Posted 14 июня, 10:38

Published 14 июня, 10:38

Modified 14 июня, 11:19

Updated 14 июня, 11:19

Успех ОПЕК+ не принёс результата — виноваты спекуляции

14 июня 2024, 10:38

Почему решение ОПЕК+ 2 июня названо разочаровывающим

Глава Минэнерго Саудовской Аравии обвинил банки и журналистов в падении цен на нефть, а те разочарованы в решении ОПЕК+ 2 июня
Сюжет
ОПЕК

Всю первую половину июня нефтяной рынок пытался понять, что же стоит за решением «Великолепной восьмерки ОПЕК+», принятого 2 июня. Вроде бы было решено продлить текущие ограничения почти на полтора года, но цены на нефть почему-то существенно упали. Лидеры соглашения не понимают реакцию рынка на их «потрясающее» решение, виня спекулянтов. Возможно, в этом есть смысл, поскольку цены отрастают.

Какую победу украли…

Напомним, что 2 июня все страны ОПЕК+ решили продлить действующие в 2024 году квоты еще на весь 2025 год. А «Великолепная восьмерка», как решили называть себя ряд стран ОПЕК+, продлили свои добровольные ограничения в добыче. Причем не на второе полугодие, как ожидал рынок, а почти до конца 2025 года. При этом текущий объем сокращений сохранится только на III квартал текущего года, но ограничения будут сниматься постепенно, на ежемесячной основе. Но альянс оставил себе люфт на принятие решений в зависимости от состояния рынка — сделать паузу в увеличении добычи или даже откатить ее назад. Примечательно, что не была упомянута возможность более существенного наращивания добычи, хотя ОПЕК+ всегда выступал за гибкость в решениях.

Однако цены на нефть, падавшие в течение мая, вопреки ожиданиям, упали еще больше после решения ОПЕК+. Если в апреле котировки Brent колебались возле $90 за баррель, то в мае — около $80 за баррель. После решения ОПЕК+, цены просели до $77,5 за баррель.

Министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдель Азиз бен Салман после заседания провел брифинг, где ответил, в частности, на вопрос, почему ограничения продлены на столь длительный срок на фоне прогнозов ОПЕК о росте спроса в 2024 году на 2,25 млн баррелей в сутки, а в 2025 году — еще на 1,85 млн б/с.

Принц ответствовал, что «прогнозы ОПЕК, как и любые прогнозы, всего лишь прогнозы». По его словам, всё время что-то меняется и пока картина рынка не ясна. В частности, центробанки, регулирующие ставки для борьбы с инфляцией, принимают резкие, обратные решения — то дают сигналы о снижении ставки, то указывают на сохраняющееся сильное инфляционное давление.

«Я поверю, когда увижу»,

— подчеркнул он, добавив, что не надо забывать и о складывающейся картине мирового предложения нефти, которая пока тоже непонятно, как сложится.

«Мы будем двигаться осторожно»,

— подчеркнул нефтяной министр королевства.

Комментируя возможность наращивания добычи, Абдель Азиз бен Салман заметил, что для этого нужна более устойчивая картина экономического роста во всем мире, а не «заплаточного» — то тут, то там.

«Нужно больше определённости относительно развития экономик и спроса на нефть»,

— резюмировал он.

Брифинг проходил сразу после заседания ОПЕК+, в воскресенье, а в понедельник цены на нефть продемонстрировали снижение.

Принц был разочарован и обвинил «уважаемые банки и организации» в спекуляциях. Такую площадку ему предоставил Петербургский экономический форум, куда он прибыл, чтобы выступить на нефтяной сессии. Он заметил, что заседание ОПЕК+ было «просто потрясающим», но поскольку за две недели до заседания ОПЕК+ журналисты и аналитики озвучили ожидания о том, что ОПЕК+ продлит свои ограничения на второе полугодие, впечатление было испорчено.

«Я бы назвал встречу более успешной и более важной, чем встреча в апреле 2020 года, когда нужен был ответ на ситуацию с коронавирусом»,

— сказал он.

Кроме того, подчеркнул министр энергетики Саудовской Аравии, уже во время его брифинга «уважаемый» банк Goldman Sachs выпустил две страницы текста, где 7 раз упомянул о медвежьем давлении на нефтяной рынок.

«С профессиональной точки зрения это просто неверная интерпретация событий, это показывает, с какого рода организациями нам приходится иметь дело»,

 — заметил принц, припомнив и старые обиды: «уважаемые банки» не приняли во внимание и прошедшие в прошлом году переоценки референтных уровней добычи для нескольких стран.

«Это работа для продвижения нарратива, который они продвигают, что идет давление на снижение цен»,

— подчеркнул министр, выразив уверенность, впрочем, что через пару дней всё устаканится, и реальность возьмет верх.

Вера в будущее

В свою очередь, вице-премьер РФ Александр Новак заметил, что рынок всегда подвержен спекулятивным ожиданиям, но поскольку нефтяная отрасль очень капиталоемкая и нужны 5-10 лет с момента принятия инвестрешения до запуска месторождения, ОПЕК+ дает рынку долгосрочные сигналы.

«Решения, которые принимались в воскресенье, направлены на то, чтобы обеспечить предсказуемость коллегам. Да, говорится, что СМИ, банки дают месседжи. Конечно, рынок всегда подвержен определенным сигналам. Но фундаментально он подвержен тем процессам, которые происходят с токи рения вложения инвестиций, обеспечения баланса спроса и предложения. Сигналы, которые создают волатильность, все равно сглаживаются временем и нашим фундаментальным подходом»,

— уверен он.

Новак выразил уверенность в росте спроса на нефть, отметив, что текущий спрос уже на 2 млн б/с превышает допандемийный.

«И если раньше оценки были, что спрос будет расти на 1 млн б/с, то сейчас видим, что оценки гораздо выше. До 2030 года сегодняшние 102 млн б/с могут превратиться и в 110, и в 115 млн б/с»,

 — сказал он, заметив, что растет использование нефти в нефтехимии.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в 2023 году инвестиции в нефтедобычу в мире выросли на 13% и достигли $538 млрд, что является самым высоким уровнем с 2015 года, но все еще ниже уровня 2019 года в реальном выражении. Впервые за девять лет инвестиции не двигались синхронно с ценами на нефть, поскольку в прошлом году цены на нефть упали. Согласно прогнозу на 2024 год, ожидается, что расходы увеличатся на 7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — более медленный годовой рост, чем в среднем на 14% за последние три года в номинальном выражении, говорится в новом отчете МЭА.

В МЭА отмечают, что снижение инвестиций в добычу в годы пандемии повлияет на рост предложения нефти в 2030 году. Из-за естественного снижения добычи нефти и газа из традиционных и плотных коллекторов ежегодно необходимо заменять около 5 млн б/с, чтобы поддерживать добычу на прежнем уровне.

МЭА также подвергалось критике со стороны ОПЕК за занижение прогнозов по спросу на нефть и необходимым инвестициям в добычу. За это прогнозы МЭА даже были исключены из оценок по добыче стран ОПЕК+.

На сегодня ОПЕК прогнозирует рост спроса на нефть в 2024 году на 2,3 млн б/с и на 1,9 млн б/с в 2025 году, МЭА — на 1 млн б/с (в июньском отчете оценка была снижена на 100 тыс. б/с) в 2024 году и на 1 млн б/с в 2025 году, а Минэнерго США (EIA) — на 1,1 млн б/с в 2024 году и на 1,5 млн б/с в 2025 году.

Реакция трех основных аналитических центров на решение ОПЕК+ была разной. МЭА лишь отметило, что цены на нефть упали из-за медвежьего настроя трейдеров.

ОПЕК обвинил в снижении цен действия спекулянтов, ожидания смягчения геополитических рисков, а также неопределенности в отношении денежно-кредитной политики центральных банков и смешанных экономических показателей. По расчетам альянса, финансовые менеджеры продали на фьючерсном рынке ICE Brent эквивалент 173 млн баррелей нефти, хедж-фонды и другие управляющие капиталом закрыли большой объем «бычьих» позиций по фьючерсам и опционам на фьючерсном рынке. В то же время они резко подняли короткие позиции до самого высокого уровня с ноября 2020 года. Совокупные чистые длинные позиции по фьючерсам и опционам на ICE Brent и NYMEX WTI упали до самого низкого уровня с января прошлого года, прокомментировали в ОПЕК.

EIA, понизив прогноз цены Brent на 2024 год на 4% — до $84/баррель из-за майского снижения, в то же время ожидают в IV квартале текущего года цену в $87/баррель и $88/барр. в I кв. 2025 года.

«Хотя цены на нефть первоначально упали после объявления ОПЕК+, мы ожидаем, что продление всех добровольных сокращений до III кв. 2024 года приведет к тому, что мировые запасы нефти продолжат падать до I кв. 2025 года и окажут повышательное давление на цены на нефть в этот период»,

— говорится в отчете Минэнерго США.

По подсчетам аналитиков EIA, коммерческие запасы нефти сократились примерно на 0,3 млн б/с в первой половине 2024 года, и снизятся в среднем на 0,6 млн б/с с III кв. 2024 по I кв. 2025 года, а затем начнется постепенный рост запасов, поскольку постепенный отказ от сокращений ОПЕК+ и рост предложения со стороны стран, не входящих в альянс, перевесит рост мирового спроса на нефть.

«Поскольку мировые запасы нефти будут расти на протяжении большей части 2025 года, мы прогнозируем, что цена на нефть Brent постепенно упадет в среднем до $83 за баррель к IV кварталу 2025 года»,

— считают эксперты. В то же время они ожидают, что некоторые производители ОПЕК+ будут удерживать добычу ниже целевых показателей, пытаясь ограничить наращивание мировых запасов нефти.

В Rystad Energy объяснили снижение цен после решения ОПЕК+ опасениями относительно спроса на бензин и дизтопливо из-за сокращения нефтепереработки, но полагают что в ближайшем будущем цены на нефть вырастут до $85 за баррель. Последние оценки аналитиков предполагают дефицит предложения нефти 1,6-2,2 млн б/с в III квартале текущего года с пиком в 2,4 млн б/с в августе, а в IV квартале дефицит может составить 0,4-1 млн б/с (в зависимости от роста предложения в 600 тыс. б/с, которое рынок не может объяснить). По мнению аналитиков, этот «необъяснимый рост предложения», вероятно, является отражением серьезного сокращения поставок ОПЕК+, но снизится после того, как группа начнет наращивать поставки.

Недоучтенный фактор

Кстати, не нужно забывать, что кроме официальных и добровольных квот у ОПЕК+ еще действует механизм компенсаций недосокращеных объемов.

«Мы придаем высокую значимость механизму компенсаций, потому что это значит (сокращение) примерно на 100 тыс. б/с в месяц с июля до конца сентября 2025 года. И нам это остро необходимо, потому что это часть картины спроса и предложения. И это просто справедливо»,

 — заявил министр энергетики Саудовской Аравии.

Так, Ирак и Казахстан уже обещали до конца 2024 года сократить добычу в целом на 1 млн б/с, недосокращенных в первом квартале. Июньское решение «Великолепной восьмерки» ОПЕК+ предполагает, что до конца июня Ирак, Казахстан, а также Россия представят график «недосдачи» с января 2024 года — эти объемы будут компенсированы теперь до конца сентября 2025 года.

По уже утвержденному плану Ирак должен компенсировать недосокращенные за I квартал 600 тыс. б/с, а Казахстан — 390 тыс. б/с. Пока эти объемы Ирак предполагает возмещать по возрастающей: с мая по сентябрь — по 50 тыс. б/с, в октябре–ноябре — по 100 тыс. б/с, в декабре — 150 тыс. б/с. Казахстан планирует компенсировать в августе 130 тыс. б/с, в октябре — 300 тыс. б/с, в ноябре — 40 тыс. б/с.

Россия, по данным ОПЕК, добывала в апреле — 9,3 млн б/с, в мае — 9,18 млн б/с, в то время как исходя из «добровольных обещаний» планировала добывать в апреле 9,1 млн б/с, в мае — 9,05 млн б/с, в июне — 8,979 млн б/с. Таким образом, Россия должна будет компенсировать порядка 330 тыс. б/с за апрель–май.

Доля ОПЕК+ в мировом балансе предложения нефти находится на самом низком уровне с 2015 года, но, как заявил министр нефти ОАЭ Сухейль Аль-Мазруи, альянс идет на жертвы ради стабильности рынка.

«Мы порой идем на настоящие жертвы. Вот эта группа замечательных восьми стран, которые входят в состав нашей организации, действительно, часто приносили свои интересы в жертву, добровольно принимая на себя обязательства по сокращению добычи, чтобы стабилизировать рынок. И эта группа как раз делает это и для стабильности рынка, и для потребителей»,

— сказал он.

Светлана Кристалинская