Скорость падения

Скорость падения
Новость

14 сентября 2005, 17:41
темпов нефтедобычи в России может быть управляемой Юрий Плакиткин, профессор, академик Академии горных наук, д.э.н. Тезис о близящемся начале длительного периода спада нефтедобычи в России как естественном процессе, подчиненном классическим законам стадийности ее развития, сегодня не нов и перекликается с пессимистическими настроениями относительно конца мировой нефтяной эры в целом, популярными сейчас среди международных экспертов.

темпов нефтедобычи в России может быть управляемой

Юрий Плакиткин, профессор, академик Академии горных наук, д.э.н.

Тезис о близящемся начале длительного периода спада нефтедобычи в России как естественном процессе, подчиненном классическим законам стадийности ее развития, сегодня не нов и перекликается с пессимистическими настроениями относительно конца мировой нефтяной эры в целом, популярными сейчас среди международных экспертов.

Анализ многолетних статистических данных приводит нас к ряду неожиданных, хотя, вполне допускаю, и небесспорных выводов. Вот только два из них: падение темпов прироста добычи нефти является устойчивой тенденцией на протяжении 60-летней истории нефтедобывающей отрасли России и второй — слишком высокие мировые цены на нефть отнюдь не стимулируют рост добычи, а, напротив, ускоряют системное снижение темпов прироста.

При всей полемичности подобных тезисов, относиться к данной теме лишь как к отвлеченной, «философской» не следует. Образно говоря, «единое нефтяное месторождение Россия» со своим жизненным циклом вступает в фазу естественного старения и как любое другое требует специальных мер продления жизни — технологических (включая ГРР) и регулирующих (в том числе налоговых). От применения этих мер, которые обеспечили бы определенную управляемость естественным и неизбежным процессам, и будет зависеть «нефтяное благополучие» страны на последующие 20-30-40 лет.

Отечественная нефтедобывающая отрасль пережила стадию подъема примерно до 1975 года, затем вышла на «полку» добычи в 400-500 млн тонн в год с максимальными флуктуациями плюс-минус 20%. Сегодня налицо признаки завершения 30-летней стадии стабильной добычи и, соответственно, начала стадии снижения.

Принцип стадийности подтверждается динамикой еще одного показателя — среднегодовые темпы прироста добычи нефти показывают замедление начиная еще с середины 40-х годов (за исключением флуктуаций в 1990-95 и 2000-04 годах, совпадающих по времени с изменением ценовых пропорций на мировом рынке и, очевидно, этим же во многом и объясняющихся). Так, если в середине 40-х годов среднегодовой темп прироста добычи нефти составлял 30%, то за 60-70-е годы он снизился с 10% до 4%. В начале 80-х годов темп прироста впервые стал отрицательным. С конца 90-х появилась позитивная тенденция, но, несмотря на высокие цены на нефть, она продержалась лишь до 2003 года. В ретроспективе, за 60 лет, темпы прироста добычи нефти упали с 30% до 2-3% в 2005 году.

Усредняя временные колебания, можно сказать, что на всем протяжении промышленной истории российской нефтедобычи падение темпов прироста составляет примерно 2% за пятилетие, что обуславливает неотвратимый переход к системному снижению объемов добычи.

На темп нефтедобычи в той или иной степени влияют два основных фактора — цены на нефть и состояние ресурсной базы. Соответственно, признавая неизбежность наступления стадии снижения нефтедобычи, можно вовремя применять (как на стареющем месторождении) те или иные инструменты воздействия на данные факторы, чтобы продлить ее жизнь.

Высокие цены как ускоритель спада

Анализ динамики мировых цен на нефть на протяжении 30-летнего периода стабильной добычи в России и сравнение ее со среднегодовыми темпами прироста добычи дают любопытный результат. Так, при росте цены нефти Urals до $30 за баррель темпы прироста добычи повышаются, однако в случае превышения этого уровня цен темпы прироста добычи нефти снижаются: например, с 1970 года, затем с 2003 (см. «Динамика мировых цен...»). А начиная с $53-54 за баррель (при сохранении существующей системы налогообложения) становятся отрицательными.

Очевидно, на данном рубеже мультипликативный эффект высоких цен приводит к значительному увеличению эксплуатационных и налоговых затрат нефтяных компаний, что побуждает их более высокими темпами исключать из хозяйственного оборота менее продуктивные запасы нефти. В результате мы имеем снижение темпов прироста добычи нефти. Поскольку в текущем году среднегодовая цена нефти установится на уровне примерно $50 за баррель и ее рост будет продолжаться, можно прогнозировать, что ценовой фактор будет только способствовать дальнейшему снижению среднегодовых темпов прироста добычи нефти.

Следует при этом иметь в виду, что спрос на российскую нефть не является фактором, ограничивающим добычу нефти. Как показал проведенный статистический анализ, в 2001-05 годах на фоне повышения мировых цен на нефть спрос увеличивался как минимум вдвое интенсивнее, чем росло ее предложение. Из этого следует, что не существует ограничений в добыче нефти по фактору спроса. Он будет расти вместе с ростом цен.

Имея такие вводные, смоделируем прогноз развития событий на ближайшие годы. Два прогнозных варианта предусматривают снижение темпов прироста в 2011 году до уровня -7%. Разница между двумя возможными сценариями заключается в том, что при варианте II, который подразумевает сохранение текущей тенденции увеличения налоговой нагрузки, тогда как в варианте I налоговая нагрузка не увеличивается, темп прироста добычи достигнет минусового значения раньше — уже в 2006 году снижение составит 2%. К 2020 году данная тенденция приведет к падению годовой добычи нефти на 140-170 млн тонн относительно нынешнего уровня добычи (470 млн тонн в 2005 году).

Это обстоятельство необходимо иметь в виду при принятии инфраструктурных решений в области транспорта нефти, особенно при формировании международных обязательств.

Технический прогресс в качестве парашюта

Безусловно, одной из главных причин, тормозящих наращивание объемов добычи нефти, являются все более усложняющиеся горно-геологические и горно-технические условия разработки месторождений, что приводит к увеличению себестоимости извлечения сырья.

Это хорошо видно на примере такого показателя, как производительность труда — объема добытой за год нефти на количество занятых в этом процессе работников промышленно-производственного персонала нефтедобывающей отрасли. Характерно, что динамика данного показателя (с учетом некоторой инерционности высвобождения численности при сокращении объемов производства) в основном коррелирует со сменой стадий добычи нефти (рост, стабилизация, снижение). Так, наиболее высокая производительность была в 70-80-е годы (4-6 тыс. тонн/чел.), а в конце 90-х–начале 2000-х она установилась на уровне 1-1,2 тыс. тонн/чел. (см. «Объемы добычи и производительность труда...»).

Начиная с 90-х годов каждая вновь вводимая тонна добычи имела трудоемкость выше ранее добытой. Согласно расчетам, каждые 10 лет трудоемкость добычи увеличивается в 1,5 раза.

С учетом данного фактора добыча нефти в 2020 году может оказаться на уровне 300-350 млн тонн в год. Впрочем, это расчетные цифры, полученные при условии сохранения ныне действующих факторов (экономических, технико-технологических и др.) разработки нефтяных месторождений.Применение более эффективных методов добычи нефти (повышение уровня научно-технического прогресса, в том числе по направлениям: экономика, управление, техника и др.) может нейтрализовать ухудшение условий разработки. Если повышение уровня НТП приведет к снижению роста трудоемкости, то, суммируя все факторы, можно прогнозировать развитие событий на отдаленный период: к 2030 году при нынешнем уровне НТП добыча может составить 130-230 млн тонн в год, при повышенном — 200-300 млн, высоком — 250-350 млн тонн в год (см. «Прогноз развития нефтедобычи...»).

В заключение отметим, что для торможения системного снижения добычи нефти в России, с учетом прогнозируемого дальнейшего роста мировых цен на нефть, требуется принятия ряда мер экономического характера. Эти меры должны преследовать две главные цели — нивелировать отрицательное воздействие высоких цен (и, соответственно, последующего увеличения затрат на добычу) и стимулировать вовлечение новых запасов в разработку.

В частности, прежде всего необходимо пересмотреть существующую налоговую нагрузку на нефтяную отрасль, особенно в части НДПИ и экспортных пошлин. Необходимо уменьшить общую налоговую нагрузку на отрасль, «привязав» такое снижение к целевым капитальным вложениям, направляемым на увеличение темпов подготовки новых запасов нефтяных месторождений.

С целью «торможения» выбытия менее продуктивных запасов и для стимулирования ввода новых запасов представляется необходимым также установление налоговых «каникул» на начальном и конечном этапах отработки месторождений.

Однако следует отдавать себе отчет в том, что даже при высоком уровне управляющего воздействия на нефтяную отрасль добыча нефти в России в перспективе повышаться не будет. Вопрос заключается в том, как оттянуть естественное падение темпов прироста добычи российской нефтяной отрасли на более отдаленную перспективу.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter