Posted 2 июня 2023,, 06:55

Published 2 июня 2023,, 06:55

Modified 2 июня 2023,, 09:38

Updated 2 июня 2023,, 09:38

Союзники на грани ссоры: напряженность в отношениях Саудовской Аравии и России растет

2 июня 2023, 06:55
Эр-Рияд стал разочаровываться в Москве: РФ, по-видимому, не выполнила свою часть сделки и не сократила добычу нефти, как обещала.
Сюжет
ОПЕК

Россия же настаивает, что сокращает нефтедобычу по плану, однако аналитики утверждают обратное. Досада саудитов понятна, поскольку королевство не только теряет долю наиболее важного для себя азиатского рынка, но и не видит эффекта от собственного сокращения добычи нефти на 500 тыс. б/с — цены на нефть не растут так, как хотелось бы, пишет автор OilPrice.

За несколько дней до ключевой встречи ОПЕК+, которая состоится 4 июня, ведущие производители альянса Саудовская Аравия и Россия расходятся во мнениях относительно политики добычи нефти.

Эр-Рияд все больше разочаровывается в Москве, которая, по-видимому, не выполнила свою часть сделки и не сократила нефтедобычу, как обещала, что затрудняет реализацию плана Саудовской Аравии по повышению цен на черное золото до $81 за баррель — уровня безубыточности для королевства.

Официальные лица Саудовской Аравии уже высказали свое негодование и попросили российских чиновников о том, чтобы Россия сдержала обещание сократить добычу нефти на 500 тыс. б/с до конца года, пишет The Wall Street Journal, ссылаясь на источники, близкие к обсуждению вопроса.

Россия же настаивает, что сокращает добычу нефти, как и планировалось. Но аналитики в это не верят, и, поскольку Москва прекратила публиковать официальные данные об уровнях своей нефтедобычи, рынок отслеживает информацию с помощью передвижения нефтяных танкеров. Да, Россия заявила, что сокращение добычи на 500 тыс. б/с с ее стороны продлится до конца 2023 года, но данные об экспорте сырой нефти за последние недели не отражают каких-либо сокращений — напротив, российский экспорт сырой нефти морем растет. Данные свидетельствуют, что даже если Россия выполнит свои обязательства по сокращению добычи, ее поставки нефти на международные рынки растут и будут расти, особенно это касается ключевых для саудитов рынков Азии, где долгое время доминировали Саудовская Аравия и другие ближневосточные производители, то есть рынков Китая и Индии.

Благодаря скидке на свою сырую нефть РФ агрессивно наращивает долю на рынке двух крупнейших стран-импортеров. В настоящее время Россия является поставщиком номер один как в Китае, где ранее в этом году она сместила Саудовскую Аравию с первого места, так и в Индии, где российской нефти сейчас продается больше, чем иракской и аравийской вместе взятых, согласно данным Vortexa.

Разочарование Саудовской Аравии понятно, ведь страна не только теряет свою долю рынка в наиболее важном азиатском регионе, но и не получает отдачи от собственного сокращения добычи на 500 тыс. б/с — оно не помогает поднять цены на нефть. Стоимость черного золота сейчас находится примерно на том уровне, на котором была до внезапного для рынка добровольного сокращения добычи рядом стран-участниц сделки ОПЕК+, объявленного в начале апреля.

Для России увеличивать объем поставок нефти двум крупнейшим импортерам Азии выгодно, поскольку Индия и Китай принимают в своих портах танкеры так называемого «теневого флота» и не следуют указаниям G7 относительно ценового потолка на российскую нефть, установленного на уровне $60 за баррель.

В мае Международное энергетическое агентство (МЭА) заявило, что России пока не удалось сократить добычу нефти на 500 тыс. б/с, более того, возможно, РФ даже наращивает добычу, чтобы компенсировать нефтяные доходы, упущенные из-за дисконта на свое сырье.

Россия, со своей стороны, устами вице-премьера Александра Новака намекает, что предпочла бы, чтобы ее партнеры по ОПЕК+ оставили все без изменений (Новак заявил, что не ожидает каких-либо изменений в политике ОПЕК+ на следующем заседании альянса), поскольку Москву устраивают текущие цены и квоты на добычу нефти.

В конце мая президент России Владимир Путин заявил, что цены на энергоносители приближаются к «экономически обоснованному» уровню, добавив, что Россия продолжает выполнять свои обязательства по поставкам энергоресурсов.

Однако для Саудовской Аравии цена на нефть ниже $80 не кажется «экономически оправданной». Бюджет Саудовской Аравии в этом году должен быть близок к сбалансированному по сравнению с профицитом в 2,5% в прошлом году из-за более низкой ожидаемой средней цены на нефть в 2023 году — $85 долларов за баррель по прогнозам Fitch. Вот только пока до прогнозной цены далековато, отсюда и недовольство Эр-Рияда Москвой по поводу предстоящих действий в рамках сделки ОПЕК+.

Ранее в мае Международный валютный фонд (МВФ) заявил, что Саудовской Аравии необходимы цены на нефть на уровне $80,9 за баррель для балансировки бюджета в этом году.

Согласно изданию Journal, недавно экономические советники сообщили руководству Саудовской Аравии, что, по их подсчетам, королевству понадобятся высокие цены на нефть в течение следующих пяти лет, если кронпринц Мохаммед бен Салман и его окружение хотят, чтобы амбициозные проекты КСА, включая футуристический проект NEOM стоимостью $500 млрд, были реализованы.

Добавим, перед тем как Россия намекнула на то, что предпочла бы, чтоб ОПЕК+ оставила уровень добычи на прежнем уровне, министр энергетики Саудовской Аравии, принц Абдель Азиз бен Салман снова предостерег трейдеров (спекулянтов, по его словам) от торговли короткими позициями по нефтяным фьючерсам.

Учитывая, что ОПЕК+ ввела шортеров в заблуждение, когда объявила о неожиданном сокращении добычи в апреле, комментарии самого важного нефтяного чиновника крупнейшего мирового экспортера сырой нефти на прошлой неделе стоит принять в расчет, считают аналитики.

«Возможно, Саудовская Аравия хочет держать трейдеров в напряжении, но угрозы, не приведенные в исполнение, могут быть восприняты, как слабость. Пусть действия, предпринятые лишь одной из сторон, могут не дать такого же эффекта, как групповое сокращение нефтедобычи, их все же не стоит игнорировать»,

— считает Крейг Эрлам, старший рыночный аналитик OANDA.

Адаптированный перевод Марии Зайцевой