Posted 29 декабря 2022, 10:34

Published 29 декабря 2022, 10:34

Modified 29 декабря 2022, 10:38

Updated 29 декабря 2022, 10:38

Россия и Китай дают рынку ЕС второй шанс?

29 декабря 2022, 10:34
Старый Свет активно вкушает «радости» энергетического покровительства США, однако альтернативы для ЕС все еще сохраняются

Политическая турбулентность на мировой арене стремительно перекраивает энергетические рынки: меняет логистику, влияет на заключение новых долгосрочных контрактов, заставляет покупателей и продавцов углеводородов работать в новых непривычных для них условиях.

Сильнее всего это проявляется на европейском рынке, который по разным причинам стремительно отказывается от поставок нефти и газа из РФ, пытаясь компенсировать их закупками с Ближнего Востока, США, Латинской Америки, Западной Африки и даже Азии (особенно когда речь идет о продуктах нефтепереработки). Но, несмотря на такой необычный год, мир до сих пор не поделился на два четко выраженных противоборствующих лагеря, а Россия и КНР даже открыто говорят, что торговлю с Европой, включая энергоносители, пока рано списывать со счетов.

В конце декабря в интервью ТАСС вице-премьер РФ Александр Новак рассказал, что в 2022 году Россия значительно нарастила поставки СПГ в Европу. За 11 месяцев в Старый Свет было доставлено до 19,4 млрд кубометров газа, а по итогам года этот показатель, может составить 21 млрд. Александр Новак подчеркнул, что дефицит газа в Европе сохраняется, но РФ готова возобновить поставки по газопроводу «Ямал — Европа», остановленный по политическим мотивам.

«Мы продолжаем рассматривать Европу как потенциальный рынок для сбыта нашей продукции»,

— добавил Новак.

Примечательно, что о сохранении связей со Европой говорят и в Китае. Еще в конце ноября министр иностранных дел КНР Ван И в ходе телефонного разговора со своим итальянским коллегой Антонио Таяни заявил, что перемены в международной обстановке не влияют на политику Пекина в отношении Евросоюза, а сами отношения Китая и ЕС не должны никем контролироваться. Вполне очевидно, что под «кем-то» Ван И подразумевал США, руководство которых довольно активно старается изолировать европейский рынок, особенно рынок энергоносителей, от всех, кроме американских компаний.

ЕС бесповоротно идет под «энергетическое крыло» США?

Безусловно, глава МИДа КНР, как и вице-премьер РФ, должны стараться сохранять все возможные контакты со странами, торговля с которыми напрямую влияет на экономику их государств. Было бы странно, если эти политические деятели облегчали бы работу американским политикам, добровольно сдавая европейский рынок конкурентам из США. Однако не стоит считать, что такие заявления делались исключительно ради «галочки», тем более что политические элиты самого ЕС проявляют все больше недовольства действиями Вашингтона.

В октябре этого года министр финансов Франции Брюно Ле Мэр сообщил, что «Вашингтон продает СПГ на мировом рынке в четыре раза дороже, чем на внутреннем». Следом за ним президент Франции Эммануэль Макрон, уже не стесняясь в выражениях, обвинил США в том, что они наживаются на энергокризисе в Евросоюзе. По мнению главы Франции, Соединенные Штаты формируют двойные стандарты по принципу «для себя газ дешевле, для Европы — дороже». Безусловно, надо делать поправку таких заявлений на предмет популизма, поскольку большую часть СПГ из США в Европе продают как раз именно европейские компании, и больше всех — французская TotalEnergies.

Но негодование Парижа можно понять. Все-таки даже в середине декабря, когда цены на TTF опустились до $1300–1500 за тыс. кубометров, что по меркам 2022-го для ЕС даже дешево, в США средняя цена на Henry Hub составляла $227 за тыс. кубометров, что даже с прибавлением цен на сжижение, фрахт и ряда других затрат, которые не учитывает механизм ценообразования на американском хабе, все равно значительно ниже для компаний в Штатах, чем для компаний в ЕС. О каком равном партнерстве и здоровой конкуренции между компаниями по обе стороны Атлантики можно говорить в таких условиях?

В конечном счете американская нефтегазовая отрасль — это очевидный бенефициар происходящего в Европе: высокие цены на газ, остановка и взрывы российских трубопроводов, переход от импорта по магистралям к закупкам СПГ. Нефте- и газодобытчики США сегодня получают гарантированное расширение объемов по сбыту в ЕС, стимулируя инвестиции в отрасль, следовательно, в экономику Америки, а европейские потребители и промышленность платят все больше.

В начале декабря проблему отношений с США, но уже в контексте угрозы оттока капитала из ЕС из-за «Закона об инфляции» (IRA) в Штатах, обозначил председатель комитета по торговле в Европарламенте Бернд Ланге. Он прямо сказал, что ЕС и США уже не смогут договориться по ситуации вокруг субсидирования Вашингтоном американских компаний за счет IRA и что Брюсселю нужно подать жалобу в ВТО. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен была менее дипломатичной, предупредив об угрозе начала новой торговой войны ЕС с США.

При всем консенсусе политических элит Соединенных Штатов и Европы относительно РФ и даже отчасти Китая в экономическом плане Вашингтон относится к Брюсселю даже не как ко второсортному союзнику, а как к колонии. Когда-то Лондон запрещал промышленное производство на территории своих колоний, оставляя это правило только для себя — метрополии Британской империи. Белый дом в чем-то повторяет такую политику, делая все, чтобы крупные предприятия в Старом Свете «эвакуировались» в ту самую «метрополию» — только вместо Великобритании это теперь США.

По сути, пока Штаты решают собственные задачи по развитию нефтегаза, наращивая экспорт СПГ до 48 млрд кубометров за 10 месяцев 2022-го (в 2021-м было 26 млрд), инвестируя в проекты Plaquemines LNG, Golden Pass LNG, Corpus Christi III и привлекают капиталы из Европы на свою территорию, в Старом Свете:

  • падают объемы производства удобрений. Норвежская Yara, ключевой поставщик для рынка ЕС, сокращает на 35% использование аммония в производстве азотных удобрений и снижает производство до 3,1 млн т из-за рекордных цен на газ, причем после уже состоявшегося 40-процентного сокращения производства в ноябре 2021-го;
  • производство стали в 2022 году сократится на 4%, по данным Ассоциации европейских производителей стали;
  • снижается активность заводов по производству цемента. Один из крупнейших в мире производителей цемента, немецкий Heidelberg Materials за первые 3 квартала уменьшил производство на 6% и теперь старается запускать заводы в те часы, когда электричество в ФРГ дешевле всего, включая выходные;
  • химическая отрасль сокращает рабочие места и выпускает меньше продукции. К примеру, BASF уменьшит ежегодные расходы в ЕС на 10%, или на €500 млн, до 2024 года, включая сокращение рабочих мест;
  • Volkswagen теперь намерен строить gigafactory — объект по производству аккумуляторов для электромобилей — не в Европе, а в США или в Китае. Шведская Northvolt, кстати, уже решилась на перенос своего завода в Америку;
  • Крупнейшая в мире инвесткомпания BlackRock и крупнейший управляющий активами в Евросоюзе Amundi в этом году полностью избавились от европейских активов.

Очевидно, что в таких условиях экономика Евросоюза в кратчайшие сроки станет неконкурентоспособной по отношению к американским компаниям, не говоря уже об азиатских.

КНР и Россия — альтернатива для ЕС… даже при американизации рынка?

У Евросоюза, если он не хочет полностью попасть под контроль американского капитала, перестраивающего под себя рынок энергоносителей в регионе, остается не так много вариантов. Руководству стран ЕС необходимо хотя бы зафиксировать те торговые отношения с РФ, которые еще остались, включая прокачку газа по «Турецкому потоку», украинской ГТС. Более того, в условиях, когда ЕС уже решил отказаться от нефтепродуктов из России, надо спешно искать альтернативные поставки топлива. Китай мог бы с этим помочь. Да, бензин, дизель и другие продукты нефтепереработки все больше закупаются европейскими государствами у стран Ближнего Востока и других поставщиков, но нет гарантий, что такие объемы полностью заменят российские.

НПЗ Китая могут сыграть в решении такой проблемы ключевую роль, поскольку мощностей у Поднебесной становится все больше, как и ресурсной базы для них, а российская нефть с дисконтом — все более желанный продукт на рынке Поднебесной. В этом году КНР запустила:

  • нефтехимический комплекс Shenghong мощностью 320 тыс. б/с;
  • НПЗ Guandong Petrochemical (400 тыс. б/с);
  • в ближайшие 2 года заработают еще нефтехимические комплексы Yulong (400 тыс. б/с) и Huajin Aramco (300 тыс. б/с).

В ноябре этого года Китай нарастил производство нефтепродуктов до почти рекордных значений — 14,5 млн б/с, показатели выше фиксировались только дважды в истории наблюдений. Традиционно китайские нефтепереработчики экспортируют свой товар в первую очередь в азиатские страны. Продажи на европейский рынок для них носят ситуативный характер.

Однако увеличение НПЗ мощностей в КНР в целом позволяет перенаправить топливо от других стран, предназначенное для Азии, в сторону ЕС. Долгосрочные контракты европейских потребителей с независимыми или даже с государственными НПЗ Китая могли бы стать неким «спасательным кругом» для Евросоюза, если на его территории вдруг возникнет угроза дефицита.

Отчасти это касается и поставок СПГ. В середине декабря в Институте энергетической экономики CNOOC предупредили, что рост спроса на газ в КНР в 2023-м на 7% гарантировано создаст проблемы для ЕС, поскольку Европе придется готовиться к зиме 2023/24 годов в условиях минимальных по объему поставок газа из РФ. ЕС было бы логично помимо соглашений с экспортерами вроде Катара, РФ, Австралии и США заключить долгосрочные контракты с китайскими компаниями, чтобы они поставляли СПГ в Европу по фиксированной цене, когда в КНР возникнет избыток. «Изюминка» в том, что Пекин и так это делает, особенно в последний год локдаунов и иных антиковидных ограничений. Но сейчас он действует по принципу «задрать цену как можно выше, ведь ЕС все равно купит», а в случае, если бы был долгосрочный контракт, стоимость могла бы оказаться не такой высокой. Да, для китайских компаний в моменте это не позволило бы получать сверхдоходы, зато в долгосрочной перспективе такие торговые отношения внесут вклад в стабильность цен на мировом рынке СПГ, в чем заинтересованы потребители и в ЕС, и в КНР.

Важно отметить роль экспорта российского СПГ, который вырос не только на европейском направлении. Объем поставок увеличился и в Китай: с января по ноябрь — примерно до 5,82 млн т. За первые 10 месяцев в процентном соотношении объемы продаж в КНР со стороны РФ выросли почти на 32% по сравнению с показателями 2021-го. Но несмотря на это с января по ноябрь доли стран АТР (19,7 млрд кубометров) и Европы (16,4 млрд кубометров) в экспорте российского СПГ практически сравнялись — 47,5% против 50%. Если бы Евросоюз зафиксировал такую долю и создал условия для увеличения российского импорта, это в определенной мере помогло бы более успешно справляться с рисками дефицита газа в Старом Свете. Тем более что инфраструктура для приема такого типа энергоносителя в отдельных странах ЕС спешно расширяется.

Безусловно, сжиженный газ из РФ будет дороже трубопроводного, но в то же время за счет логистического плеча он дешевле поставок из США. Впрочем, и для самой РФ в силу географических причин и специфики «Северного морского пути» удобнее экспортировать СПГ в европейском направлении, а не в восточном.

Во времена холодной войны Европа согласилась на конфигурацию «Железного занавеса» предложенного Лондоном и Вашингтоном, отказавшись от торговых связей с СССР, руководствуясь исключительно политическими целями. Сегодня во многом похожая ситуация.

Но есть шанс, что Старый Свет, понимая, как активно его лишают промышленных мощностей и конкурентоспособности предприятий из целого ряда отраслей, поступит несколько иначе. Одно дело отказаться от торговых связей с Москвой в 1950-е, когда Европа больше зависела от кредитов, выданных по Плану Маршалла от США, чем от связей с СССР. Совсем другое дело — прекратить торговые отношения с РФ, которая десятилетиями является важнейшим рынком сбыта товаров и услуг для ЕС, а европейская экономика уже привыкла за последние полвека развиваться за счет дешевых российских энергоносителей. Конечно, в угоду политической повестке лидеры Евросоюза могут проигнорировать этот факт. Но, по крайней мере, сама Россия, а также Китай, который имеет свою выгоду в кооперации с Москвой и Брюсселем, оставляют определенное окно возможностей, предлагая европейскому рынку энергоносителей более выгодные условия, чем США.