На севере диком...

На севере диком...
Новость

3 июля 2006, 12:40
Нефтепровод Харьяга–Индига понадобится лишь с освоением нераспределенного фонда недр Тимано-Печоры Общественные слушания по проекту нефтепровода Харьяга-Индига, проходившие в конце мая в Нарьян-Маре, совпали по времени с арестом главы Ненецкого автономного округа Алексея Баринова. Это обстоятельство поневоле приходится держать в уме, говоря о предстоящем строительстве.

Нефтепровод Харьяга–Индига понадобится лишь с освоением нераспределенного фонда недр Тимано-Печоры

Общественные слушания по проекту нефтепровода Харьяга-Индига, проходившие в конце мая в Нарьян-Маре, совпали по времени с арестом главы Ненецкого автономного округа Алексея Баринова. Это обстоятельство поневоле приходится держать в уме, говоря о предстоящем строительстве.

В богатом нефтью и газом заполярном регионе переплелись интересы нескольких влиятельных государственных и частных структур. Сооружение нового трубопровода к Баренцеву морю, наряду с идущим полным ходом расширением Варандейского нефтетерминала, увеличит экспортные возможности НАО и, соответственно, вес региона в масштабах не только Северо-Западного округа, но и всей страны. В то же время высказываются сомнения в своевременности прокладки новой трубы, загрузка которой напрямую зависит от того, какими темпами пойдет разработка неосвоенных месторождений северной части Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции.

Планы строительства трубопровода к Баренцеву морю для поставок нефти в Европу и США обсуждаются несколько лет. Все началось в 2002 году с намерения ведущих частных ВИНК России проложить нефтепровод из Западной Сибири до Мурманска. Но идея частной трубы не нашла понимания ни в высших эшелонах власти, ни у трубопроводного монополиста — «Транснефти». Позже «Транснефть» планировала строить от Сургута до Баренцева моря трубу мощностью 50 млн тонн нефти в год с возможным увеличением до 100 млн. Первым этапом этого проекта и должен был стать нефтепровод Харьяга-Индига. Однако впоследствии «Транснефть» решила ограничиться только этим участком, отказавшись от подключения к нему западносибирской нефти. Очевидно, что изменение планов было связано с подготовкой общенационального, по выражению президента Путина, проекта трубопровода Восточная Сибирь-Тихий океан, стоимость которого уже тогда оценивалась как минимум в $11,5 млрд. Труба из Сургута до Индиги обошлась бы в $5,6-6,2 млрд. Но главная проблема не в деньгах: даже растущая отрасль не справилась бы с загрузкой сразу двух новых мощных магистралей. Так возникла идея компромиссного варианта, по которому западному потребителю должна потечь лишь тимано-печорская нефть.

В дальнейшем проект также подвергался секвестированию. Согласно декларации о намерениях, представленной в Ненецком округе больше года назад, мощность трубы должна была составить 24 млн твг. Но переговоры с компаниями, работающими в регионе, показали, что при такой мощности трубопровод останется незагруженным. В результате производительность северной трубы было решено снизить до 12 млн твг.

Новые решения и технологии

На слушаниях в Нарьян-Маре обсуждался раздел «Оценка воздействия на окружающую среду» в составе обоснований инвестиций в строительство. Проект представляли начальник отдела стратегического развития «Транснефти» Александр Лобынцев, генеральный директор ОАО «Северные магистральные нефтепроводы» Валерьян Стрижков, представители генерального проектировщика — ВНИИСТ и проектных подрядных организаций.

Труба протяженностью около 400 км пересечет территорию НАО с юго-востока на северо-запад. Головная НПС Харьяга, куда будет поступать нефть с промыслов, включает в себя магистральную насосную станцию, пункт подогрева, резервуарный парк общей емкостью 100 тыс. тонн. В процессе транспортировки нефть также будет подогреваться (на промежуточном и конечном пунктах) и поступать на морской терминал, состоящий из нефтебазы (9 резервуаров по 50 тыс. тонн), подводящих нефтепроводов, береговых сооружений и выносного причального устройства.

На настоящем этапе рассматриваются два варианта диаметра трубы — 630 мм и 720 мм. В первом случае необходимо строительство промежуточной НПС, во втором — на трассе будет строиться только промежуточный пункт подогрева (необходимость подогрева вызвана тем, что высокопарафинистая печорская нефть застывает при низких температурах). Отметим здесь, что попутный подогрев — сложная система, ранее в условиях Крайнего Севера никогда не применявшаяся.

Резервуары будут строиться по индивидуальным проектам в северном исполнении — полистовой сборки, с плавающей крышей и в теплоизоляции, с системами автоматизации, контроля и защиты.

Помимо сурового климата, сложность при прокладке представляет и неразвитость местной инфраструктуры. С этой проблемой специалисты уже столкнулись при проведении инженерных изысканий на трассе в марте этого года: необходимую тяжелую технику пришлось доставлять вертолетами. Для оптимизации работ и удешевления проекта планируется максимально приблизить трассу к строящейся автодороге Харьяга-Нарьян-Мар.

Маршрут нефтепровода пройдет по участкам с вечной мерзлотой, по обводненной и заболоченной территории. В зависимости от геологических условий и особенностей рельефа предусмотрена как подземная, так и надземная прокладка.

Труба пересекает 101 водный объект, большинство которых — малые реки и ручьи шириной до 10 м. Проходить их планируется траншейным способом. Но встречаются на пути нефтепровода и крупные реки, которые широко разливаются в период паводка. Полноводные Печору и Индигу планируется проходить методом микротоннелирования, другие крупные реки будут пройдены наклонно-направленным бурением.

На морском терминале ключевым объектом станет выносное причальное устройство (ВПУ) башенного типа, на несколько километров отстоящее от берега, что позволит обслуживать танкеры дедвейтом до 150 тыс. тонн. Это автономное, опирающееся на дно сооружение, связанное с берегом наливным трубопроводом и имеющее единую систему управления и связи нефтебаза-танкер, что обеспечивает безопасность отгрузки нефти и предотвращение аварийных ситуаций. Такие устройства в мире сегодня более распространены, чем стационарные пирсы, но опыта их эксплуатации в столь высоких широтах нет.

Выносной причал соединят с нефтебазой две нитки трубопровода диаметром 1220 мм. По имеющейся информации, проектировать и строить ВПУ будут российские фирмы.

Еще одну серьезную проблему в необжитом районе Индиги представляет ледокольное сопровождение танкеров. По всей вероятности, для этих целей будут арендованы ледоколы из Мурманска.

Что касается места расположения терминала, то из шести обсуждавшихся вариантов на сегодняшний день осталось два: мыс Большой Румяничный и мыс Святой Нос. Против второго варианта выступает Национально-культурная автономия поморов Архангельской области: утверждается, что некогда здесь находились древние поморские святилища. «Транснефть», в свою очередь, отстаивает вариант Святого Носа, ссылаясь на более благоприятные природные факторы (ниже сейсмичность, дольше период навигации, удобнее рельеф дна для захода танкеров, отсутствуют места нереста промысловых рыб). Вдобавок — и это, видимо, главное соображение — в данном случае отпадает необходимость перехода реки Индига и сокращается протяженность трассы, что существенно уменьшает стоимость проекта.

Слушали — постановили

В целом слушания в столице НАО прошли куда более спокойно, чем можно было ожидать после недавних страстей вокруг Восточного нефтепровода. С мест в основном спрашивали о средствах, которые получит НАО от реализации проекта (как сообщили представители «Транснефти», налоговые поступления в окружной бюджет составят около 1 млрд рублей в год), и предлагали шире привлекать к строительству местное население. В протокол был включен стандартный пункт о том, чтобы «принять за основу» представленные материалы и доработать проект с учетом полученных замечаний.

Тем не менее звучавшее в ряде выступлений беспокойство по поводу экологической безопасности проекта полностью снять не удалось. Нефтепровод пройдет по тундре и лесотундре — чрезвычайно ранимой территории, для рекультивации которой требуются десятилетия, пересечет оленьи пастбища с ценными породами мха. Несмотря на внушительные суммы, которые заказчик обещает выделить на экологическую составляющую проекта, уже сегодня ясно, что строительство повлияет на геосистему заполярного региона и традиционный уклад жизни коренного населения.

Кроме того, трасса нефтепровода примыкает к территории падения ступеней ракет-носителей, запускаемых с космодрома Плесецк, что создает необычный, но объективный риск эксплуатации.

Остаются вопросы и к переходу через Печору, которая в период паводка разливается на 14 км. От строительства тоннеля соответствующей протяженности было решено отказаться: под рекой труба пойдет в трехкилометровом тоннеле, а оставшееся расстояние будет пройдено траншейным способом. Как заверили авторы проекта, тоннель будет оснащен герметичными приемными и выходными камерами, расположенными выше предполагаемого уровня паводка, к тому же строительство подводных переходов будет вестись исключительно в зимнее время. И все же сами проектировщики признают, что переход через крупнейшую реку европейского Севера представляет одну из наиболее серьезных проблем на стадии строительства.

Дело — за нефтью

Проект «Харьяга-Индига», помимо прочего, можно рассматривать и как шаг по выполнению указания Владимира Путина годичной давности — повысить цену реализации российской нефти на международных рынках. Легкая, низкосернистая нефть, которая потечет по северной трубе, не будет смешиваться с менее ценными сортами сырья. Глава «Транснефти» Семен Вайншток уже говорит об отдельном сорте Pechora Oil, который можно будет продавать в США значительно дороже Urals.

Правда, до этого еще далеко. Во-первых, обоснование инвестиций по проекту с учетом прохождения государственных экспертиз планируется завершить в сентябре. «Транснефть» рассчитывает, что к концу года правительство примет решение о сроках реализации проекта. Поскольку на разработку технико-экономического обоснования требуется более полугода, строительство вряд ли начнется раньше 2008 года.

Во-вторых, добываемого в регионе сырья для заполнения новой трубы в ближайшие годы будет явно недостаточно. «ЛУКОЙЛ» считает приоритетным для себя морским маршрутом транспортировки нефти Варандейский терминал и ведет работы по увеличению его производительности до 12 млн твг. На это направление планируется отгружать всю нефть, добываемую «ЛУКОЙЛом» и его партнерами на севере и северо-востоке региона (подробнее см. «Большая нефть» большеземельской тундры» в «НиК» №3, 2006 г.).

Второй из двух основных недропользователей Тимано-Печоры — «Роснефть» — также реализует собственный проект, направляя часть добываемого сырья из Республики Коми по железной дороге. Что касается южного направления транспортировки, то этим летом «Транснефть» завершает расширение с 18,2 млн до 23,2 млн твг участка Уса-Ухта, по которому тимано-печорская нефть поступает в Балтийскую трубопроводную систему. Этот участок — то самое «узкое место», которое в последние годы ограничивало транспортные возможности всех нефтедобывающих компаний, работающих в регионе.

Таким образом, нефть с разрабатываемых ныне месторождений Тимано-Печоры обеспечена транспортной инфраструктурой на несколько лет вперед. Основным источником для трубы Харьяга-Индига может служить лишь нераспределенный фонд недр Ненецкого автономного округа. Разумеется, при условии его скорейшего освоения, перспективы которого весьма туманны.

«ЛУКОЙЛ» неоднократно высказывал намерение участвовать в аукционах на право разработки крупнейшего месторождения НАО и всей Тимано-Печоры — им.Романа Требса и Анатолия Титова, а также четырех блоков Центрально-Хорейверской впадины. Но неопределенность в этом вопросе сохраняется — тем более после вероятного ухода ненецкого губернатора, который поддерживал в своем округе интересы «ЛУКОЙЛа», открыто конфликтуя с государственной «Роснефтью» (см. также «Арест одинокого губернатора» на стр. 15).

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter