Проблемы жизни после смерти

Проблемы жизни после смерти
Новость

16 апреля, 19:50
МПР ищет решение проблемы брошенных скважин По данным министерства природных ресурсов, сейчас в России начитывается примерно 150 тысяч нефтяных и газовых скважин. Из них около 15 тысяч приходится на нераспределенный фонд недр. Это в основном старые скважины, пробуренные еще в советские времена, треть из которых была законсервирована более 10 лет назад.

МПР ищет решение проблемы брошенных скважин

По данным министерства природных ресурсов, сейчас в России начитывается примерно 150 тысяч нефтяных и газовых скважин. Из них около 15 тысяч приходится на нераспределенный фонд недр. Это в основном старые скважины, пробуренные еще в советские времена, треть из которых была законсервирована более 10 лет назад.

Примерно 4-5% скважин нераспределенного фонда могут оказаться опасными, и эта доля постоянно растет. Скважины, даже законсервированные и ликвидированные по всем правилам и нормам (что, понятно, делалось далеко не всегда), представляют собой мины замедленного действия. Под влиянием изменений в земной коре они могут в любой момент «ожить», то есть начать выделять нефть, газ, сероводород, пластовый рассол (см. «Реальная угроза»).

Решение проблемы, как водится, упирается в деньги. Сейчас Минприроды разрабатывает экономически эффективную модель управления старыми скважинами. Предлагается, например, все скважины оценить и часть из них продать, а необходимую ликвидацию продолжить на вырученные деньги.

В СССР учет и контроль пробуренных скважин вели два ведомства: Министерство геологии отвечало за поисково-разведочные скважины, Министерство нефтяной и газовой промышленности — за эксплутационные. В пору рыночных реформ часть скважин оказалась на лицензионных участках компаний. Однако это еще не значило, что они перестали быть «бесхозными» — когда при оформлении лицензий компании получали горные отводы, скважины с государственного баланса на баланс предприятий не передавались.

В результате в распределенном фонде скопилось немалое число «подвисших» скважин, за которые непонятно кто отвечает. Владельцы лицензий получали право вести работы на лицензионных участках, но пользоваться старыми скважинами не могли. Соответственно, они не несли и ответственности за их состояние. Ухудшение ситуации сдерживалось только тем, что хозяева лицензионных участков, как правило, заинтересованы в порядке на своей территории и неприятные сюрпризы им ни к чему.

Лишь в последние три года компании вместе с горным отводом получают в пользование и имеющиеся на территории участка скважины.

Гораздо более сложная ситуация складывается со скважинами нераспределенного фонда — государственные ведомства до сих пор до конца не разобрались, кто за них отвечает.

В 1995 году Минтопэнерго, Роскомнедра и Госгортехнадзор издали совместное положение «О реализации и использовании скважин глубокого бурения на нефть и газ, пробуренных за счет государственного бюджета и числящихся на балансе государственных геологических предприятий». Этот документ предписывал провести инвентаризацию всех скважин в нераспределенном фонде. Денег из федерального бюджета на эти цели не выделялось. Но для ликвидации наиболее опасных объектов регионы могли использовать часть средств, поступавших в местные бюджеты от налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы (см. «Подлежат ликвидации»). Соответственно, после отмены с начала 2002 года данного налога регионы сокращают эти работы.

В 1999 году МПР провело конкурс на обследование проблемных скважин Западно-Сибирской нефтегазовой провинции, который выиграло тюменское НПО «Геоэкология». В результате был составлен реестр примерно на 300 обследованных опасных скважин на нераспределенном фонде недр.

В 2002 году МПР провело второй конкурс, победителем которого стало ярославское ФГУП «Научно-производственный центр по сверхглубокому бурению и комплексному изучению недр земли «Недра». В течение 2,5 лет НПЦ «Недра» должен собрать информацию о количестве скважин в нераспределенном фонде в России, детально обследовать 150 особо опасных и около 80 ликвидировать. На ликвидацию Минприроды запланировало выделить 273,5 млн рублей, из которых в прошлом году поступило 50 млн рублей. В результате было ликвидировано 5 скважин (2 в Республике Коми и 3 в Тюменской области). Ликвидация еще 35 скважин предполагается в этом году, 41 — в следующем.

Сбор информации и обследование скважин еще не дали полной и достоверной картины по стране. Из регионов поступают противоречивые и разнородные данные, которые центру еще предстоит проверить и обобщить. На сегодняшний день в «черном списке» около 500 опасных скважин, из которых НПЦ «Недра» обследовал пока менее сотни, подтвердив их отнесение к категории опасных (см. «Нефтегазовые скважины в нераспределенном фонде РФ»).

Своими силами

Ряд регионов реализуют собственные программы по старым скважинам. В первую очередь это относится к центрам российской нефтегазодобычи — Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому автономным округам.

Как сообщил «НиК» директор департамента нефти и газа администрации ХМАО Вениамин Панов, с 1996 года для ликвидации старых скважин региональные власти выделяли по $3-4 млн ежегодно. Всего за пять лет было ликвидировано около 100 скважин.

Особую проблему в ХМАО представляют 6 скважин, которые бурили для подземных ядерных испытаний, поскольку они находятся непосредственно вблизи залежей углеводородов. В прошлом году одну такую сверхглубокую скважину обезвредили.

В ЯНАО в 1997 году администрация округа создала военизированный противофонтанный отряд, который за пять лет ликвидировал 215 скважин из нераспределенного фонда. На эти цели было затрачено более 1 млрд рублей. По словам заместителя начальника Управления Тюменского округа Федерального горного и промышленного надзора России Виктора Весельского, на территории Ямало-Ненецкого округа 200 скважин представляют опасность, 40 относятся к разряду особо опасных и находятся под давлением на устье от 80 до 400 атмосфер. Из-за коррозии устьевого оборудования и обсадных труб выброс газа или нефти может произойти в любой момент.

НПО «Уренгойгеоресурс» занимается ликвидационными работами по заданию администрации округа и «Уренгойгазпрома», на лицензионных участках которого более 500 скважин нуждается в ликвидации. Как сообщил «НиК» главный инженер НПО Леонид Марченко, с 2000 по 2002 год включительно предприятие ликвидировало 74 скважины.

Пик ликвидационных работ пришелся на 2001 год, когда 4 бригады выполнили работы по 45 скважинам, а после отмены налога на ВМСБ в 2002 году средств было выделено лишь на 6 скважин. Среди них скважина № 715 в 35 км от города Новый Уренгой оказалась настоящей «пороховой бочкой». При ее расконсервации произошел аварийный выброс газа, на ликвидацию которого ушло несколько месяцев.

Дорогая старость

Цена ликвидации одной скважины в зависимости от сложности, глубины и удаленности от населенных пунктов колеблется от 1 млн до 50 млн рублей. «Исходя из опыта глушения газонефтепроявлений в районе Уренгоя и Тарко-Сале, средняя стоимость работ специализированного противофонтанного отряда в сутки составляет 450-700 тыс. рублей, — сообщил Виктор Весельский. — Если же фонтан неуправляем и горит, то цена полной ликвидации колеблется от 30 млн до 100 млн рублей. При этом имеются в виду только районы, где хорошо развита инфраструктура. В районах Крайнего Севера, где доставка оборудования, техники, материалов и специалистов возможна только авиацией, затраты увеличиваются кратно. В случае невозможности заглушить фонтан со временем стоимость ликвидации только увеличивается».

К тому же, ликвидировав скважину, никогда нельзя исключать вариант, что под влиянием природных факторов она может вновь «ожить». Технологий, обеспечивающих 100%-ную гарантию, пока не существует. Денег же, которые реально было бы выделить из бюджета, настолько мало, что на фоне тысяч проблемных объектов ликвидация в лучшем случае нескольких десятков скважин в год выглядит каплей в море.

Примерно на 30% дешевле обходится консервация, однако законсервированные скважины требуют регулярного обследования, а следовательно — опять же денег. Например, в ЯНАО ежеквартальный облет только аварийно-опасных скважин обходится как минимум в 2 млн рублей.

По мнению заместителя гендиректора НПЦ «Недра» Льва Певзнера, ежегодный мониторинг законсервированных скважин требует от 50 тыс. до 100 тыс. рублей из расчета на скважину. Таким образом, только для обследования 15 тысяч скважин нераспределенного фонда в федеральный бюджет надо закладывать не менее 1 млрд рублей. Если же к этому добавить еще и расходы на ликвидацию, становится очевидным — проблема старых скважин неподъемна для государственного бюджета.

Сейчас в МПР активно обсуждается проект по вовлечению старого геологического фонда в хозяйственный оборот. Чтобы не распылять бюджетные деньги на ликвидацию единичных скважин, руководитель департамента госимущества и работы с унитарными предприятиями, учреждениями и организациями МПР России Левон Асратян предложил провести полную инвентаризацию и оценку всего нераспределенного фонда и передать или продать часть скважин для их повторного использования. Вырученные деньги, при согласии правительства, предлагается направить на ликвидацию особо опасных скважин, которые реализовать не удастся.

Находящаяся на лицензионном участке в контуре месторождений скважина может быть использована недропользователем как эксплутационная, нагнетательная или наблюдательная. Затраты на повторный ввод в эксплуатацию законсервированной скважины в 5-10 раз ниже, чем бурение новой, поэтому, по расчету Асратяна, компании заинтересуются этим. В ЯНАО, например, в территориальную комиссию Мингосимущества постоянно обращаются недропользователи с просьбами сдать в аренду или продать старые разведочные скважины. Так, в прошлом году «Ямбурггаздобыча» попросила передать на баланс предприятия весь фонд разведочных и поисковых скважин на лицензионных участках. Дочернее предприятие «ЮКОСа» «Арктикгаз» арендовал 6 скважин с последующим выкупом и 3 реанимировал для использования.

Специалисты указывают также иные варианты повышения эффективности работы со старыми скважинами. По мнению Льва Певзнера, имеет смысл создать систему аэрокосмического мониторинга и обследовать только те скважины, где имеются проявления. Такое обследование два раза в год обойдется примерно в 20 млн рублей, что гораздо дешевле, чем облет всех 15 тысяч скважин.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter