Фехтование на ключах

Фехтование на ключах
Новость

11 декабря, 13:04
Противостояние федерального центра и администрации Ненецкого автономного округа в вопросах недропользования сдерживает развитие СРП на Харьяге Ненецкий автономный округ (НАО) можно назвать самым скандальным регионом РФ в делах, касающихся недропользования. На протяжении последних месяцев в НАО имело место несколько публичных конфликтов между недропользователями и администрацией.

Противостояние федерального центра и администрации Ненецкого автономного округа в вопросах недропользования сдерживает развитие СРП на Харьяге

Ненецкий автономный округ (НАО) можно назвать самым скандальным регионом РФ в делах, касающихся недропользования. На протяжении последних месяцев в НАО имело место несколько публичных конфликтов между недропользователями и администрацией. Среди них — судебные разбирательства с компанией «Полярное Сияние» (подробнее см. «Полярные страдания» в «НиК» № 12, 2000 г.), история с добычей нефти «Ненецкой нефтегазовой компанией» в рамках поисковой лицензии, наконец, знаменитый конкурс по Валу Гамбурцева.

В основе большинства ненецких конфликтов лежит затянувшееся противостояние окружной администрации и НК «ЛУКОЙЛ», претендующей на роль монополиста в Тимано-Печоре. Но в последнее время это противостояние вышло на более высокий уровень, столкнув интересы руководства округа и федерального правительства.

Первый раз, не без подачи со стороны «ЛУКОЙЛа», правительство пошло на открытое несогласие с администрацией НАО в сентябре 2001 года, когда Министерство природных ресурсов РФ выпустило Распоряжение об отмене результатов конкурса по Валу Гамбурцева и признании недействительной лицензии «Северной нефти» на этот участок. Со своей стороны Владимир Бутов, губернатор Ненецкого округа, до сих пор не дал своего согласия на аннулирование лицензии, которое необходимо в соответствии с российским законодательством — так называемое правило «двух ключей».

Аналогичная ситуация возникла 2 ноября, когда премьер-министр РФ Михаил Касьянов подписал распоряжение N 1466-р, поручающее Герману Грефу, главе Минэкономразвития РФ, подписать от имени правительства новое дополнение к Харьягинскому СРП. Этот документ должен официально оформить передачу 20%-ной доли в проекте «ЛУКОЙЛу», против чего категорически возражает руководство НАО.

Харьягинский камень преткновения

История с передачей российской компании доли в СРП по Харьягинскому месторождению тянется уже около трех лет. При вступлении соглашения в силу в феврале 1999 года одним из условий, поставленных принимающей стороной, было включение в его состав отечественного участника «с максимальной долей участия в 20%». В результате такой пункт был включен в один из протоколов, подписанных инвесторами (TotalFinaElf и Norsk Hydro), федеральным правительством и администрацией округа. Доля российского участника должна быть образована за счет переуступки со стороны Total и Norsk Hydro по 10%.

В то же время в соответствии с подписанным пакетом документов в проекте уже есть один российский участник — это «Ненецкая нефтяная компания» (ННК), имеющая 10%, причем до получения прибыли по проекту доля ННК финансируется за счет западных участников.

По условиям протокола 1999 года, выбор новой компании-участника должен быть сделан «с учетом ее способности финансировать свою долю расходов по проекту» и «успешно сотрудничать с инвестором». Учитывая, что общие инвестиции в проект оцениваются в $1,15 млрд, инвестор должен обеспечить финансирование порядка $230 млн. В документе также оговорено, что российская компания-участник проекта должна быть определена в течение шести месяцев со дня вступления в силу харьягинского СРП.

На практике выбор российского партнера затянулся на несколько лет. Задержка была связана, с одной стороны, с большой конкуренцией между компаниями, заинтересованными в получении этой доли, с другой стороны — с непростыми «личными отношениями» «ЛУКОЙЛа» и губернатора Бутова.

Участие в Харьягинском проекте — лакомый кусок для российских компаний. Это сравнительно небольшой по инвестициям проект (по сравнению с $20-30 млрд по проектам сахалинского шельфа), часть финансирования изначально планируется обеспечить за счет реинвестирования прибыли. Условия действующего соглашения о разделе продукции очень выгодны для инвесторов: 100%-ный экспорт, возмещаются практически все затраты. Добыча нефти на втором и третьем объектах Харьягинского месторождения, которые входят в контрактную территорию проекта, идет фонтанным способом, а само месторождение расположено в относительной (по сравнению, например, с месторождениями Западной Сибири) близости от внешних рынков. Так что неудивительно, что за 20% на Харьяге боролись многие — ТНК, «Роснефть», «Транснефть» и, само собой, ненецкие нефтяные компании.

За и против «ЛУКОЙЛа»

Инвесторы Харьяги со своим выбором определились уже больше года назад. В августе 2000 года TotalFinaElf и Norsk Hydro подписали соглашение с «ЛУКОЙЛом» о сотрудничестве в рамках проекта. Этот выбор был очевиден: условия реализации проекта во многом зависят от «ЛУКОЙЛа». Лукойловская «дочка» — «КомиТЭК» — работает на том же Харьягинском месторождении (на объектах №№ 1,4,5,6), и, таким образом, СРП (работающий на объектах №№ 2,3) технологически связан с имеющейся на месторождении инфраструктурой, контролируемой «КомиТЭК», то есть «ЛУКОЙЛом».

Харьягинский консорциум связывают с «ЛУКОЙЛом» и скважины, на которых сейчас работает операционная компания «Тоталь Разведка Разработка Россия». По условиям СРП российская сторона должна передать оператору 34 скважины на втором и третьем объектах Харьяги (в том числе 28 разведочных и 6 эксплуатационных). Но, несмотря на то, что добыча нефти в рамках проекта уже ведется, вопрос официальной передачи скважин еще не решен: они по-прежнему принадлежат «Коминефти», также контролируемой «ЛУКОЙЛом».

Понятно, что при такой зависимости Total и Norsk Hydro гораздо выгоднее договариваться с «ЛУКОЙЛом», чем игнорировать его интересы.

С другой стороны, после появления института уполномоченных компаний в конце августа 2001 года вопрос участия госпредприятий в качестве инвесторов Харьяги отошел на второй план, поскольку в любом случае или «Роснефть» или «Зарубежнефть» примут участие в этом проекте в качестве государственных представителей. По словам источника в правительстве РФ, именно эти два фактора — достижение договоренности инвестора с «ЛУКОЙЛом» как потенциальным партнером и снятие с повестки идеи государственной компании-инвестора на Харьяге — стали основанием для появления на свет распоряжения премьера.

В соответствии с действующим российским законодательством появление нового участника проекта СРП требует одобрения двух уровней власти — правительства РФ и субъекта Федерации, на чьей территории расположен проект. В данном случае — администрации Ненецкого округа. Здесь ничего не изменилось: Владимир Бутов по-прежнему выступает категорически против такого решения. По мнению г-на Бутова, российский участник проекта должен быть определен в результате конкурса. Позиция губернатора имеет железное обоснование — руководство округа делает все возможное, чтобы не допустить полной монополизации «ЛУКОЙЛом» тимано-печорской нефти.

С появлением на свет распоряжения Михаила Касьянова федеральное правительство создало второй после Вала Гамбурцева прецедент, когда его решения отвергаются администрацией Ненецкого округа. В принципе выход конфликта на федеральный уровень можно считать удачным лоббистским ходом со стороны «ЛУКОЙЛа» — правительству сегодня не остается иного варианта, кроме как подписать соответствующее дополнение к харьягинскому СРП и, самое главное, добиться подписи Владимира Бутова на этом документе. Ведь если договоренности с губернатором НАО не будет достигнуто, это будет означать, что федеральная власть не контролирует ситуацию в регионах. Это противоречит основной тенденции современной российской внутренней политики.

...а караван идет

Несмотря на всю неразбериху, связанную с выбором нового партнера, харьягинское СРП продолжает работать, хотя и не столь интенсивно, как этого хотелось бы всем участникам проекта. Так, добыча нефти в 2001 году ожидается на уровне 550-560 тыс. тонн. В прошлом году было 515 тыс. тонн.

По этим итогам можно констатировать наметившееся отставание проекта от первоначального графика. Напомним, на первом этапе (с 1999 года по середину 2000 года) должен быть достигнут объем добычи в 500 тыс. твг, на втором (с середины 2000 по 2004 год включительно) — 1,2 млн твг; на третьем должен быть достигнут максимальный уровень добычи — 3,46 млн твг.

В то же время до конца этого года инвестиции консорциума в проект должны составить около $300 млн, включая $167 млн, которые должны быть проинвестированы в течение 2001 года. В рамках этого бюджета произведен капитальный ремонт трех скважин, на которых ведется добыча нефти, проведены работы по увеличению производительности имеющихся установок по подготовке нефти, сейсмические работы, идет бурение еще двух скважин, в том числе одной оценочной.

По состоянию на начало 2001 года в рамках проекта государство получило от инвестора $5,36 млн плюс 62,3 млн рублей, уплаченных в региональный бюджет. Основную долю в этих платежах составляет бонус ($3 млн), остальное — отчисления на социальные нужды НАО ($500 тыс.) и роялти.

Таким образом, производственный процесс на Харьяге движется. Другой вопрос — что развитие этого, да и других проектов будет идти гораздо легче и быстрее, если в стране, наконец, будет сформирована структура власти и отлажены взаимоотношения ее отдельных составляющих. Тогда, по крайней мере, инвесторы будут знать, к кому обращаться и что можно ожидать от отечественных чиновников.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter