Очередной аудиторский скандал

Очередной аудиторский скандал
Новость

24 мая 2007, 11:29
Российской «дочке» PricewaterhouseCoopers продлили лицензию Скандал вокруг ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит», дочерней компании PricewaterhouseCoopers (PwC), проигравшего 20 марта суд Федеральной налоговой службе (ФНС), обвинившей ее в фактическом сокрытии налоговых преступлений, совершенных «ЮКОСом», на первый взгляд кажется частью «дела ЮКОСа», которое имеет ярко выраженный политический оттенок.

Российской «дочке» PricewaterhouseCoopers продлили лицензию

Скандал вокруг ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит», дочерней компании PricewaterhouseCoopers (PwC), проигравшего 20 марта суд Федеральной налоговой службе (ФНС), обвинившей ее в фактическом сокрытии налоговых преступлений, совершенных «ЮКОСом», на первый взгляд кажется частью «дела ЮКОСа», которое имеет ярко выраженный политический оттенок. Сразу же появилось предположение о том, что аудиторы отказались сотрудничать с налоговыми органами, продолжавшими «накручивать» обвинения в отношении опальной нефтяной компании — и именно это стало следствием их злоключений. Возможно, данный аргумент и имеет право на существование. Однако не все так однозначно: в современном мире результаты работы аудиторов все чаще ставятся под сомнение и в тех случаях, когда ни о какой политике не может быть и речи. Аудиторский бизнес демонстрирует столь высокую степень уязвимости, что любая компания, работающая в этой сфере, в неблагоприятной ситуации быстро может оказаться под ударом.

В чем заключается суть решения суда? ФНС обвинила PwC в том, что компания по итогам проверки «ЮКОСа» подготовила два документа противоположного содержания. В одном из них — официальном заключении, предназначавшемся для широкого распространения — утверждалось, что «ЮКОС» достоверно отражает финансовое положение и результаты финансово-хозяйственной деятельности. В информации же для руководства «ЮКОСа» аудитор посчитал, что существование фонда финансовой поддержки развития производства, в котором аккумулировались средства, выводимые из-под налогообложения, противоречит действующему законодательству. Аудиторы также указывали на риски неполного раскрытия вексельных операций и несоответствие учетной политики компании требованиям законодательства. Кроме того, ФНС отмечала, что аудитор выносил положительные официальные заключения по отчетности «ЮКОСа» три года подряд, несмотря на то, что пресловутый фонд продолжал существовать, а «ЮКОС», как и ранее, не показывал полностью бесприбыльные операции с векселями. Арбитражный суд Москвы согласился с этими аргументами и решил взыскать с ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» 16,8 млн рублей.

Аудиторы, в свою очередь, утверждали, что обвинения несправедливы. По их мнению, в «Письменной информации руководству» «ЮКОСа» «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» лишь обратила внимание руководства нефтяной компании на некоторые вопросы, которые по российскому законодательству должны быть доведены до его сведения, но не подлежат раскрытию третьим сторонам. Кроме того, аудиторы считали, что поднятые в письме вопросы не оказывали существенного влияния на бухгалтерскую отчетность компании. Аудиторы также опровергали и точку зрения налоговиков, что в результате аудита за 2003 и 2004 годы были выданы «положительные» аудиторские заключения, считая, что за 2003 год было дано отрицательное заключение. Однако эти аргументы не были приняты судом при вынесении им решения, которое будет оспорено ответчиком в суде второй инстанции.

Характерен еще один аргумент, выдвинутый «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит», — о том, что ответственность за подготовку и предоставление информации несет не аудиторская компания, а клиент. Из этого следует очевидный вывод — если аудиторское заключение содержит недочеты и ошибки, то претензии можно предъявлять только «ЮКОСу», чья информация оказалась неверной или неполной, но никак не аудитору. С этим аргументом суд также не согласился.

Гарантия надежности?

Таким образом, возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны, отчеты аудиторских компаний являются непременным атрибутом любой крупной компании. Они способствуют росту ее капитализации, повышению инвестиционной привлекательности, наконец, созданию респектабельного имиджа. Особую роль играет выбор аудитора накануне прихода в компанию иностранных акционеров или привлечения крупных иностранных кредитов. Позитивный аудиторский отчет можно сравнить со знаком качества, который присваивался товарам в советское время и должен был гарантировать, что отмеченные им, к примеру, ботинки не расклеятся ни после первого, ни после второго дождя. Более того, считалось, что продукция, обозначенная этим знаком, может выдержать конкуренцию и с импортными товарами. Напомним здесь, что «ЮКОС» обратился к услугам PwC, входящей в «большую четверку» аудиторов, когда Михаил Ходорковский начал готовить его к частичной продаже американским инвесторам.

С другой стороны, процесс в Московском арбитражном суде показал, что аудиторы, по сути дела, оценивают только качество представленных им бумаг, за которые несет ответственность клиент. А что находится за пределами этих документов, аудиторской компании как бы и не касается. Более того, если в бумагах обнаружены «несущественные» нарушения, то можно, ссылаясь на принцип конфиденциальности, не заносить упоминание о них в официальные отчеты, а лишь приватно уведомить руководство компании об уязвимых местах в отчетности. А уже сама компания может принимать решения о том, рисковать ли дальше или проявить осторожность.

Иными словами, аудиторский «знак качества» является атрибутом лишь «парадной» стороны деятельности компании. Но насколько анализ этой стороны важен инвесторам и кредиторам для принятия решения? В последние советские годы, кстати, знак качества превратился в формальный штамп…

Отметим также, что проблемы ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» сходны с теми, которые испытывают подразделения PwC в странах с развитыми демократическими институтами. Так, Misuzu Audit Corp., японское подразделение PwC, объявила о предстоящей передаче своих операций ближайшим конкурентам и прекращении своей деятельности. Причина — опасения санкций со стороны регулирующих органов в рамках скандала с фальсификацией отчетности брокерской компании Nikko Cordial. Кроме того, британскому отделению PwC был предъявлен штраф на сумму 1,5 млн фунтов за ошибки в аудиторских проверках, которые привели к развалу компании TransTec. Выяснилось, что менеджеры TransTec в 1997-98 годах предоставили аудиторам сомнительную информацию, которую те не смогли перепроверить. Спикеры аудиторской компании заявили тогда: «Мы признаем, что могли бы тогда выступить и лучше, однако очевидно, что мы просто стали жертвой сговора с целью хищения».

В связи с казусами такого рода становится актуальным вопрос о том, насколько эффективно огромные компании из «четверки» могут контролировать деятельность своих многочисленных филиалов. Для полноты картины можно добавить ставшую уже «классической» историю с крахом компании Enron, который повлек за собой прекращение существования ее аудитора Arthur Andersen (тогда «большая пятерка» аудиторов и стала «четверкой»). Напомним, что Верховный суд США в конце концов оправдал аудиторов, признав скандальный факт, что Arthur Andersen уничтожала документы по этому делу, но пришел к выводу о невиновности ее руководства. Таким образом, была подтверждена правота службы собственной безопасности компании, которая вскоре после начала скандала пришла к выводу, что «уничтожение документов произошло в результате сговора между руководством Enron и представителями подразделения Arthur Andersen в Хьюстоне, штат Техас». Только от этого решения не изменилась ни печальная судьба самой аудиторской компании, ни многочисленных пострадавших от краха Enron, которые ориентировались в том числе и на благостные отчеты аудиторов.

Не хуже и не лучше других

Сейчас ситуация с деятельностью ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» в России выглядит противоречивой — тем более, что в феврале МВД по инициативе ФНС возбудило уголовное дело по факту уклонения уже самих аудиторов от уплаты налогов.

Некоторые клиенты предпочли отказаться от услуг этой компании. Среди них проект «Сахалин-2», наблюдательный совет которого предпочел российскую компанию «Финэкспертиза». По данным, содержащимся в докладе Минпромэнерго, работа «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» была признана «неудовлетворительной в связи с постоянными замечаниями в отношении оформления аудиторских отчетов и сумм возмещаемых затрат» (последний вопрос, как известно, особенно критичен для российской стороны). Кроме того, аудитора решил сменить и «АвтоВАЗ», де-факто перешедший под контроль «Рособоронэкспорта» — теперь с ним будет работать Ernst&Young, еще один участник «большой четверки». Пошли слухи даже о возможном отзыве у «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» лицензии, но они не оправдались — в апреле лицензия была продлена.

В то же время другие крупные клиенты компании решили сохранить ей верность. В первую очередь, речь идет о «Газпроме» — «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» выиграл конкурс по выбору аудитора на 2007 год. Президент «Сбербанка» Андрей Казьмин заявил журналистам, что банк не видит причин для отказа от сотрудничества с PwC. Вице-президент «Транснефти» Сергей Григорьев считает, что суды и налоговые неприятности не повлияют на выбор аудитора.

Представляется, что на решение контролируемых государством компаний повлияли два фактора. Во-первых, за PwC вступились американские власти на высоком уровне. В СМИ утверждалось, что Кондолиза Райс обсуждала эту проблему с Сергеем Лавровым, а американский министр финансов Генри Полсон — со своим российским коллегой Алексеем Кудриным. Также сообщалось, что США предупредили российскую сторону, что отзыв лицензии у PwC осложнит переговоры по вступлению в ВТО и создаст серьезные проблемы российским компаниям, планирующим IPO на международных биржах.

Во-вторых, «провинность» аудитора не является чем-то необычным — есть основания полагать, что на месте «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» могла оказаться любая другая компания — хоть из «большой четверки», хоть наша отечественная. Проблема не в конкретной фирме, а в ситуации в аудиторской сфере, доверие к результатам работы которой постоянно снижается. В ситуации, когда политические претензии российских властей адресованы не аудиторам, а «ЮКОСу», жестко преследовать международную компанию не имеет особого смысла. Кроме того, после истории с PwC любая аудиторская компания будет больше считаться с позицией российских властей — в том числе в тех случаях, когда она работает с крупными компаниями.

Неудивительно, что «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» ведет себя достаточно уверенно. В апреле появилась информация о том, что она подписала предварительный договор аренды 32,5 тыс. м2 офисных площадей в строящемся бизнес-центре класса «А» в Москве. Это крупнейшая сделка подобного рода на отечественном рынке недвижимости, свидетельствующая о том, что PwC не собирается уходить из России.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter