Posted 13 января 10:50

Published 13 января 10:50

Modified 13 января 10:56

Updated 13 января 10:56

Нефтегазохимия присмотрелась к России

13 января 2023, 10:50
Ожидается, что на горизонте 15 лет отрасль нефтехимии будет расти темпами больше чем 4% в год и концентрироваться на внутреннем рынке.

В 2022 году российская нефтегазохимия была вынуждена преодолевать массу трудностей. Еще весной прогнозировался глубокий кризис в отрасли, однако она смогла выстоять и даже реализовать ряд важных проектов. Судя по всему, 2023 год может принести отрасли как новые вызовы, так и новые возможности, смотря с какой стороны посмотреть.

Очевидно, что ключевыми факторами для российской нефтегазохимии в прошлом году стали санкции Европейского союза и США, которые, с одной стороны, перекрыли ей доступ технологиям и оборудованию, а с другой — ввели ограничения на российский экспорт.

Напомним, что отрасль столкнулась с нарушением долгосрочных соглашений и всех норм ВТО. С компаниями из РФ отказались работать иностранные лицензиары и инжиниринговые подрядчики, причем даже по уже действующим контрактам, были введены запреты на поставку оборудования.

Кроме того, 10 июля в отношении РФ в рамках санкционных ограничений начал действовать запрет на экспорт широкого ассортимента химпродукции. В частности, запрет коснулся полипропилена и сополимеров пропилена. Ранее Россия занимала 42% на европейском рынке этой продукции. В санкционных пакетах также содержится запрет на импорт метанола, минеральных удобрений, серной кислоты, а также многих других продуктов российской нефтехимии.

Экспорт упал — производство удержалось

Согласно информации CREON Group, экспорт химической продукции из России в страны дальнего зарубежья за январь–сентябрь 2022 года сократился на 25%, а производство — только на 3,2%. В частности, по данным Евростата, экспорт аммиака безводного и в водном растворе из России в Евросоюз в январе–сентябре 2022 года составил 259 тысяч тонн, что на 64,5% меньше, чем за аналогичный период 2021 года. Но в денежном выражении экспорт аммиака в 2022 году составил €378,7 млн, что на 53,4% больше, чем годом ранее.

Ранее в российском Минпромторге прогнозировали, что экспорт удобрений из России по итогам 2022 года может снизиться на 10%. Сократился и экспорт метанола, главным образом за счет европейского направления. Хотя в 2021 году в европейские страны было поставлено почти 1,8 млн тонн этого спирта, который активно используется в химической и автомобильной промышленности, фармацевтике, для обработки древесины и строительства, а также добавляется в топливо.

В первом полугодии 2022 года поставки российского полиэтилена в Евросоюз выросли на 63%, до 136 тысяч тонн, полипропилена — на 43%, до 196 тысяч тонн. Кроме того, на 68%, до 82 тысяч тонн вырос экспорт полиэтилена в Турцию, полипропилена — на 1%, до 93 тысяч тонн. Дело в том, что европейские страны старались увеличить закупки в ожидании эмбарго. Поэтому очевидно, что ближайшие несколько месяцев в ЕС не будут испытывать острой необходимости в этих продуктах, но потом ситуация может поменяться. Цены на основные виды пластмасс в Европе уже значительно выросли. Впрочем, это уже проблема европейской промышленности.

Сложности российской отрасли заключаются в том, что ей, с одной стороны, необходимо в кратчайшие сроки найти новые рынки сбыта, скорее всего, в Азии, и развивать пути ее доставки в этот регион, в частности, мощности «Восточного полигона». А с другой — заниматься общей перестройкой традиционной экспортной бизнес-модели, которая не предусматривала продуманного развития рынков сбыта нефтегазохимии в России. Ведь, по сути, только с введением новых западных ограничений отечественные компании стали заниматься активным импортозамещением, а также отвоевывать внутренний рынок у западных брендов. Сокращение производства продукции нефтегазохимии всего на 3,2% на фоне уменьшения экспорта на 25% как раз и свидетельствует, что этот процесс уже начался.

Надежда на новые проекты

Согласно результатам опроса Telegram-канала RUPEC, эксперты отрасли выделили в качестве наиболее значимых событий 2022 года создание или предпосылки к созданию отечественных логистических или перерабатывающих мощностей. В частности, они отметили, что после прекращения работы аммиакопровода на Украине «Тольяттиазот» решил вернуться к реализации масштабного инвестиционного проекта, начатого более 20 лет назад, а именно строительства собственного перевалочного комплекса аммиака и минеральных удобрений мощностью 5 млн тонн в год в морском порту Тамань. Строительство данного терминала называли стратегически важным решением для России.

Был также отмечен запуск СИБУРом производства ПЭТ-гранул с вовлечением вторсырья на предприятии «Полиэф» в Башкортостане. Как рассказала вице-премьер правительства РФ Виктория Абрамченко, старт нового производства сразу на 10% увеличивает переработку ПЭТФ в РФ. Экспертам показалось важным и инвестсоглашение СИБУРа с Минэнерго о модернизации действующих и создании новых мощностей «Нижнекамскнефтехима», «Казаньоргсинтеза» и «Запсибнефтехима» на сумму около 400 млрд рублей и права на обратный акциз.

По этому соглашению компания реализует комплекс проектов по производству востребованных среди российских переработчиков материалов: полипропилена, каучуков, различных видов полиэтилена, поликарбонатов и других. Кроме того, планируется запуск производства продуктов мало- и среднетоннажной химии, которые пока не имеют отечественных аналогов.

Был отмечено решение Владимира Путина поддержать требования по утилизации всей упаковки ее производителями. Напомним также, что в конце декабря 2022 года президент РФ принял участие в церемонии запуска первой очереди завода «Титан-Полимер» по выпуску биаксиально-ориентированной полиэтилентерефталатной (БОПЭТ) пленки на территории ОЭЗ «Моглино» в Псковской области.

Эксперты проголосовали и за проект «Росатома» по созданию Федерального центра химии в Усолье-Сибирском. Предполагается, что в этот центр войдут мало- и среднетоннажные химические производства по переработке полезных ископаемых и отходов лесной промышленности.

Было замечено и предоставление «Иркутской нефтяной компании» право на возврат вычета по НДПИ на сумму 150 млрд рублей до 2025 года для строительства завода полимеров в Усть-Куте, а также запуск на пермском предприятии «Метафракс» производство параформальдегида, который является важнейшим шагом к обеспечению технологического суверенитета для промышленности всей России.

Касаясь экспортных возможностей отрасли, большинство специалистов считает, что, несмотря на санкции, российская нефтехимия востребована в мире. При этом в настоящее время в ЕС созданы препятствия для ее транспортировки, поэтому необходимо наращивать мощность новых логистических маршрутов, в том числе начать поставки продуктов нефтегазохимии по Северному морскому пути, увеличивать автомобильные перевозки по транснациональному коридору от Санкт-Петербурга до Владивостока.

Нефтегазохимия как драйвер развития российской экономики

Директор практики «Газ и химия» «ВЫГОН Консалтинг» Дмитрий Акишин в своем комментарии отметил, что даже с учетом лавины санкций и прочих нерыночных ограничений на сотрудничество с международными компаниями (сырье, катализаторы, технологии, оборудование, рынки сбыта) явных провалов в работе российской нефтегазохимии пока не наблюдается. Напротив, основная часть наиболее важных и срочных задач по снижению бизнес-рисков на сегодняшний день решена. Это, несомненно, является победой, хотя сделать предстоит еще очень многое.

Эксперт считает, что основная часть ограничений, которые теоретически можно было установить, уже введены:

«К сожалению, некоторые ответные решения по обеспечению непрерывной деятельности производств носят временный характер, и организация более эффективных цепочек поставок займет не менее 1-2 лет. Также вероятно сохранение высокой волатильности на сырьевых и продуктовых рынках в ближайшие 2-3 года. Но учитывая значительную долю сырья в себестоимости нефтегазохимической продукции, высокие цены на нефть и газ будут создавать поддержку для российских производителей. Также еще предстоит обеспечить доступ к технологиям и оборудованию для новых проектов, которые будут являться одними из драйверов развития российской экономики. Их реализация кратно увеличит отраслевые мощности»,

— подчеркнул Акишин.

Он напомнил, что основная часть снижения российского экспорта нефтегазохимии связана с европейским направлением. Кроме того, свою негативную роль сыграли и страны Северной Америки, потреблявшие наши азотные удобрения:

«АТР является крупным рынком нефтегазохимии, и в большинстве сегментов в регионе ожидается рост спроса в средне- и долгосрочной перспективе. После ввода ограничений на поставки российские компании сразу начали работу по их переориентации. Увеличение транспортного плеча и рост тарифов на ж/д перевозки по России ухудшили экономику поставок. Несмотря на последовавшее принятие субсидий на транспортировку, экспорт продукции восстановился не в полном объеме. В 2023 году объем экспорта нефтегазохимии вряд ли выйдет на уровень 2021 года, но среднемесячные темпы, вероятно, будут выше показателей второй половины 2022 года»,

— рассказал эксперт.

По его словам, вопрос обеспечения отрасли транспортной инфраструктурой стоит уже не один год. И в 2022-м его статус изменился с «важного» на «критический»:

«Проекты по развитию перевалки существуют уже давно, большинство планируемых нефтегазохимических производств также подразумевало строительство терминалов под собственные нужды. Часть новых транспортных мощностей, вероятно, будет введена, но по самым оптимистичным прогнозам на это потребуется не менее 2 лет. Это одна из задач, в которой целесообразно участие государства, как минимум в части финансирования, а также ускорения проведения разрешительных процедур»,

— отметил Акишин.

Давая прогноз на 2023 год, эксперт заметил, что на внутренний рынок нефтегазохимии России в текущем году будут влиять разнонаправленные факторы:

«С одной стороны, негативное влияние окажут экспортно-ориентированные отрасли-потребители нефтегазохимии. С другой, вынужденное импортозамещение в других сегментах будет оказывать положительное влияние на спрос. Таким образом, динамика спроса, вероятно, будет колебаться в районе нуля»,

— резюмировал эксперт.

ФАС приготовилась

Минэнерго РФ прогнозирует, что на горизонте 15 лет отрасль нефтехимии будет расти темпами больше чем 4% в год. Хотя структура потребления нефти будет меняться, отрасль продолжит концентрироваться на внутреннем рынке.

Стоит отметить, что к активному развороту в сторону внутреннего рынка нефтегазохимии уже приготовилась в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) России. В декабре 2022 года ФАС разработала дорожную карту развития биржевой торговли, которая предусматривает расширение номенклатуры товарно-сырьевой продукции, реализуемой на бирже, в том числе химической и нефтегазохимической. Отмечается, что это позволит создать рыночную систему ценообразования на внутреннем рынке, сформирует отечественные индикаторы и снизит зависимость от зарубежных поставщиков ценовой информации.

Российский экологический оператор (РЭО) сообщил о том, что биржа вторичных материальных ресурсов запустит индекс цен на сырье: пластик, стекло, бумагу, алюминий, органические отходы.

Что же касается экспорта, то стоит напомнить, что в основном первичные продукты нефтегазохимии попадают на рынок тогда, когда они не находят применения внутри страны. То есть для конкурентоспособности российской нефтегазохимической отрасли необходимо создавать проекты по применению продуктов по всей остальной экономической цепочке, вплоть до конечного потребителя. В качестве примера стоит взять американский экспорт этана, который в 2022 году достиг 9 млн тонн. При этом это все равно небольшая доля от перерабатываемого этана внутри США, та ее часть, которая оказалась избыточной для заводов США.