«Башнефть»: продано! «Роснефть» купила компанию с премией к рынку

«Башнефть»: продано! «Роснефть» купила компанию с премией к рынку

2 декабря, 15:00
Компании
Похоже, история «Башнефти» как независимой компании заканчивается. Выкупив у государства контрольный пакет акций «Башнефти», «Роснефть» направила в ФАС заявку на приобретение 100% ее акций. Тотальная консолидация поглощаемой компании полностью соответствует сложившимся стандартам корпоративной структуры в отечественной «нефтянке», поэтому инициатива «Роснефти» выглядит вполне логичной, и госкомпания доведет это дело до конца.

Похоже, история «Башнефти» как независимой компании заканчивается. Выкупив у государства контрольный пакет акций «Башнефти», «Роснефть» направила в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) заявку на приобретение 100% ее акций (в том числе и 25-процентного пакета, принадлежащего правительству Башкортостана). Тотальная консолидация поглощаемой компании полностью соответствует сложившимся стандартам корпоративной структуры в отечественной «нефтянке», поэтому инициатива «Роснефти» выглядит вполне логичной, и госкомпания доведет это дело до конца. Добавим, что «растворение» «Башнефти» в «Роснефти» позволит забыть все скандалы, связанные с башкирской компанией, которые вот уже больше 10 лет характеризуют российский инвестиционный климат, мягко говоря, не с лучшей стороны.


Первая приватизация контрольного пакета «Башнефти» датируется 2003 годом. Тогда находящиеся в республиканской собственности акции «Башнефти», всех уфимских НПЗ, а также «Башкирнефтепродукта» правительство Башкортостана продало семи частным ООО, которые затем передали эти акции в учрежденное ими же ООО «Башкирский капитал». Совет директоров новой компании возглавил Урал Рахимов, сын тогдашнего президента республики Муртазы Рахимова. Счетная палата РФ квалифицировала данный сюжет как «беспрецедентный случай хищения госсобственности». На этом фоне в 2005 году блокирующие или близкие к ним пакеты акций предприятий, входящих в «Башкирский капитал», были проданы АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

В 2006 году Рахимовы «перепрятали» свои акции: контрольные пакеты четырех уфимских заводов, «Башнефти» и «Башкирнефтепродукта» были сначала безвозмездно переданы четырем благотворительным фондам, а затем почти сразу – четырем специально созданным инвесткомпаниям. Эти сделки привлекли внимание налоговой службы, которая заподозрила в них попытку ухода от налогов и потребовала изъятия акций в доход государства. Были поданы соответствующие иски, и несколько инстанций ФНС даже выиграла!

Однако бенефициары башкирской «нефтянки» тогда сумели защитить свои активы. Структура собственности осталась неизменной (клан Рахимовых плюс «Система»), а кампания ФНС постепенно сошла на нет. Что интересно, Муртаза Рахимов сохранил свой пост президента республики, а Урал Рахимов в 2006-м стал гендиректором «Башнефти». Добыча «Башнефти» при этом падала (до 11,6 млн тонн в 2007 году), а вот дивиденды, напротив, – росли. То есть в производство инвестировали по-минимуму, а прибыль выводили по-максимуму. За 2006-2008 годы только в виде дивидендов от башкирской «нефтянки» Рахимовы получили более $500 млн.

Весной 2009 года Рахимовы продали свои нефтяные акции «Системе», которая тем самым собрала контрольные пакеты всех профильных предприятий республики. Цена сделки составила $2,5 млрд. Урал Рахимов вскоре после этого уехал из России.

Можно отметить, что государственные органы не препятствовали переходу контроля над башкирской «нефтянкой» к «Системе». Все необходимые разрешения были получены, а если какие-то пакеты по решению суда находились под арестом – это препятствие оперативно устранялось. Почему так произошло, можно только догадываться. В то же время, как показало дальнейшее развитие событий, риски, обусловленные «рахимовской приватизацией», сохранялись.

Час «Х» наступил в 2014 году, когда в арбитраж был подан комплекс исков о признании незаконной приватизации «Башнефти» решением региональных властей с требованием возврата проданных тогда акций в госсобственность.

Главе АФК «Система» Владимиру Евтушенкову, в свою очередь, было предъявлено обвинение в легализации имущества, приобретенного преступным путем (учитывая старый вердикт Счетной палаты о приватизации «Башнефти», который мы цитировали выше, стоит признать, что как минимум подозрения на этот счет определенно могли быть). Мерой пресечения для Евтушенкова суд выбрал домашний арест.

Одновременно широко обсуждался вопрос, а не стоит ли забрать государству не только незаконно проданные акции «Башнефти», но и дивиденды, которые получили частные владельцы этих акций. «Система», например, за 2009-2013 годы получила дивидендов от «Башнефти» на сумму 190 млрд руб. (это более $6,3 млрд – компания Евтушенкова получила шикарную прибыль на свои инвестиции). Иски по дивидендам серьезно угрожали всему бизнесу «Системы», и если это был некий сигнал – он был услышан. В октябре 2014 года суд обязал «Систему» вернуть акции «Башнефти» государству, далее «Система» отказалась от подачи апелляции на решение арбитража, после чего контролирующие органы отказались от идеи взыскания дивидендов. К концу 2014 года в федеральную собственность перешло более 70% акций «Башнефти» (которая к этому времени уже стала полноценной вертикально-интегрированной компанией, осуществив переход на единую акцию). С Евтушенкова все обвинения были, разумеется, сняты.

Так закончилась история первой приватизации «Башнефти», наверное – одна из самых неприглядных в российской «нефтянке».

Жизнь продолжается!

Летом 2015 года специальным указом президента Путина 25% плюс одна акция «Башнефти» были переданы из федеральной в республиканскую собственность. В федеральной после этого осталось 50,1%. Летом 2016 года федеральное правительство объявило о намерении продать госпакет акций «Башнефти» – в числе других госактивов, включая 19,5% акций «Роснефти», – с целью покрытия дефицита бюджета. «Пакет «Башнефти» будет предложен тому инвестору, кто представит конкретные планы по развитию компании и даст наилучшую цену», – заявил информагентствам в июле вице-премьер Игорь Шувалов.

О своем интересе к акциям «Башнефти» сразу объявило около десятка самых разных компаний – от «ЛУКОЙЛа», имеющего с «Башнефтью» совместный бизнес, до совершенно неизвестных отраслевому сообществу. Немного позднее стало известно, что заявку на участие в торгах подала «Роснефть».

На вопрос журналистов, не противоречит ли условиям приватизации участие в ней «Роснефти», пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что «с формальной точки зрения «Роснефть» не является госкомпанией, так как принадлежит правительству через «Роснефтегаз». Такой подход не нашел поддержки в либеральном крыле правительства. Изучить вопрос было поручено Минэкономразвития, которое не нашло в действующем законодательстве прямого запрета на участие в приватизации для компаний, контрольный пакет акций которых принадлежит государству. На фоне всех этих споров в августе правительство неожиданно сменило приватизационные приоритеты: как заявил тогда Игорь Шувалов, на первый план вышла продажа 19,5% акций «Роснефти», а «Башнефть» пока подождет.

Ждать пришлось недолго.

Ровно столько, сколько потребовалось главе «Роснефти» Игорю Сечину, чтобы убедить Владимира Путина и Дмитрия Медведева: недопущение «Роснефти» к приватизации «Башнефти» дискриминирует крупнейшую российскую нефтяную компанию и снижает ее рыночную стоимость в канун приватизации. То есть тогда, когда находящейся под международными санкциями госкомпании необходима поддержка, обеспечивающая продажу ее акций по максимальной цене.

Схема приватизации нефтяных компаний 2016 года, предложенная «Роснефтью», включала два этапа.

Первый – прямая, без торгов продажа госпакета «Башнефти» «Роснефти» за 325 млрд руб., второй – продажа акций самой «Роснефти», капитализация которой значительно вырастет после поглощения «Башнефти». И, по всей видимости, в нынешних условиях это – оптимальный с точки зрения федерального бюджета вариант.

Безальтернативный покупатель

После того как «Роснефть» предложила 325 млрд руб. за госпакет «Башнефти», проведение тендера потеряло смысл – заявка «Роснефти» превышала оценку актива и объективно была вне конкуренции.

Так, к примеру, руководители ЛУКОЙЛа, одного из главных претендентов на госпакет «Башнефти», постоянно говорили, что не станут покупать компанию с премией к рынку. «С одной стороны, государство поднимает налоги, с другой – хочет актив продать дорого», – сказал президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов журналистам на сентябрьском инвестфоруме в Сочи. И добавил, что прежняя оценка контрольного пакета «Башнефти» в 316 млрд руб. утратила актуальность в связи с планируемыми изменениями в налоговой системе. «Мы не можем сегодня пойти на проект, который по мультипликаторам был бы гораздо дороже, чем сегодня стоит наша компания», – говорил в апреле вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун.

А вот Игорь Сечин не скрывал, что «Роснефть» за ценой не постоит. В конце сентября вице-премьер Шувалов объявил о возобновлении приватизации «Башнефти». А также сообщил, что к участию в ней допускается «Роснефть», и что в целом продажа государственных акций в «Башнефти» и «Роснефти» может пройти по схеме, предложенной «Роснефтью».

1 октября – на следующий день после возобновления приватизации «Башнефти» – совет директоров «Роснефти» принял решения, необходимые для осуществления покупки. 6 октября федеральное правительство признало за «Роснефтью» право приобрести контрольный пакет «Башнефти» без торгов. 12 октября сделка была закрыта: «Роснефть» выкупила госпакет в «Башнефти» за 329,7 млрд руб. Эти деньги сразу поступили в федеральный бюджет. Добавим здесь, что кроме максимизации приватизационных доходов бюджета, продав «Башнефть» «Роснефти» власть подтвердила свою приверженность идее государственного контроля над ключевыми активами в нефтегазовой отрасли. Можно долго спорить — хороша эта идея или нет, но она реализуется уже много лет, и никаких предпосылок к смене парадигмы не просматривается.

13 октября стало известно о смене всего топ-менеджмента «Башнефти». Главой компании на ближайшие пять лет стал Андрей Шишкин – вице-президент «Роснефти» по энергетике, локализации и инновациям. В тот же день Игорь Сечин заявил СМИ, что интеграция «Башнефти» и «Роснефти» состоялась. «Башнефть» стала дочерним предприятием «Роснефти». «Мы полностью управляем ситуацией», – сказал Сечин.

Интересы республики

Власти Башкортостана к приватизации «Башнефти» относились с плохо скрываемой настороженностью. И горячо поддержали отсрочку приватизации, объявленную в августе.

Отодвигая продажу пакета «Башнефти», мы сохраняем стабильность в обществе, это факт», – заявил тогда глава республики Рустэм Хамитов. При этом вне зависимости от судьбы госпакета, свой пакет правительство Башкортостана продавать не собирается. Еще в начале апреля Хамитов заявил вполне определенно: «За наш пакет мы будем держаться крепко. Он стоит дорого – не менее 100 млрд руб. И это ценность нашей республики. По итогам 2016 года мы рассчитываем получить более 7 млрд руб. дивидендов, которые пойдут на развитие социальной сферы и поддержку устойчивости экономики. Мы не собираемся с ним расставаться легкомысленно. Мы этот пакет не планируем продавать».

После того как политическое решение по переходу контрольного пакета акций «Башнефти» к «Роснефти» было принято, наиболее принципиальным для руководства Башкирии стал вопрос о сохранении своей доли в дивидендах компании. А доставались региону немалые суммы: за 2014 год – 5 млрд руб., за 2015-й – уже 7,25 млрд руб. (в общей сложности – налоги, дивиденды и благотворительность – Башкирия получает от «Башнефти» 32-35 млрд руб. в год, что составляет примерно четверть доходов республиканского бюджета). Незадолго до приватизации госпакета «Башнефти» глава Башкортостана заявил, что в 2016 году республика рассчитывает получить не меньшие дивиденды от компании, чем за 2015 год.

Именно дивидендная политика была ключевой темой встречи главы республики с Игорем Сечиным, состоявшейся через несколько дней после перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти». Как сообщил Рустэм Хамитов по итогам этой встречи, было принято решение, что «Башнефть» сохранит перед республикой все социальные обязательства, налоговые платежи и дивиденды на уровне 2015 года. «Мы уважаем мнение республики и будем стремиться к повышению эффективности работы компании и для акционеров, и для республики», – сообщил со своей стороны Игорь Сечин, пообещав обнародовать «конкретные параметры сотрудничества» позже. Первым подтверждением намерений «Роснефти» уважать мнение Башкирии стало предложение Рустэму Хамитову войти в состав совета директоров «Башнефти» в качестве заместителя председателя (сейчас республику в совете директоров компании представляет премьер-министр Рустэм Марданов).

Между тем после покупки контрольного пакета «Роснефть» по действующему законодательству обязана сделать оферту на выкуп акций у миноритарных акционеров, владеющих обыкновенными акциями (по «префам» такого требования не установлено). И в конце октября госкомпания направила в ФАС заявку на приобретение 100% акций «Башнефти», а также проект оферты миноритариям – в ведомства, контролирующие фондовый рынок.

Что это значит для Башкирии?

Если «Роснефть» будет выкупать акции по цене приобретения контрольного пакета, то только за свои обыкновенные акции «Башнефти» (38128 551 шт.) республика выручит более 141,3 млрд руб. Это огромные деньги для региона. Для сравнения — республиканский бюджет на 2016 год утвержден с доходами в объеме 126,2 млрд руб. и с дефицитом в 10 млрд руб. «Подушка безопасности» размером с годовой бюджет с лишним закроет на обозримую перспективу проблему дефицита, при этом доход она может генерировать не меньший, чем дивиденды «Башнефти», а при квалифицированном управлении – несоизмеримо больший. В этой связи декларируемое желание башкирских властей «крепко держаться» за акции «Башнефти» выглядит немного странно.

Уместно также напомнить, что свой пакет республика получила чуть больше года назад – летом 2015 года, до этого «Башнефть» много лет контролировалась частным капиталом. А значит, у правительства республики есть опыт организации конструктивного взаимодействия с нефтяной компанией без владения ее акциями. И это – нормальная практика для российских нефтяных регионов, которые заключают с компаниями разнообразные соглашения о сотрудничестве. Также это нормальная практика для российских нефтяных компаний, которые заинтересованы в развитии регионов присутствия и нормальных отношениях с местными властями. К примеру, «Роснефть» имеет соглашения о сотрудничестве со всеми регионами, где расположены ее основные производственные единицы. Рискнем предположить, что по такому же сценарию будут развиваться отношения «Роснефти» с правительством Башкортостана. При этом «Роснефть» в итоге консолидирует 100% акций «Башнефти».


Шишкин Андрей Николаевич

Андрей Шишкин родился в 1959 году.

В 1985 году окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И.М. Губкина, в 1996-м – Финансовую академию при правительстве РФ, в 2002-м – Московскую международную высшую школу бизнеса «Мирбис».

С 1992 по 2005 гг. занимал руководящие должности в различных кредитно-финансовых учреждениях.

С 2005 по 2010 гг. – являлся генеральным директором «Уральской энергетической управляющей компании», «ТГК-10», «Тюменской энергосбытовой компании», с 2008 по 2009 гг. – первый вице-президент «КЭС-Холдинг».

С 2010 по 2012 гг. – заместитель министра энергетики.

С июля 2013 г. стал работать в «Роснефти» в должности вице-президента. В марте 2013 г. – назначен вице-президентом по энергетике, промышленной безопасности, охране труда и экологии, в августе 2014 г. – вице-президентом по энергетике и локализации, в апреле 2016 года – вице-президентом по энергетике, локализации и инновациям.

13 октября 2016 года Совет директоров «Башнефти» назначил Андрея Шишкина новым президентом и председателем правления компании.


О местничестве элит

Аббас Галлямов, политолог

Жителей столиц не любят нигде. Не являемся исключением и мы.

Москва – это «не Россия», так же как Нью-Йорк – это «не Америка». Причем не любят россияне москвичей ровно за то, за что американцы – ньюйоркцев. Их считают «зажравшимися» и наглыми снобами. Люди уверены, что именно из столиц распространяются все напасти: падение нравов, цинизм, разврат и стяжательство. Если бы не жители мегаполисов, то глубинка жила бы богато, духовно и счастливо. Эта риторика настолько привычна, что на нее можно было бы не обращать внимания, если бы время от времени она не обретала политического звучания. Когда это происходит, последствия оказываются вполне осязаемыми. Корни национализма и сепаратизма лежат именно здесь – в эстетической неприязни столиц.

Подогревают эти настроения не простые люди, а местные элиты. Антистоличные настроения помогают ограничить конкуренцию, отстоять свой статус и бизнес. В крайнем случае – оправдать свое поражение. Кроме того, игра на боязни пришельцев из центра – самый простой способ показать свою преданность родным пенатам и близость к народу.

Последние думские выборы показали патологическую неспособность властей Башкирии организовать полноценную, как того требовал Кремль, низовую работу с избирателем. Высказанная Володиным мысль о том, что «двор – это единица политического пространства», так и не проложила путь к сердцам республиканских чиновников. Пропасть между элитами и простыми людьми осталась столь же глубокой, сколь и раньше. Соответствующим вышел и результат: среди всех городов-миллионников страны Уфа заняла первое место по показателю падения результата «Единой России». Все что остается в такой ситуации – это демагогия.

Конечно, сделать заявление о том, что «Башнефть» должна оставаться башкирской, – гораздо проще, чем настроить на работу тысячи чиновников и мобилизовать десятки тысяч активистов.

Говоря о непростых судьбах «Башнефти», стоит помнить, что наиболее масштабные схемы ухода от налогов (названные впоследствии «байконурскими») применялись компанией именно в те времена, когда она считалась «башкирской», а заправлял там известный патриот своей малой родины Урал Рахимов.

Приватизацию 2003 года, названную аудитором Счетной палаты Игнатовым «самым беспрецедентным случаем хищения активов» в истории современной России, тоже организовали не москвичи, а те, кто привык москвичами пугать, – патриоты родного Башкортостана. Контроль правительства республики над четвертью акций компании и участие его представителей в работе совета директоров в последнее время, похоже, тоже не помогли «Башнефти» избежать вывода активов – во всяком случае, сейчас есть все основания подозревать, что таковой вывод имел место и был очень масштабным.

В России много проблем, но засилье москвичей точно не относится к числу наиболее злободневных. Вполне возможно, что местнические настроения, подогреваемые не способными ни к чему другому руководителями регионов и их окружением, являются проблемой гораздо более серьезной.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter