Владимир Христенко: «Сегодня у нефтесервисной отрасли есть несколько сценариев развития»

Владимир Христенко: «Сегодня у нефтесервисной отрасли есть несколько сценариев развития»
Новость

20 июля 2009, 15:38
Последние годы на волне спроса российский нефтесервисный рынок активно рос и структурировался: бывшие «дочки» ВИНК диверсифицировали портфели заказов, разрозненные активы объединялись в новые холдинги либо поглощались действующими игроками, в том числе иностранными. Компании залезали в долги, чтобы обновить оборудование, обеспечив заказами отечественное (и не только) машиностроение.

Последние годы на волне спроса российский нефтесервисный рынок активно рос и структурировался: бывшие «дочки» ВИНК диверсифицировали портфели заказов, разрозненные активы объединялись в новые холдинги либо поглощались действующими игроками, в том числе иностранными. Компании залезали в долги, чтобы обновить оборудование, обеспечив заказами отечественное (и не только) машиностроение.

Кризис нарушил «идиллию» роста, но его удар не был равномерным: какие-то секторы рынка пострадали больше, какие-то меньше, в зависимости от структуры активов каждого игрока и портфеля его заказов. О тенденциях на рынке «НиК» попросил рассказать Владимира Христенко, генерального директора компании «Римера» — нового нефтесервисного холдинга, активная фаза формирования кото-рого пришлась на 2008 год.

«НиК»: Владимир Викторович, не могли бы Вы охарактеризовать последствия кризиса для тех сегментов отрасли, в которых работает «Римера», — нефтегазовый сервис и нефтегазовое машиностроение? Кто страдает в большей степени, каковы причины?

— Кризис оказал негативное воздействие на всю нефтегазовую отрасль и, соответственно, на весь рынок нефтегазового сервиса. Правда, прежде чем говорить о влиянии экономического кризиса, предлагаю разделить рынок на три группы, т. к. для каждой из них последствия кризиса разные.

Первая группа — нефтесервис для разрабатываемых месторождений: поставки оборудования для бурения, бурение разведочных скважин, геофизические исследования разведочных и эксплуатационных скважин (ГИС). Вторая группа — нефтесервис на действующих месторождениях: поставки оборудования для замены существующего, сервис действующего оборудования, ГИС на действующем фонде скважин, повышение нефтеотдачи пластов, текущий и капитальный ремонт скважин и т. д. И, наконец, третья группа, которая не относится к классическому нефтесервису (в западном понимании), но тем не менее охватывает довольно крупный пласт сервисных работ — обустройство месторождений, в т. ч. строительство трубопроводной инфраструктуры. «Римера», являясь диверсифицированной компанией, присутствует во всех трех группах, предоставляя услуги как для новых скважин — бурение и геофизика, так и для существующего фонда — с фокусом на ГИС и сервис электропогружных установок, а также производит и поставляет оборудование для строительства трубопроводов.

За последние 9 месяцев на рынке произошло существенное снижение в части выполнения программ ГРР. Объясняется это очень просто — нефтяные компании отказываются от долгосрочных инвестиций, сохраняя расходы на поддержание достигнутого уровня добычи. Уже в ближайшей перспективе эта тенденция приведет к структурному изменению рынка. Доля рынка услуг, оказываемых на действующем фонде скважин, увеличится с 36% до 45%. Этот сегмент нефтесервисного рынка более устойчив к кризису, чем нефтесервис для разрабатываемых месторождений, так как нефтяные компании не могут существенно снизить объем заказов и цены на данные услуги, не нанеся удар по объемам добычи, поэтому он не будет испытывать существенного падения. По нашим предварительным оценкам, коррекция составит около 10%.

Спрос на геофизические услуги при бурении сократится пропорционально падению объемов бурения, спрос на ГИС на действующем фонде останется на прежнем уровне при снижении цены до 15%.

Наибольшую устойчивость к кризисным явлениям демонстрирует сегмент строительства нефтепроводной инфраструктуры, что связано с реализацией крупных инфраструктурных проектов, как в России — обустройство Ванкор ского месторождения «Роснефти», строительство II очереди БТС, так и в странах ближнего зарубежья — прежде всего строительство Азиат ского газопровода (Туркме ни стан–Китай).

«НиК»: Как кризис отразился на результатах 2008 года, учитывая рост первых трех кварталов и падение в конце года? Как складывается ситуация в I квартале 2009 года?

— В целом по компании «Римера» план 2008 года по выручке не выполнен всего на 7%. По I кварталу нынешнего года план перевыполнен на 1%. При этом по сравнению с аналогичным периодом прошлого года падение составило от 5 до 25%. Самое большое падение мы наблюдаем в производстве нефтегазового оборудования. Причин тому несколько. Во-первых, в IV квартале 2008 года несколькими заказчиками были сняты заявленные объемы. Вовторых, падение в I квартале текущего года произошло по причине затягивания с подведением итогов тендеров нефтяными компаниями, которые в конце 2008 года заняли выжидательную позицию в отсутствие понимания динамики цены на нефть.

«НиК»: Как Вы оцениваете процесс заключения договоров по сервисным услугам и поставкам оборудования на текущий год? Насколько он отстает от ожидаемых показателей?

— По сравнению с началом года, заключение контрактов на вторую половину 2009 года характеризуется дальнейшим падением объемов закупки нового оборудования со стороны нефтяных компаний. При этом сокращение цен по оборудованию, согласованных в конце 2008 — начале 2009 года, составило от 15% до 30% по различным позициям. По сервису цены снизились в среднем на 20%.

«НиК»: Как ценовое давление со стороны заказчиков соотносится с реальным снижением себестоимости оборудования и услуг за счет удешевления топлива, металла, снижения зарплат и т. д.?

— Снижение цен на расходные материалы происходило непропорционально снижению цен на нефтедобывающее оборудование. Более того, несмотря на падение цен в начале года, цены на металлы (динамную сталь и чугун-нирезист), а это основная статья переменных расходов наших производств, возобновили рост.

Безусловно, вместе с сокращением объемов производства произошло некоторое падение переменных расходов. Однако в структуре себестоимости продукции, производимой предприятиями нашей компании, постоянные расходы имеют значительную долю, и их невозможно сократить в один момент. В итоге, на единицу продукции переменные расходы в структуре себестоимости производства снизились, а доля постоянных расходов — возросла. Очевидный результат — существенное падение рентабельности производств.

«НиК»: Представители властей неоднократно заявляли, что девальвация рубля повысила доходы нефтяников и конкурентоспособность отечественной промышленности. Как Вы оцениваете влияние этого фактора на нынешнее положение нефтегазового сервиса и производства оборудования?

— В сегодняшних условиях все производители оборудования испытывают трудности с финансированием текущей деятельности. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Да, отечественные компании выиграли от девальвации, но не потому, что они стали производить лучший по качеству товар, а потому, что иностранным производителям стало сложнее: их продукция выросла в цене. Но ведь девальвация рубля — это краткосрочное явление, глоток воздуха для тонущего. От того, что другому привязали к ногам более тяжелый груз, тонущему легче не станет. Да и сейчас мы с вами наблюдаем обратную тенденцию — рубль вновь укрепляется, цена на нефть находится в диапазоне от $55 до $65 за баррель, сырье начинает расти в цене, соответственно, растут и издержки производителей. При этом нефтяные компании неохотно идут на возвращение цен к прежнему уровню.

Сегодня нефтесервисный рынок — рынок «покупателя», когда нефтяные компании диктуют условия работы. У нефтяных компаний еще доминирует в сознании установка, в соответствии с которой сервисные компании воспринимаются как собственные подразделения ВИНК.

«НиК»: Что делать в этой ситуации? Как государство может помочь частным нефтесервисным компаниям, которые на волне конъюнктуры начали обновлять парк оборудования и влезли в долги?

— Сегодня существует несколько сценариев развития ситуации в отрасли. Можно сохранить статускво и ничего не менять. Результат очевиден. Экономический кризис обострил проблемы всех, но особенно сильно проблемы проявились у машиностроителей, так как, помимо ухудшения общеэкономической ситуации, серьезным изменениям были подвергнуты и условия работы. В результате — самый большой спад производства за I квартал 2009 года мы видим в машиностроении. К чему это может привести в недалекой перспективе? Для предприятий — к увеличению технологического отставания российского машиностроения от иностранных конкурентов, а в худшем случае — к частичной или полной остановке деятельности, для экономики страны — к полной утрате наукоемких сегментов, для регионов — к сокращениям и социальной напряженности. До кризиса отечественная нефтесервисная отрасль прирастала в среднем на 20% в год. Была проделана колоссальная работа по повышению эффективности производственных мощностей и качества выпускаемой продукции.

Однако в сегодняшних условиях нефтяному машиностроению необходима поддержка со стороны государства. Речь идет о стимулировании недропользователей к развитию новых месторождений, что послужит мощным импульсом для формирования спроса на оборудование для разработки и обустройства месторождений. Уверен, что и государственный заказ на ГРР в Восточной Сибири также позволит сервисным компаниям удержаться на плаву в сегодняшних условиях. Еще одним важным направлением государственной поддержки может стать НИОКР. Без сохранения инвестиций в новые разработки наше отставание от иностранных продуктов будет только увеличиваться. Компаниям нужны свободные ресурсы, которых сейчас нет. Предоставление налоговых льгот для производителей, осуществляющих инвестиции в НИОКР, позволит через несколько лет получить продукты, превосходящие западные аналоги.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter