Posted 19 марта, 11:30

Published 19 марта, 11:30

Modified 19 марта, 11:37

Updated 19 марта, 11:37

Поднимут ли удары беспилотников цены на топливо

Поднимут ли удары беспилотников цены на топливо

19 марта 2024, 11:30
Эксперты не ждут дефицита топлива на внутреннем рынке топлива, но ведь нет гарантий, что атак на НПЗ больше не будет. Другое дело, что на производство больше влияют налоги, а не налеты.

Зима оказалась сложной для российских нефтяников. И дело не в низких ценах на нефть или росте налогов — российские НПЗ атакуют беспилотники. Правительство РФ, как будто предчувствуя, заранее запретило экспорт товарных бензинов и повысило норматив продаж дизтоплива на бирже. Поэтому и еще по ряду причин эксперты не ждут дефицита топлива на внутреннем рынке. Впрочем, атаки не прекращаются, а масштаб ущерба не озвучивается.

В конце декабря стало известно о технологическом инциденте на Нижегородском НПЗ ЛУКОЙЛа (Нижегороднефтеоргсинтез, НОРСИ), но только в январе компания сообщила об этом. По данным Ростехнадзора, из строя вышла установка каталитического крекинга из-за неисправности детали компрессора. Именно тогда впервые начались слухи о возможном запрете экспорта бензина, которые правительство категорически не подтверждало.

Через несколько недель атаке подвергся комплекс по переработке конденсата НОВАТЭКа в Усть-Луге, затем Туапсинский НПЗ. Минэнерго заявило, что уже через неделю НОВАТЭК возобновил работу, а Туапсинский НПЗ работал в основном на экспорт, поэтому влияния на внутренний рынок не окажет.

И хотя власти говорили, что ремонт на НОРСИ займет несколько недель, вскоре последовало решение о запрете экспорта товарных бензинов с 1 марта сроком на полгода, а также увеличения норматива продаж на бирже дизтоплива с 12,5% до 16%.

Впрочем, источники на топливном рынке полагают, что решение о запрете экспорта стало следствием неспособности правительства справиться с «серым экспортом» нефтепродуктов, то есть ситуацией, когда «непроизводители» покупают нефтепродукты как будто для внутреннего рынка, — за такие ГСМ правительство выплатило топливный демпфер, — а потом экспортируют их. Топливный демпфер — это выплаты нефтяникам из бюджета разницы в экспортных и внутренних ценах. «Серый экспорт» висит дамокловым мечом над Минэнерго и Минфином с начала 2023 года. Для борьбы с ним повышались экспортные пошлины, уточнялись категории «непроизводителей», но часть топлива просачивалась через регуляторный камень, с учетом экспорта в страны ЕАЭС и судя по тому, что ведомствам было поручено разработать меры для борьбы с напастью.

Вице-премьер РФ Александр Новак подчеркивал, что решение о запрете экспорта бензина с марта — превентивное, ситуация на рынке стабильная.

Взрывная волна топливных цен

С 11 марта инциденты на НПЗ начали происходить чуть не каждый день: атаке беспилотников подверглись Новошахтинский НПЗ, Волгоградский, Сызранский, Славянский, Новокуйбышевский, Рязанский и снова пострадал Нижегородский. Киришскому и Ярославскому НПЗ удалось предотвратить атаку.

После таких событий власти перестали комментировать, какие именно установки подверглись атаке и каковы масштабы разрушений.

Прошлыми летом-осенью правительство было вынуждено регулировать цены и поставки сельхозпроизводителям буквально в ручном режиме, президент РФ Владимир Путин потребовал, чтобы впредь такая ситуация не повторялась, выразив готовность поддержать любые меры, чтобы этого не допустить.

Минэнерго 13 марта заверило, что ситуация с топливообеспечением регионов и ценами на АЗС стабильная, а риски роста розничных цен на моторное топливо отсутствуют.

В то же время на бирже цена на бензин АИ-92 с начала года выросла с примерно 40 тыс. рублей за тонну до 52,6 тыс. руб./т, АИ-95 подорожал за три месяца с 43,2 тыс. руб./т до 62,4 тыс. руб./т, межсезонное дизтопливо с 53 тыс. до 68,7 тыс. руб./т.

Заметный рост наблюдался именно на прошлой неделе: цены на бензин АИ-92 выросли с 48,5 тыс. до 52,5 тыс. руб./т (на 8%), на АИ-95 — с 58,5 тыс. до 62,4 тыс. руб./т (на 7%), межсезонное дизтопливо с 62 тыс. до почти 68 тыс. руб./т (почти на 10%).

Минэнерго заверило, что предпринимает меры по обеспечению необходимой загрузки нефтеперерабатывающих мощностей одновременно с координацией действий нефтяных компаний и РЖД. Кроме того, в ведомстве указывают, что благодаря запрету экспорта бензина сформирован устойчивый профицит предложения на внутреннем рынке.

«С начала 2024 года среднесуточные отгрузки автомобильного бензина на внутренний рынок стали на 6% больше аналогичного периода прошлого года, а дизельного топлива — на 8% больше. На сегодняшний день запасы автомобильного бензина на НПЗ и нефтебазах компаний составляют 2 млн т, дизельного топлива — 3,5 млн т, что является высоким показателем готовности к сезону роста спроса.
В розничном сегменте цены стабильны и не увеличиваются с начала года. Текущий уровень оптовых цен на бирже формирует комфортный уровень доходности для стабильных цен на АЗС, вне зависимости от краткосрочных колебаний на оптовом рынке»,

— подчеркнули в Минэнерго.

Федеральная антимонопольная служба отчиталась, что договорилась с нефтяниками об увеличении до конца марта поставок топлива на биржу.

Первый замминистра энергетики РФ Павел Сорокин уверен, что дефицита топлива не будет:

«Могу заверить, что с точки зрения запасов и производственных мощностей, внутренний рынок закрыт. По дизельному топливу — с очень большим запасом, по бензину — тоже в профиците».

Кроме того, он призвал не расстраиваться из-за снижения переработки, подчеркнув, что тогда Россия просто увеличит экспорт нефти. Заметим, что в марте Россия может еще варьировать объем экспорта, заявленный в рамках ОПЕК+ между нефтью и нефтепродуктами, а с апреля ее обязательства предполагают снижение добычи, а не экспорта.

На рынке топлива дело не в БПЛА, а в логистике и налогах

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов считает, что, если исходить из текущего уровня производства и потребления моторных топлив, то проблем на внутреннем рынке возникнуть не должно даже с учетом инцидентов на ряде НПЗ.

«Некоторые НПЗ приостановили производство, но не прекратили, то есть не было сообщений о значимых повреждениях. Скорее, речь идет о приостановке, чтобы оценить ущерб.
Кроме того, часть этих НПЗ не производила моторных топлив вообще. Например, Новошахтинский — это завод, который специализируется на производстве нефтепродуктов низкого передела и их экспорте. В 2023 год там было произведено около 4,7 млн т нефтепродуктов, а экспортировано 4,1 млн т. То есть лишь 800 тыс. т нефтепродуктов было поставлено на внутренний рынок, но это не те нефтепродукты, которые мы покупаем на АЗС»,

— сказал он.

По словам эксперта, если исходить из перспективных объемов спроса, то текущих уровней производства «должно хватить с лихвой для его удовлетворения». А главная проблема, из-за которой может возникнуть дефицит, — это логистика, но она наблюдалась и в прошлом году.

Кроме того, опасность представляют панические настроения.

«Когда появляются сообщения об инцидентах, увеличиваются оптовые закупки и, даже если объем предложения, превышающий минимальные гарантированные поставки на биржу не меняется, может резко увеличиться объем спроса. На уровне розничных покупателей то же самое»,

— сказал Фролов.

Комментируя эффективность меры правительства по увеличению минимальных биржевых продаж дизтоплива, эксперт сказал, что это не самое главное.

«Больше всего на розничные цены влияют налоги, во вторую очередь — договоренности правительства с нефтяниками по сдерживанию цен в рознице на уровне годовой инфляции и лишь в третью очередь — оптовые цены, которые диктуются биржевыми котировками. Это означает, что даже если биржевые котировки, как это было в августе–сентябре 2023 года, будут превышать розничные цены рублей на 10, нефтяные компании все равно будут сдерживать розничные цены»,

— сказал он.

Рынок потерял 1% топлива из-за атак дронов на НПЗ

По словам эксперта, текущий объем поставок топлива на биржу уже превышает и действующие, и перспективные нормы минимальных поставок, то есть мера должна лишь успокоить оптовых покупателей.

«Если дефицита не будет на внутреннем рынке, а его быть не должно в текущих условиях, то в какой-то момент мелкий опт и розница столкнутся с тем, что у них не будут закупать, и это приведет к тому, что объем оптовых закупок на бирже сократится, потому что надо будет распродавать ранее закупленные объемы»,

— считает Фролов.

Эксперт отмечает, что часть мощностей, которые подверглись ударам беспилотников, были ориентированы на экспорт, часть — не обладали глубокой переработкой, а только собирались переходить на выпуск товарного бензина и дизтоплива, как например, Новошахтинский.

«Самый пострадавший, по крайней мере, то, что мы знаем, это Нижегородский НПЗ мощностью 17 млн т в год — там повреждена переработка сразу двух уровней. Сначала повреждена одна из двух установок каталитического крекинга, а затем установка первичной переработки мощностью 8-9 млн т в год, по крайней мере, об этом сообщается.
Возможно, есть вариант перенаправить потоки с других НПЗ, где производится продукция низкого передела, на вторичные установки НОРСИ. Но это сам завод должен оценить такую возможность»,

— сказал Фролов.

«Если оценить полный вывод из эксплуатации производства товарных автобензинов и дизтоплива, то речь может идти про выпадение порядка 1% товарных автобензинов, производившихся по состоянию на начало 2024 года и 1,5% — дизтоплива. Учитывая, что мы производим дизтоплива в 2 раза больше внутренних потребностей, то данное выпадение несерьезно»,

 — оценил аналитик. Эксперт напомнил, что на внутренний рынок Россия поставляет порядка 90% производимого бензина.

Кроме того, объем производства автобензинов на любом НПЗ можно варьировать в зависимости от потребностей рынка, поскольку часть бензинов производится за счет керосиновой фракции. Объем выпуска керосина можно сократить или увеличить, то есть потенциал роста производства бензина на предприятиях, которые продолжают работу, не исчерпан.

«Номинальная мощность НПЗ в РФ составляет 300 млн т, то есть с учетом текущей загрузки, дополнительный потенциал — около 25 млн т. Так считать не совсем правильно, поскольку есть оптимальные режимы загрузки, но потенциал мощностей, которые не в полной мере были задействованы в производстве нефтепродуктов, еще есть»,

— уверен Фролов.

Светлана Кристалинская

"