Posted 19 июня, 08:34

Published 19 июня, 08:34

Modified 19 июня, 08:36

Updated 19 июня, 08:36

Саудиты пнули нефтедоллар, что дальше?

Саудиты пнули нефтедоллар, что дальше?

19 июня 2024, 08:34
Саудиты пнули нефтедоллар, что дальше?

Если доллар уйдет из расчетов за нефть, это его пошатнет, но не убьет

Почему в мире становится все больше стран, которые вместо американской валюты при взаиморасчетах за нефть используют альтернативу?

В этом месяце истек срок действия сделки между Саудовской Аравией и Соединенными Штатами, по которой Вашингтон обеспечивает военную безопасность ближневосточного королевства, а оно обязывается продавать свою нефть только за доллары.

9 июня 2024 года, спустя 50 лет после заключения такого договора (устного, поскольку самого документа никто не видел), в Эр-Рияде решили, как пишут западные СМИ, что ему это больше не нужно.

Саудовская Аравия теперь может свободно продавать нефть за юани, евро, рубли, иены. Есть даже предпосылки для торговли за счет криптовалют. Руководство королевства не так давно объявляло, что хочет принять участие в проекте mBridge, где изучается возможность цифровой валюты (CBDC) в партнерстве с несколькими Центробанками (Израиля, Франции, Египта, ЕЦБ, МВФ). Очевидно, что Эр-Рияд делает это для изучения вариантов по торговле нефтью за счет такой платформы.

Почему Саудовская Аравия решила не продлевать условное «джентельменское соглашение» с США? Что это даст Эр-Рияду как экспортеру нефти? Кто еще сейчас делает то же самое и каковы последствия?

Арабская нефть Америке не нужна?

Следует сразу оговориться, что Саудовская Аравия, по сути, давно шла к тому, чтобы дистанцироваться от доллара в операциях по экспорту черного золота. Причин тому несколько.

Во-первых, США и их вооружения уже не обеспечивают безопасность страны, как было обещано в 1974 году. Этому свидетельствуют успешность многочисленных за последние годы ракетных атак хуситов из Йемена по нефтегазовым объектам Саудовской Аравии.

Во-вторых, уже давно нарушается принцип «Эр-Рияд дает стабильный приток нефти в США, а в обмен получает финансовую стабильность». Вашингтон — это уже не тот покупатель для ближневосточного королевства, что раньше. Особенно после сланцевой революции, начавшейся после 2010-х, когда в США сильно начала расти добыча нефти и постепенно сокращаться закупки черного золота из Саудовской Аравии.

Для сравнения: в 2023-м ближневосточное королевство поставляло в Китай в среднем 1,6-1,8 млн б/с, а в Соединенные Штаты, по оценке Минэнерго этой страны (данные за март 2024-го) — 351 тыс. б/с. Проще говоря, для Эр-Рияда намного важнее в качестве покупателя нефти Пекин, нежели Вашингтон, которому королевство продает все меньше черного золота.

Кстати, это касается и некоторых других ближневосточных стран, экспортирующих нефть в США. К примеру, Ирак в 2017 году экспортировал в США около 600 тыс. б/с. А в 2024 году в Минэнерго США считают серьезным ростом поставок, когда Ирак отправляет в Америку 363 тыс. б/с. Да, с начала 2000-х до 2017-го были скачки и порой отметка доходила до 230 тыс. б/с, но это была редкость. Однако с 2019 года поставки больше падают, чем растут. США попросту перестают быть для ближневосточных стран (не только для Саудовской Аравии и Ирака) самым важным покупателем нефти. Акценты в этом плане сильно смещаются в сторону Азии. Китай, Индия, Южная Корея — вот покупатели, потеря которых для Саудовской Аравии и других государств Ближнего Востока по-настоящему критична.

«Когда против России в 2022-м ввели санкции, то они де-факто оказались направлены на компании коллективного Запада, которые перестали участвовать в сделках с российскими нефтеналивными грузами, в результате европейские и американские импортеры потеряли значимые финансовые обороты.
При этом последние два года наблюдается рост объема транзакций в валютах дружественных и нейтральных для РФ стран в сделках купли-продажи энергоресурсов. Использование альтернативных платежных систем приведет к росту значимости и развитию собственных национальных валют.
Особое значение для стран БРИКС будет иметь создание собственной валюты, использование которой может привести к радикальным изменениям в мировой финансовой системе и обеспечению надежности трансграничных платежей не только стран альянса, но и их торговых партнеров»,

 — рассказала в беседе с «НиК» гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА» Тамара Сафонова.

К слову о тренде роста нацвалют в торговле нефтью. Летом 2023-го аналитики из J.P.Morgan посчитали, что около 20% мировой нефти сейчас продается по сниженным ценам из-за санкций, причем большая часть этого черного золота торгуется без доллара. Учитывая, что рестрикции США не снимают, а в случае с РФ еще и средства ЦБ другой страны готовятся своровать, предпосылок для дедолларизации в торговле нефтью все больше.

Какие валюты в тренде?

Отдельные сделки без долларов при экспорте черного золота из России начали проводить намного раньше 2022-го. Однако после волны санкций, последовавшей за началом СВО на Украине, процесс заметно ускорился.

В начале июня этого года на полях ПМЭФ вице-премьер РФ Александр Новак заявил, что сегодня около 70% энергоресурсов обеспечиваются оплатой в национальных валютах как российских, так и партнеров РФ. Почти сразу после этого в одном из интервью глава Минфина Бразилии сообщил, что платежи между его страной и Россией в национальных валютах еще не реализованы, но такая возможность сейчас изучается. Учитывая рост поставок дизтоплива из РФ в латиноамериканскую страну, это тоже можно рассматривать как дистанцирование от доллара в торговле энергоресурсами.

Кстати, Бразилия еще в марте 2023-го договорилась с Китаем о торговле в нацвалютах этих стран без доллара. Напомним, Бразилия — один из крупнейших поставщиков нефти для КНР. За первое полугодие 2023-го средние значения составляли 729 125 б/с. Безусловно, в последние годы были и «просадки», когда в 2022-м объемы падали до почти 500 тыс. б/с. Но в целом, для самой Бразилии китайский рынок крайне важен. Тот факт, что она готова торговать нефтью с КНР без доллара, говорит о том, что она не хочет, чтобы США вмешивались в их с Китаем сделки. Вполне вероятно, что это для многих экспортеров и становится причиной перехода от нефтедоллара к использованию своих нацвалют.

Даже Индия и ОАЭ, у которых сейчас нет поводов опасаться санкций со стороны Вашингтона, уже летом 2023-го опробовали сделку в рупиях (покупка Индией около 1 млн баррелей).

Захочешь торговать и от доллара откажешься

В СМИ часто напоминают, что дирхам ОАЭ, который Россия теперь иногда использует для сделок в торговле черным золотом, привязан к доллару. Саудовский риал с 1986 тоже привязан к американской валюте. Это касается и многих других стран, которые уже сегодня «двигают» нефтедоллар в сторону.

Но как отметила в комментарии для «НиК» ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова, подтверждений прямой привязки к доллару не существует. Если бы это было так, то саудовский риал, равно как другие валюты, в точности бы повторял движения доллара к мировым резервным валютам.

«Курс юаня рыночный, хотя в 90-е годы прошлого века привязка офшорного юаня к доллару действительно существовала. Саудовский риал, дирхам ОАЭ, рубль, тенге, даже канадский доллар — это все „нефтяные“ валюты, но их курс к доллару не привязан. Курс бразильского реала вообще очень волатильный и рыночный, привязки к доллару или к иной валюте у него нет. У индийской рупии тоже рыночный курс, хотя есть мнение, что он (как и южноафриканского рэнда) следует за курсом британского фунта стерлингов, но, опять же, доказательств этому нет.
По всей видимости, Эр-Рияд жестко фиксирует курс риала с помощью валютных интервенций, чтобы защитить нацвалюту и население страны, от резких колебаний. Аналогично поступают некоторые страны постсоветского пространства, например, Азербайджан и Туркменистан»,

 — сказала эксперт.

По мнению Натальи Мильчаковой, хранение золотовалютных резервов в долларах сейчас рискованно из-за потенциальных санкций США.

«Доллар становится токсичным из-за большого госдолга США, превысившего $34 трлн. Если допустить, что США когда-либо объявят дефолт по госдолгу, доллар рухнет. Поэтому торговать сырьем в этой валюте становится все менее выгодно и более рискованно»,

— поделилась мнением эксперт.

Экспортеры нефти хотят не столько увеличить влияние своих валют на мировом рынке, сколько исключить из своих сделок влияние финансовых регуляторов США, которые (если вдруг Вашингтону захочется ввести новые санкции) могут помешать торговле.

«Экономические причины появились не вчера. Например, в январе 2023-го саудиты заговорили, что страна открыта для торговли разными валютами; в августе было объявлено, что страна вступит в БРИКС; в ноябре было подписано соглашение о валютном свопе между Эр-Риядом и Китаем в целях расширения использования местных валют. Отказ от перезаключения соглашения с США вовсе не обязывает Саудовскую Аравию перестать торговать нефтью в долларах. Однако у нее появляется более обширное пространство для дальнейших маневров»,

 — рассказал «НиК» аналитик ФГ «Финам» Николай Дудченко.

Все это не значит, что у доллара начнутся серьезные проблемы. По итогам 2023-го его доля в международных расчетах, учитываемых в системе SWIFT, увеличилась с 40% до 47,5%. При этом доля именно нефти в мировой торговле занимает не так много. Даже в 2022-м при необычно высоких ценах на нефть, ее доля в мировой торговле заняла почти 6%. Другими словами, откажись Саудовская Аравия (даже вместе с РФ, Бразилией и рядом других экспортеров) от доллара при продаже нефти, американская валюта завтра не исчезнет.

Вся это история не про очередной апокалиптический «доллар завтра умрет». Это про желание экспортеров нефти перестраховаться и про деление мира на определенные валютные зоны (в данном случае с торговлей нефтью) из-за боязни санкций и саботажа платежных систем со стороны США.

Илья Круглей