Posted 11 июня, 08:52

Published 11 июня, 08:52

Modified 11 июня, 08:54

Updated 11 июня, 08:54

Naturgy

Компания TAQA из Абу-Даби не смогла купить испанскую Naturgy

11 июня 2024, 08:52
Фото: echoroukonline.com
Naturgy

Сделка по поглощению испанской Naturgy эмиратской коммунальной TAQA отменена

TAQA не смогла купить крупнейшую газовую компанию Испании вместе с ее контрактами на импорт российского СПГ.

Испанский холдинг Criteria заявил, что не достиг соглашения с TAQA из Абу-Даби о потенциальной совместной заявке на поглощение испанской газовой компании Naturgy.

Ранее газета El Mundo сообщила, что TAQA решила отказаться от совместной заявки с Criteria, которой принадлежит 26,7% акций газовой компании. В TAQA информацию подтвердили.

В Criteria добавили, что изучают новые варианты для поддержки плана трансформации Naturgy, и обозначили свой приоритет в виде поиска долгосрочного инвестора.

TAQA вела переговоры с тремя крупнейшими акционерами Naturgy — Criteria и фондами прямых инвестиций CVC и GIP (у каждого по 20%+ акций, еще 10% принадлежит австралийскому фонду). Но в итоге сделка не сложилась, и причин этому не приводят. Однако есть вероятность, что Мадрид не захотел отдавать контроль над стратегическим активом (41% Naturgy) частникам, да еще и с Ближнего Востока.

Эмиратская TAQA, специализирующаяся на электроэнергетике и водоснабжении, намеревалась приобрести крупнейшую газовую компанию Испании, получив ее контракты на трубопроводные поставки газа из Алжира по Medgaz и долгосрочный контракт на импорт около 3 млрд кубометров российского СПГ ежегодно.

Учитывая, что рыночная стоимость Naturgy в понедельник составляла €24,3 млрд, этот шаг мог бы стать одним из крупнейших поглощений суверенного фонда благосостояния, пишет Reuters.

Напомним, бизнес из ОАЭ давно присматривается к европейской энергетике: у госнефтегазовой компании Абу-Даби ADNOC совместные проекты с австрийской OMV, даже были данные об ее интересе к покупке британской BP, но с англичанами тоже как-то не сложилось — Лондон тоже не захотел, чтобы «национальное достояние» ушло в руки ближневосточных компаний.