстановить свое право на приобретение 60% акций Anglo-Sibirean Oil Company («дочкам» которой «Таймырнефти» и «Ванкорнефти» принадлежат лицензии на два Ванкорских участка), а также готова инвестировать в проект до $4,7 млрд. Вряд ли Total всерьез рассчитывала на акции ASOC — она лишь пыталась подтолкнуть «Роснефть» к принятию решения о сотрудничестве, давая понять, что может и сменить партнера.

Тем временем «Роснефть» вступила в игру с несравненно большими ставками — за наследство «ЮКОСа». В этой ситуации «Роснефти» было не до Лодочного, но пускать дело на самотек она не хотела и пролоббировала перенос даты аукциона с 28 декабря на 28 марта 2005 года.

Однако 28 марта аукцион по Лодочному не состоялся. К этому времени финансовое положение «Роснефти» существенно ухудшилось — приобретение «Юганскнефтегаза» принесло не только более чем трехкратное увеличение добычи, но и массу проблем с налогами, кредиторами, переработкой нефти и т.д. Правильно оценив ситуацию, МПР «вошло в положение» «Роснефти» и аукцион попросту отменило.

Пытаясь сохранить лицо, глава агентства по недропользованию Красноярского края Александр Еханин 29 марта заявил, что месторождение необходимо доисследовать, поскольку его потенциал недооценен. При этом Еханин сослался на данные «Роснефти» о двукратном увеличении запасов Ванкора, опубликованные очень вовремя — за несколько дней до объявленной даты проведения аукциона. Более откровенным был руководитель Федерального агентства по недропользованию Анатолий Ледовских, который 6 апреля заявил по поводу отмены аукционов по месторождениям им. Титова, им. Требса и Лодочному, что они имеют стратегическое значение и «страна наверно не хотела, чтобы в этих аукционах участвовали иностранцы». Под иностранцами, совершенно понятно, имелась в виду ТНК-BP.

Боливар не выдержит двоих

В конце марта 2005 года «Роснефть» сообщила о заключении годового контракта с канадской инжиниринговой компанией SNC-Lavalin на выполнение проектных работ на Ванкоре и на планируемой трассе нефтепровода, разработку проекта строительства морского терминала в районе Диксона мощностью около 18 млн твг с резервуарным парком на 400 тыс. м3 и мини-НПЗ в районе добычи. Стоимость контракта — $13 млн.

Сегодня «Роснефть» продолжает разведочное бурение на Ванкоре, однако, по неофициальным данным, инженерные изыскания по трассе нефтепровода Ванкор–Диксон свернуты. При этом если в марте о строительстве нефтепровода к Диксону в 2006-08 годах говорилось как о деле решенном, то уже в июне вице-президент «Роснефти» Степан Землюк заявил, что по-прежнему рассматриваются два варианта транспортировки нефти с Ванкора и у каждого из них есть свои достоинства и недостатки. Говоря это, Землюк, однако, сделал акцент на недостатках северного и преимуществах южного маршрутов.

Кроме того, если в начале года в «Роснефти» утверждали, что промышленная добыча на Ванкоре начнется в 2007 году и составит 2,5 млн тонн, а в 2008 году, когда нефть придет в Диксон, уровень добычи достигнет 6 млн твг, то теперь речь идет о том, что первая нефть с месторождения предположительно пойдет не раньше осени 2008 года. Что же касается выбора партнера по совместному предприятию для разработки Ванкора, то, по словам Землюка, «Роснефть» примет решение по данному вопросу не ранее осени 2006 года, когда завершит программу геологоразведочных работ.

Какие выводы можно сделать из вышесказанного? Во-первых, приоритеты у «Роснефти» сменились и вице-президент компании объявил о них — «Юганскнефтегаз», «Северная нефть» и только на третьем месте Ванкор. Соответственно будут распределяться и инвестиции. Во-вторых, нефть с Ванкора скорее пойдет не на север, а на юг к соединенным с системой «Транснефти» промыслам Кынско-Часельской группы месторождений «Пурнефтегаза», от которых Ванкор отделяет около 320 км. Хотя это решение не озвучивается (официально маршрут будет выбран в сентябре), но оно вполне органично вписывается в новую добычную стратегию компании.

Напомним здесь, что решение о вывозе нефти с Ванкора Северным морским путем в значительной мере было обусловлено так и не состоявшимся слиянием «Роснефти» и «Газпрома», которое предполагало совместную реализацию ряда проектов в Арктике. Компании хотели оптимизировать ледокольное сопровождение танкеров, идущих с Диксона, из Обской губы, с Харасавея и Приразломного месторождения. После того, как «Роснефть» продала «Газпрому» свою долю в «Севморнефтегазе», ее интерес к Арктике резко снизился. В то же время госкомпания взяла на себя серьезные обязательства по поставкам нефти в Китай, и с этой точки зрения нефть Ванкора после 2008 года была бы очень кстати именно в системе «Транснефти».

Если же нефть с Ванкора пойдет на юг, затраты на создание транспортной системы резко снижаются, соответственно, и рентабельность проекта может быть достигнута при значительно меньшей сырьевой базе. Возможно, будет достаточно запасов собственно Ванкора и перспективных участков вдоль трассы нефтепровода. А там, возможно, и Лодочное удастся получить незадорого.

Большехетская песня ТНК-BP

Снижение статуса Ванкорского проекта среди приоритетов «Роснефти» в последние месяцы уже повлияло на отношение компании и местных властей к другим недропользователям Большехетской впадины. Речь, прежде всего, идет о ТНК-BP. Как стало известно «НиК», «Роснефть» предложила компании скоординировать планы по транспортировке нефти из региона, а администрация Таймырского АО направила в МПР письмо, где отмечает возросшую активность ТНК-BP на Сузунском месторождении и просит не инициировать отзыв лицензии.

Между тем для ТНК-BP целесообразность реализации Большехетского проекта отнюдь не очевидна. Но, в отличие от «Роснефти», дело здесь не в политической конъюнктуре, а в стандартной процедуре принятия решений, которую внедрила в России британская компания. Как и обещано, ТНК-BP до 2007 года выполнит работы по доразведке своих лицензионных участков, проведет первичное обустройство Сузунского месторождения, необходимое для начала пробной разработки, а также проанализирует возможные маршруты транспортировки нефти. На эти цели будет выделено не менее $70 млн.

Кроме того, компания, как сообщили «НиК» в департаменте геологоразведочных работ, примет активное участие в аукционах, на которые МПР планирует выставить перспективные участки в этом районе. В сентябре 2005 года в Красноярском крае пройдут торги по граничащим с Ванкорским участком с запада Туколандскому и Вадинскому участкам, на которых недавно за государственный счет были пробурены глубокие поисковые скважины. А в августе в Таймырском АО планируется провести аукцион по четырем участкам, примыкающим к Сузунскому месторождению ТНК-BP с северо-запада: Западно-Сузунскому, Северо-Чарскому, Пендомаяхскому и Западно-Пендомаяхскому.

Поскольку на перечисленных участках пока не открыто месторождений, вряд ли МПР посчитает возможным назвать их, как Лодочное, стратегическими, так что у ТНК-BP есть шанс прирастить свои запасы в Большехетской впадине. А раз так, повышается вероятность того, что по окончании этапа геологоразведочных работ компания примет решение о переводе Большехетского проекта на следующий этап — промышленной разработки.

Во многом это решение зависит от того, удастся ли компании договориться с соседями о координации усилий по созданию транспортной инфраструктуры. На сегодняшний день у ТНК-BP в этом вопросе нет строгих приоритетов. К примеру, возможна кооперация с «ЛУКОЙЛом» — лицензионные участки его Большехетского проекта на северо-востоке соседствуют с Сузунским месторождением, на юго-востоке — с Русско-Реченским, а на севере примыкают к Восточно- и Западно-Мессояхским участкам «Славнефти», в которой ТНК-BP принадлежит 50%. Хотя проект «ЛУКОЙЛа» — главным образом газовый, тем не менее запасы Пякъяхинского месторождения включают около 70 млн тонн жидких углеводородов. Запасы Хальмерпаютинского месторождения по результатам глубокого поискового бурения тоже, скорее всего, возрастут. Так что «ЛУКОЙЛ» заинтересован в «нефтяной» транспортной кооперации в регионе не меньше, чем ТНК-BP.

В числе возможных партнеров ТНК-BP можно назвать и «НОВАТЭК», чей Северо-Русский лицензионный участок граничит с запада с Русско-Реченским участком ТНК-BP и с юга — с Хальмерпаютинским участком «ЛУКОЙЛа». Если компании удастся отбиться от «наезда» правоохранительных органов, «НОВАТЭК» с большой вероятностью присоединится к проекту.

Для ТНК-BP предпочтительнее вести нефтепровод от Русско-Реченского на запад мимо своего Русского месторождения (запасы 410 млн тонн) и Заполярного месторождения, залежи которого (запасы нефти — около 100 млн тонн) «Газпром» будет разрабатывать совместно с Shell.

И, конечно, несмотря на явное соперничество «Роснефти» и ТНК-BP в Большехетской впадине, нельзя сбрасывать со счетов возможность их кооперации.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter