Posted 30 декабря 2022, 09:13

Published 30 декабря 2022, 09:13

Modified 30 декабря 2022, 09:15

Updated 30 декабря 2022, 09:15

Игорь Юшков: Китай без локдаунов — это увеличение спроса на 2 млн баррелей в сутки

30 декабря 2022, 09:13
Игорь Юшков
Первопричины энергокризиса никуда не ушли — стоит ожидать роста цен на нефть

Западные СМИ констатируют падение российского экспорта. Wall Street Journal со ссылкой на данные Kpler сообщает, что экспорт российской нефти морским путем снизился в декабре на 22% по сравнению со средними показателями за текущий год. Однако уточняется, что это снижение вызвано не только введением «потолка» цен, но и падением спроса в Китае на фоне ковидных ограничений.

В то же время, по данным анализа Kpler, с 5 декабря как минимум 18 партий российской нефти были погружены на танкеры, застрахованные на Западе. Один из представителей рынка заявил, что требуемые перестраховщиками исключения по военным рискам создают «огромные проблемы» для компаний, пытающихся застраховать активы.

Это свидетельствует о продолжении экспорта, в том числе и за счет западных компаний. Впрочем, это не удивительно. Ведь президент России подписал указ об ответных мерах на ограничение стоимости российской нефти только 26 декабря. Причем этот документ, запрещающий поставки нефти государствам и компаниям, придерживающимся условий по ограничению цен, начинает действовать только с 1 февраля.

Поэтому пока рано судить о том, как подействовал «потолок» на российский экспорт, как, впрочем, и действие ответа России на мировую торговлю. В западных СМИ лишь констатируют, что страхование российской нефти западными компаниями снижает опасения по поводу нехватки предложения в 2023 году. То есть медленная реакция РФ на ограничение стоимости российских углеводородов пока очень выгодна покупателям.

При этом все понимают, что следующий год будет сложным и потребует от российской нефтегазовой отрасли большой гибкости. Вице-премьер Александр Новак уже заявил о том, что по итогам 2022 года добыча черного золота в России вырастет примерно на 2%, до уровня 535 млн тонн, а экспорт нефти на 7,5%, до 242 млн тонн. Однако далее, по его словам, отрасль ждет переходный период, поскольку антироссийские рестрикции неизбежно приведут к сокращению добычи нефти в России на 500-700 тысяч баррелей в сутки, это примерно 5-7% от общего объема.

Вице-премьер считает, что к весне 2023 года Россия рассчитывает отладить поставки нефти на новые азиатские и ближневосточные рынки, после чего станет возможным восстановление показателей добычи. Важнейшим фактором здесь станет динамика спроса на топливо в Китае. Кроме того, Новак сообщил, что правительство РФ готовит порядок реализации указа президента о контрмерах по «потолку» цен на российскую нефть, он выйдет после праздников.

До сих пор непонятно как будут обходиться без российской нефти в ЕС. Например, в правительстве Германии сообщили, что государство с начала лета «готовится к замещению российского экспорта нефти». НПЗ в Шведте, который до сих пор получал российскую нефть, «снабжается достаточным количеством сырья» из портов в Ростоке и Гданьске.

Однако позже стало известно, что АО «Казтрансойл» уже подало заявку в «Транснефть» на транспортировку в 2023 году 1,2 млн тонн нефти в Германию, и Россия, по словам Новака, готова одобрить заявку Казахстана на транспортировку казахстанской нефти через магистральный нефтепровод «Дружба» в Германию. Так что теперь НПЗ в Шведте будет получать по российскому нефтепроводу не российскую нефть, а казахскую. Видимо, отличать «хорошую» казахскую нефть от «плохой» российской — это и есть подготовка к замещению российского сырья.

Более того, стало известно, что Брюссель ведет подготовку отказа от эмбарго на российские нефтепродукты. Так в отчете Центра развития энергетики (ЦРЭ) говорится, что страны ЕС могут постараться смягчить фактическое применение эмбарго на поставку нефтепродуктов из России, которое вступает в силу 5 февраля 2023 года, поскольку на данный момент у Европы нет полноценной замены российским нефтепродуктам. Оказывается, в ЕС не учли, что Китай начнет постепенно выходить из локдаунов.

«До сих пор у стран Запада, вероятно, присутствовали ожидания, что замедление экономического роста в мире приведет к снижению спроса на нефть, что позволит заменить российские поставки относительно безболезненно. Однако решение властей Китая смягчить локдауны из-за коронавируса может изменить динамику спроса на нефть в мире даже в том случае, если в западных странах потребление действительно будет значимо сокращаться»,

— говорится в отчете ЦРЭ.

О том, как заканчивается 2022 год для российской нефтяной отрасли и что ей ждать в наступающем 2023-м, «НиК» спросил у ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при Правительстве РФ Игоря Юшкова.

Ответ рыночный

«Российское руководство выбрало мягкий, рыночный вариант ответа на «потолок» цен на нефть России. Хотя обсуждался более жесткий вариант, в том числе и создание единого экспортного канала. Однако правительство сделало ставку на то, что компании и рынок сами повторят ситуацию весны 2022 года, когда сначала сократился экспорт российской нефти и повысились скидки до $35 на каждый баррель. Но к осени уже восстановились объемы экспорта, и постепенно снижалась скидка. К 1 декабря она достигала максимум $18 за один баррель. Российское руководство учло этот позитивный опыт, и посчитало, что бизнес сам сможет решить эти проблемы.

Сейчас опять будет наблюдаться сокращение экспорта, а также повышение скидок на российское сырье на мировых рынках. Поскольку, по всей видимости, у нас недостаточно танкеров. Но через полгода объемы экспорта могут вернуться к прежним значениям, а скидка уменьшится. Пока правительство РФ решило как можно меньше влезать в рыночное ценообразование и не мешать бизнесу нормально работать.

Для России сейчас главное — найти достаточное количество танкеров для перевозки российской нефти на азиатские рынки. То есть создать лояльный флот. При этом соблюдать «потолок» цен бессмысленно, так как он будет пересматриваться в сторону понижения, так как формально «потолок» цен должен быть ниже на 5% средней стоимости российской нефти за последние два месяца», — отметил эксперт.

В плену ковида и призрака рецессии

«Введение «потолка» цен на российскую нефть, а также ответные меры РФ радикально на рынок не повлияли. Все ждут подтвержденной статистики по экспорту российской нефти после 5 декабря. Если будет существенное сокращение — это толкнет цены вверх. Но все сомневаются даже в статистике, поскольку непонятно, как работает теневой флот, сколько и куда он перевозит нефти. Поэтому важны и данные об объеме производства нефти в РФ. Таким образом, фактор «потока» и ответных мер на него будет, скорее всего, чуть позже влиять на нефтяные цены.

Сейчас все смотрят, что будет с мировой экономикой: в ЕС вроде уже началась рецессия, США балансируют на грани. Угроза глобальной рецессии толкает нефтяные цены вниз. С другой стороны, Китай снимает ковидные ограничения, потребление нефти в Поднебесной начинает расти. И это толкает цены вверх. Уже появились прогнозы, что полное снятие всех ковидных ограничений в Китае приведет к росту потребления нефти в мире на 2 млн баррелей нефти в сутки. И это довольно существенно. При этом пока идут слухи и о росте заболеваемости в КНР, а также на рынке присутствуют опасения возврата Пекина к жестким локдаунам», — отметил Юшков.

Цены непредсказуемы

«Фундаментальные проблемы нефтяного рынка никуда не делись. По-прежнему сокращаются инвестиции в добычные проекты, присутствует недоинвестирование. И в этом году, при турбулентности и скачках стоимости сырья приток инвестиций оставляет желать лучшего. 2022 год ничего не изменил, первопричины энергокризиса никуда не ушли. Поэтому стоит ожидать роста цен на нефть. Просто фундаментальные причины толкают стоимость нефти вверх, а монетарный фактор борьбы с инфляцией и сжимание денежной массы плюс угроза глобальной рецессии, наоборот, снижают стоимость сырья. На рынке присутствует нестабильность, поэтому предсказать, сколько будет стоить нефть в следующем году, никто не может. Но цены все равно будут достаточно высокими — $70-80 за баррель. Причин для большего обрушения стоимости сырья нет», — считает Игорь Юшков.