Бочка соприкосновения

Бочка соприкосновения
Новость

23 октября 2008, 11:08
Россия и ОПЕК пытаются развернуть нефтецены Газета Внимание основных потребителей нефти и нефтепродуктов вчера было приковано к России. В подмосковной резиденции Горки встречались президент Дмитрий Медведев и генсек ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри. Интерес понятен: Россия и ОПЕК производят до 55% всей добываемой в мире нефти и не заинтересованы в том, чтобы она дешевела.

Россия и ОПЕК пытаются развернуть нефтецены

Внимание основных потребителей нефти и нефтепродуктов вчера было приковано к России. В подмосковной резиденции Горки встречались президент Дмитрий Медведев и генсек ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри. Интерес понятен: Россия и ОПЕК производят до 55% всей добываемой в мире нефти и не заинтересованы в том, чтобы она дешевела.

ДОГОВОРИЛИСЬ ДРУЖИТЬ

Абдалла Салем аль-Бадри с самого начала сделал упреждающее заявление о том, что не будет просить Медведева сокращать добычу. "Попрошу обменяться данными о ситуации на рынке и финансовом кризисе", - скромно сообщил глава ОПЕК журналистам в рамках Международной энергетической недели в Москве.

Данными Медведев и аль-Бадри обменялись и сошлись во мнениях. "Взаимодействие с ОПЕК для наших энергетических ведомств, вообще для выстраивания энергетической политики является одним из ключевых направлений, - заявил Дмитрий Медведев и добавил: - Россия тоже заинтересована в поддержании стабильных цен на нефть".

О чем конкретно договорились Медведев и аль-Бадри, так и осталось за кадром. Последний лишь заявил, что ситуация на рынке будет не столь положительной в конце это года и начале следующего.

Очевидно, что нынешние цены на нефть (вчера нефть опять упала ниже $70 за баррель) не устраивают ни Россию, ни ОПЕК. Российские чиновники неоднократно заявляли, что бюджет будет сбалансированным, если цена не опустится ниже $70 за баррель (хотя в проекте бюджета на 2009 год указана цена $92 за баррель). В противном случае будет распечатан Резервный фонд, которого, по словам Алексея Кудрина, хватит на два-три года, после чего бюджет опять встретится с дефицитом. Оптимальная цена для России - $80--90 за баррель. Именно на столько рассчитывают и в ОПЕК. "Мы не ожидаем, что нефть будет стоить $100 за баррель, - прогнозирует министр энергетики и промышленности Катара Абдалла аль-Атыйя. - Эти времена позади. Подходящей ценой будет $80--90". Те же цифры называл и президент Венесуэлы Уго Чавес в ходе встречи с российским вице-премьером Игорем Сечиным во время предыдущего собрания ОПЕК в Вене 10 сентября. Он призывал защитить рынок нефти от спекулянтов. "Одним из важных инструментов решения проблемы непредсказуемых колебаний цен могли бы стать долгосрочные прямые контракты между основными производителями и потребителями нефтяного сырья", - заявил тогда Сечин. ОПЕК, похоже, согласилась. "С начала 2008 года мы наблюдаем спекулятивную активность, очень масштабную и интенсивную, однако никто нас не слушал - и вот что получилось", - заявил вчера аль-Бадри. Помимо борьбы со спекулянтами путем возможного перехода на долгосрочные контракты ОПЕК готова сократить добычу нефти. Для принятия решения уже завтра организация соберется на заседании в Вене (ранее оно планировалось на 18 ноября). Как заявил министр нефти Ирана Голям Хосейн Нозари, ОПЕК может снизить добычу нефти на 2--2,5 млн баррелей в день в связи со снижением спроса. Сейчас страны ОПЕК добывают 28,8 млн баррелей в сутки. Представитель Ирана в ОПЕК Мохаммад Али Хатиби сказал, что картель считает целесообразным снижение производства на 1--3 млн баррелей в день. Очевидно, что завтра вопрос о сокращении будет решаться в жарких спорах. Самый крупный нефтедобытчик, Саудовская Аравия, до сих пор неоднократно повышала добычу вопреки общему мнению организации и пока не согласилась на ее снижение.

Как заявил вчера Игорь Сечин, Минэнерго изучает резервирование нефтедобычи. По его словам, этого достаточно для достижения эффективных ценовых параметров.

Помимо недопущения дальнейшего падения цен на нефть путем сокращения поставок российское правительство ищет и другие способы помочь нефтяникам. Как заявил вчера вице-премьер Игорь Сечин, изучается возможность снижения экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Он, однако, отметил, что решение о снижении пошлин пока не принято, поэтому неизвестно, из какого расчетного периода будут исходить власти. Напомним, пошлины уже снижались: с 1 октября пошлина на вывоз нефти была снижена с рекордных $485,8 до $372,2 за тонну. Экспортная пошлина на светлые нефтепродукты с 1 октября снижена с $346,4 до $263,1 за тонну, на темные нефтепродукты - с $186,6 до $141,7 за тонну.

При этом если ранее правительство рассчитывало экспортную пошлину на нефть, исходя из цены за последние два месяца, то в последний раз ставка пошлины исчислялась, исходя из мониторинга цены за последние 17 дней (в данном случае с 1 по 17 сентября).

По расчетам правительства, внеплановое снижение экспортной пошлины на нефть позволит оставить производителям около $5,5 млрд, из них $4,5 млрд пойдут добывающим компаниям и $1 млрд - предприятиям нефтеперерабатывающей промышленности. Стоит отметить, что в период с 1 по 17 сентября нефть стоила чуть больше $100 за баррель. Если правительство решит рассчитать пошлину, например, с начала октября по 20 октября, то средняя цена нефти будет уже на уровне $80 за баррель, а пошлина составит соответственно $250--300 за тонну. Это может окончательно похоронить планы пополнить российский Фонд национального благосостояния, куда перечисляются нефтегазовые доходы, состоящие из НДПИ и экспортных пошлин сверх установленного нефтегазового трансферта.

ПОВЛИЯЮТ ЛИ ПЕРЕГОВОРЫ РОССИЙСКОГО ПРЕЗИДЕНТА С ГЛАВОЙ ОПЕК НА НЕФТЯНЫЕ ЦЕНЫ?

АЛЕКСАНДР НЕКИПЕЛОВ, вице-президент РАН, доктор экономических наук

В какой-то форме повлияют, и все-таки будет какое-то отношение к этой проблеме. На рынке у ОПЕК очень большая доля. В тех случаях, когда удается регулировать предложения, конечно, влияет, а если еще будут достигаться некие договоренности с российской стороной, то влияние тоже может быть. Другое дело, воплотиться ли это в то, что цена остановится на нынешнем уровне и не будет падать, или даже несколько возрастет?

В бюджете при расчетах как раз заложена такая цена, но надо иметь в виду, что и в прежние годы значительная часть доходов государства от нефтяной отрасли не использовалась в бюджете, а попадала в стабилизационный фонд, то есть реально изымалась из экономики. Весь выигрыш концентрировался в виде увеличивающихся валютных резервов. И еще. По-моему, наше членство в ОПЕК должно быть результатом серьезных расчетов. На самом деле членство в такой организации помимо выгод сопряжено с определенными издержками.

ЕВГЕНИЙ АРКУША, президент Московской топливной ассоциации

Предполагаю, что факт переговоров российского президента с главой ОПЕК как-то может отразиться на ценах на нефть, но у меня нет никаких данных, чтобы делать какие-то точные выводы. Думаю, что еще совсем недавно была сильна спекулятивная составляющая, и $130--140 за баррель - это, конечно, нереальная цена. Наверное, реальные цены как раз те, которые сложились сейчас. Главное, чтобы они не падали дальше и оставались на этом уровне.

РУСЛАН ХАСБУЛАТОВ, член-корреспондент РАН, завкафедрой мировой экономики Российской экономической академии имени Плеханова

Не думаю, что повлияют. Какая-то встряска может быть, потому что политика всегда оказывает влияние. Но дело в том, что скоро цены на нефть опустятся ниже $50 за баррель. Речь идет об экономическом росте и о потребностях экономики великой триады - США, Западной Европы и Японии. Какой-то эффект подушки дает достаточно большая потребность в нефти экономик Китая и Индии, но они не могут восполнить ту проблему, которая создается в результате рецессии в американской, европейской и японской экономиках. Но для нас в $50 за баррель ничего тревожного нет, потому что есть достаточный запас прочности. Другое дело, что наша экономика не сбалансирована, и надо развивать внутренний рынок. По нам кризис тоже ударит, как и по многим другим странам, но никакого разрушения не произойдет. Мы полагаемся только на импорт, но сейчас, в связи с тем, что будет замедление поступления нефтяных доходов, он будет сокращаться. За счет чего будет возмещаться нехватка импорта? У нас нет собственных экономических возможностей для того, чтобы его заместить.

Да, ОПЕК - один из инструментов регулирования нефтяных цен. Но если потребности в этой нефти невысоки, то, как ты ни регулируй, все равно я же не куплю больше, чем мне надо. Когда везде сокращается потребность в нефти, то и влияние ОПЕК исчезает. Та же Америка или Западная Европа не могут потреблять больше нефти, чем им нужно в условиях сокращающейся потребности.

("ГАЗЕТА", 23.10.2008, АНДРЕЙ БИРЮКОВ, ОПРОС ПОДГОТОВИЛ АЛЕКСАНДР САРГИН)

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter