Виртуальный газопровод для виртуального газа

Виртуальный газопровод для виртуального газа
Новость

11 декабря 2003, 17:08
Туркменистан, Афганистан и Пакистан решили построить Трансафганский газопровод до 2010 г. Трансафганский газопровод будет сооружен до 2010 г. Об этом, по информации РИА "Новости", договорились на встрече в Исламабаде министр нефти и природных ресурсов Пакистана Нориаз Шакур, министр шахт и энергетики Афганистана Мехфуз Нидай и вице-премьер Туркмении Йолы Курбанмурадов.

Туркменистан, Афганистан и Пакистан решили построить Трансафганский газопровод до 2010 г.

Трансафганский газопровод будет сооружен до 2010 г. Об этом, по информации РИА "Новости", договорились на встрече в Исламабаде министр нефти и природных ресурсов Пакистана Нориаз Шакур, министр шахт и энергетики Афганистана Мехфуз Нидай и вице-премьер Туркмении Йолы Курбанмурадов. Стороны выбрали так называемый "южный" маршрут общей протяженностью примерно в 1,4 тыс. км: месторождения у города Даулетабада (Туркмения) - Герат - Кандагар (Афганистан) - Кветта - Мультан (Пакистан). Второй вариант: Мазари-шариф - Кабул - Пешавар отклонен. Стоимость газопровода оценивается в $3,5 млрд, а источники финансирования не называются.

Туркменистан, рассчитывая нарушить монополию России на экспорт туркменского газа и диверсифицировать рынки сбыта, не оставляет надежды реализовать этот транспортный проект, которому в прошлом году исполнилось 10 лет. Напомним, в начале 1992 г. экспортировать среднеазиатский газ в Пакистан и Индию предложила аргентинская компания Bridas - одна из первых иностранных компаний, пришедших в Туркменистан. Транспортировать газ предполагалось по газопроводу мощностью 20-30 млрд куб. м и протяженностью около 1,5 тыс. км (конечная точка Мултан), с возможным продлением в Индию до Дели (еще около 460 км).

Впоследствии Трансафганский газопровод неоднократно менял своих хозяев, но после прихода в Афганистане к власти талибов был заморожен. Проект реанимировали весной-летом 2002 г., после прихода в Афганистан американских военных сил и свержения движения "Талибан". В конце мая при активной политической поддержке со стороны США президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, глава переходного правительства Афганистана Хамид Карзай и президент Пакистана Первез Мушарраф подписали меморандум о строительстве газопровода и нефтепровода. А через два месяца после этого события Азиатский банк развития принял решение приступить к подготовке ТЭО и к планированию обеспечения финансовой стороны этого проекта, выделив на эти цели $1,5 млн (подробнее см. "Хорошо забытое старое", "НиК" №12/2002).

С тех пор прошло полтора года, сложно сосчитать сколько раз за это время заинтересованные стороны встречались и обсуждали детали проекта, однако Трансафганский газопровод, как и прежде, топчется на месте и реальные перспективы его осуществления совершенно не просматриваются - слишком много отрицательных факторов влияют на его реализацию.

Во-первых, по-прежнему существуют высокие риски его эксплуатации в Афганистане. После своего прихода в Афганистан США и переходное правительство так и не смогли наладить действенного контроля над всей территорией страны. И по сей день информационные агентства мира чуть ли не ежедневно сообщают об очередных терактах и диверсиях против оккупационных сил США в стране.

Во-вторых, есть альтернативный проект подачи газа - с иранского месторождения Южный Парс по дну моря в Индию с ответвлением в Пакистан. По своей "продвинутости" он намного опережает Трансафганский газопровод. После строительства этого трубопровода туркменский газ на пакистанском и индийском рынках окажется лишним.

В-третьих, есть большие сомнения в том, что Пакистану нужны такие объемы газа. По оценкам экспертов, нынешний дефицит газа в стране составляет всего около 10 млрд куб. м. Если это так, то строить трубу под такой объем прокачки нецелесообразно - слишком велик срок возврата вложенных инвестиций. Если же строить трубу максимальной мощностью, то нужно будет ориентироваться на рынок сбыта в Индии. Однако из-за напряженных отношений последних лет между Пакистаном и Индией последняя вряд ли согласится, чтобы "газовая задвижка" - крупный козырь в территориальном споре за Кашмир - находилась в руках оппонента.

В-четвертых, у Ашхабада, если он намерен соблюдать заключенные газовые соглашения с Россией, Украиной и Ираном, просто не останется газа на заполнение нового газопровода. Напомним, к 2010 г. Туркменистан должен будет поставлять в первые две страны более 100 млрд куб. м в год. Это, кстати, больше, чем собирается добывать к намеченному сроку вся газодобывающая отрасль этой страны. В Иран к 2010 г. Ашхабад должен будет поставлять порядка 14 млрд куб. м газа в год. Не следует также забывать и про собственные потребности страны в газе, которые предположительно составят порядка 10 млрд куб. м в год.

Справедливости ради отметим, на сегодня пропускная способность северных газопроводов (САЦ) составляет всего 50 млрд куб. м в год. С целью расширения транспортных мощностей в страны СНГ заинтересованные стороны разработали проект нового газопровода - Каспийского, который позволит увеличить экспорт газа в страны бывшего СССР до 100 млрд куб. м газа в год.

Исходя из сказанного, можно предположить, что вся эта псевдоактивность вокруг строительства Трансафганского газопровода вызвана тем, что Ашхабаду необходимы дополнительные сильные аргументы в диалоге с российскими, украинскими, а с недавнего времени и белорусскими покупателями относительно цены на туркменское "голубое топливо".

OilCapital.ru

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter